Русскоязычная Украина – рассадник криминалитета, алкоголизма и СПИДа

Пьянство в России Пьянство в России

Не только языковеды доказывают, что именно язык является носителем культуры, человеческих ценностей и менталитета нации. Это доказывает сама жизнь языком статистики.

В свое время, еще до Революции Достоинства, МВД опубликовало карту, где четко видно, что именно в украиноязычных регионах количество убийств, ограблений и других преступлений значительно меньше, чем на той территории Украины, где доминирует русский. Если же посмотреть на аналогичную карту за 2015 год, то с преступностью ситуация ухудшилась разве что на Львовщине, куда активнее всего едут переселенцы с Востока.

Но это еще не все. По сообщениям Министерства здравоохранения, на русскоязычном востоке нашей страны преобладает наркомания и заболеваемость ВИЧ-инфекциями.

А как отмечают в Министерстве социальной политики, на западе Украины количество детей-сирот является незначительным, тогда как на востоке этот показатель зашкаливает. Кроме того, по информации Министерства образования и науки, выпускники школ из Западной Украины, которые в основном являются украиноязычными, демонстрируют значительно более высокие успехи во внешнем независимом оценивании, чем их сверстники из Восточной Украины.

Таким образом, складывается фактологическое подтвержденное впечатление, что мы живем в двух разных Украинах: одной, где разговаривают на родном языке и где сравнительно низкий уровень преступности, и другой – русскоязычной, часть которой уже оккупирована московитами и где процветают все криминальные «прелести» «русского мира».

Почему так случилось, что те регионы, где доминирует «великий и магучий», резко отличаются от остальной Украины высоким уровнем преступности, беспробудного алкоголизма, распространением СПИДа и т. п? Что с этим делать?

Об этом WN спросил у общественного активиста Олега Сиротинського, Героя Украины Левка Лукьяненко, ученого-украинистки Ирины Фарион и политолога Александра Аронца.

Почему на Западной Украине, которая является украиноязычной, уровень преступности значительно ниже, чем на русскоязычной территории страны?

Олег Сиротинский:

Расскажу вам один пример. Когда я впервые приехал в Крым, то меня больше всего поразило то, что там много хамства на дороге. Чем дальше – тем хуже. И мне как физику стало интересно, с чем это связано. Тогда я взялся за цифры, нашел статистику по количеству убийств в Украине. Эти данные я считаю точными, поскольку такие преступления, как грабеж или что-то бытовое, можно скрыть, а убийства – нет, именно их количество показывает реальную картину безопасности страны.

Собственно, все становится понятно, если проанализировать статистику убийств в самой России. Так, в 2012 году в этой стране было 11 убийств на 100 тысяч населения. Примечательно, что тяжелые преступления были зафиксированы даже в тех регионах РФ, где проживает меньшее количество этнических русских, то есть на Кубани, в Татарстане и даже Чечне. Если же проанализировать уровень преступности в Украине, то в западных регионах – Тернопольской, Ивано-Франковской и Львовской областях – еще в 2012 году было 1-2 убийства на 100 тысяч населения. Добавлю, что похожие показатели преступности наблюдаются только в развитых и богатых странах мира. Вместе с тем в Донецке, Луганске было зафиксировано 8-9 убийств на 100 тысяч населения. При этом, подчеркиваю, большинство преступлений на территории Западной Украины совершают именно этнические русские.

Если это все проанализировать с точки зрения точных наук, становится понятно, что у нас с российским народом совсем другая психология, украинцы мыслят другими моральными категориями.

Интересно и то, что в бурные 90-е украинские бандюганы переходили на русский язык. То есть даже на уровне подсознания они прекрасно понимали, что бандит не может говорить на украинском языке. Из этого можно сделать вывод, что русский язык и бандитизм – это взаимосвязанные вещи.

Александр Аронец:

Добавлю, что высокий уровень преступности в русскоязычных регионах – это следствие экономической и идеологической оккупации этих регионов Россией. Собственно, весь бизнес, вся власть там – русскоязычная. Это следствие прихода к власти в регионах открытого криминалитета. Взять хотя бы Януковича, который в свое время отбывал наказание в тюрьмах. Или историю о становлении Ахметова, которая омыта сотнями литров крови конкурентов.

Собственно, российский криминалитет сначала захватил власть в регионах, где идеологически доминировали российские принципы жизни, далее этот же криминалитет захватил власть в Украине.

В конце концов, Кучма, Янукович и другие руководители государства, которые создали в Украине олигархическую диктатуру, – были русскоязычными. Да и сейчас власть в Украине русскоязычная в быту.

Вспомнить хотя бы конфликт Саакашвили с Аваковым, где Президент перешел на русский язык для выяснения бытового конфликта.

А потому не только преступность, но и олигархическая система власти, крупный бизнес – российский и русскоязычный.

Значит есть прямая связь между языком и криминалом?

Ирина Фарион:

Бесспорно. И большая криминогенность среди русскоязычных объясняется не коммуникативной функцией языка, а мировоззренческой. Иначе говоря, это является онтологической функцией. Ведь язык – это модель поведения, это способ мышления, это бытие. Украинцы и московиты – это этносы, которые находятся на противоположных полюсах. Если украинец по своей природе моральный, сентиментальный, чувственный, ответственный, индивидуалистический, то русский – агрессивный, высокомерный, отсюда и объяснение. Если говорить о преступности среди русских, есть исторический факт времен Гайдаматчины: когда анализировали «Коденскую книгу», в которой размещена информация о преступлениях, то среди этносов больше всего преступников было среди поляков, евреев и москалей, а меньше всего – среди украинцев. То есть, если украинец начал сходить в это болото преступлений – это происходило только под влиянием оккупации.

В конце концов, наше общество должно осознать, что существует древнейший связь между языком и моделью поведения. И высокий уровень преступности среди русскоязычных это лишний раз подтверждает.

То есть язык – это не только способ передачи информации, язык – это мировоззрение.

То есть, в русскоязычных и украиноязычных разная ментальность и, соответственно, жизненные принципы?

Олег Сиротинский:

Именно так. И сейчас меня удивляет, почему в современной Украине и до сих пор существует восхваления русского языка, это язык якобы «верхов общества». Но тогда почему ее носители – это криминалитет? Добавлю, как свидетельствует статистика ЗНО за 2016 год, лучший результат демонстрируют украиноязычные регионы нашей страны. То есть украинский язык – это язык культуры, воспитанности, науки , а русский – хамства, жестокости и насилия.

Об этом, собственно, и свидетельствует статистика.

Левко Лукьяненко:

Это все объясняется тем, что российская имперская власть, истребляя этнических украинцев голодоморами, геноцидами, зато завозила на Донбасс этнических русских. Особенно жесткий этноцид был после Второй мировой войны. Тогда украинцев сделали второсортными гражданами на своей земле. А на восстановление Донбасса присылали с России всяких пьяниц, воров. У этих людей совсем другая культура и ментальность. Для них ругательство «матом» – это обычная повседневная разговор. Даже в российской семье общаться «матом» с детьми, с родителями – это нормальное явление. И даже больше: нецензурная брань – это элемент их культуры! Потому что россияне – это азиатский народ, который не имеет ничего общего с украинством, с нашей ментальностью, мировоззрением. Ведь у нас употреблять нецензурную лексику в семье – это недопустимое явление.

И вот таких этнических русских присылали в Украину на руководящие должности, они были начальниками цехов, директорами заводов. Украинцы же «не заслуживающих политического доверия» от СССР. И этот русский народ, наглый и бесстыжий, приехав в чужую страну, решил, что можно не прислушиваться к украинцам, к нашему языку, традициям. Они сюда приехали с убеждением, что они хозяева всего, а украинцы – низшая раса, их рабы.

Таким образом менялся этнический состав Донбасса. За то, что русские наглые, они там установили «культурный фон» русского языка, ментальности. Именно поэтому сейчас мы видим, что там много преступников, воров и убийц. В конце концов, русские – это кочевой, очень высокомерный народ, который завезли на нашу территорию, чтобы русифицировать нас, уничтожить украинцев, как нацию, сделать Украину «русским миром». Западная Украина – это совсем другое, там сохранена украинский язык, а значит и ментальность там украинская. Собственно, это подтверждает и криминальная статистика.

Чем такая ситуация нам может грозить в будущем?

Александр Аронец:

Русскоязычность сама по себе представляет опасность не только в криминогенном смысле. В самых русскоязычных регионах страны уже состоялась аннексия Крыма и оккупация части Донбасса. Причем север Луганщины, который в основном является украиноязычным – не оккупирован. В русскоязычной среде быстрее прорастают идеи русского сепаратизма. В конце концов, известное изречение императрицы Екатерины II, что «русский мир заканчивается там, где заканчивается русский язык». У русскоязычных людей, которые в большинстве своем воспитывались на классиках русской литературы, всегда будет определенный пиетет если не к Путину, то к русской культуре. А это выливается сначала в смещении акцентов-мол, в Украине «гражданская война», а не война с россиянами, а потом в «дружбе братских народов». Ведь, как показывают соцопросы, в Украине до сих пор почти 50% украинских граждан считают Россию дружественной страной.

То есть русскоязычные регионы пора немедленно украинизировать?

Левко Лукьяненко:

Стоит провести своеобразную перепись населения, во время которого ставить вопрос: а человек уважает наш язык, Конституцию. Если не уважает – значит не знает, а потому его можно выселить с территории Украины.

Надо понимать, что есть старшая часть московитов, которых уже никак не исправишь: их русский мат, ругань, эта беззастенчивость, грубость уже никуда не денутся. А потому их надо просто выселить обратно в Россию. И практика обмена населением между странами в мире существует. Например, украинцев с их этнических территорий поляки переселили в Советский Союз. Я думаю, что лучше было бы выселить этих людей с украинских территорий, а в Украину вернуть тех этнических украинцев, которые считают себя гражданами своей страны и готовы здесь жить.

А тех русскоязычных, которые останутся, нужно учить украинскому языку, организовать здесь специальные школы и попробовать их украинизировать.

Ирина Фарион:

Разгул криминалитета со стороны русскоязычных происходит из-за того, что мы в своей стране позволяем им это делать. Мы же не можем себе представить, что можно быть таким отвратительным нападающим и агрессором, как россияне. Мы никогда не демонстрировали наглой модели поведения. А проблема честных людей состоит в том, что они честные, а от того и слабые. Честные люди меряют мир честными моделями.

Если бы украинцы вышли за пределы внутренних добродетелей и давали надлежащий отпор врагу, они не были бы постоянно в страхе перед агрессией, оккупацией. Украинцам пора понять, что в мире быть честным – это мало, надо быть сильным и экспансивным. То есть эти модели украинской ментальности, как высокая нравственность, доверие, честность, сейчас для нас работают на негатив и самоуничтожение. Единственный способ спастись от врага – действовать его методами.

И это не будет означать, что наша мораль станет меньше, это будет означать, что наконец-то украинцы станут сильнее. Добавлю, что на разных этапах истории украинцы демонстрировали эту силу, и вот сейчас пришло время в очередной раз ее показать. Ведь то, что среди криминальных элементов много завезенных этнических русских, украинцев не оправдывает. А наоборот – возникает вопрос, а почему мы не боролись с этим засильем, почему мы позволяем им жить на нашей земле? Почему мы их до сих пор терпим, почему мы идем с ними на сотрудничество?

Не стоит искать причины в русскоязычных, проблема в нас. Мы их не изменим, а себя можем. Как говорил Степан Бандера, «основная задача украинцев – это уничтожить Россию». Ибо построить свободную Украину без уничтожения России – невозможно. Так же, чтобы уничтожить русскоязычного криминального элемента, нужно действовать жестко, надо понимать, что гангрену не лечат водой, а чтобы спасти руку, надо отрезать зараженный палец.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*