Где наши маккейны?

Июль 2017. США. 80-летний сенатор, только придя в себя от наркоза после удаления опухоли головного мозга, плюет на предостережения врачей и мчится за тысячи километров к Капитолию — голосовать за антироссийские санкции. То же время. Украина. В 700 км от захватнического сапога РФ. 450 парламентариев собрались в отпуск на 2 месяца.

Бесспорно, поступок позорный. А еще — очень печальный. Никто теперь не скотинякае с трибуны, не приглашает коров на сессию и не швыряет петухами в коллег. Никому вынести премьера из зала, метнуть стакан в голову ОГА или благословить пинком генерала СБУ. Только «выносливые» спасают ситуацию, «простым человеческим языком» объясняя украинском: «Нет, ну это просто х *** я какая-то!».

Пожалуй, последнее утверждение метко характеризует политическую ситуацию в Украине. Чего только стоят каникулы под клетчатыми покрывальцем в Феофании при малейшей угрозы со стороны правосудия, или же высоченные каблуки в полуживых пассажирок инвалидной коляске.

Самое интересное, что у руля Украинского государства эти шоумены пришли вполне законным образом — благодаря волеизъявлению украинский. Однако, теперь те же украинцы искренне восхищаются заморским Маккейном, не будучи способными найти достойного примера среди собственных избранников.

Так когда же наконец наши сограждане начнут гордиться собственными политическими лидерами и вообще появление в Украине своих Маккейнов? Об этом говорим с директором Агентства моделирования ситуаций Виталием Балой, политобозреватель Александром Аронца, директором социологической службы «Украинский барометр» Виктором Небоженко и политологом Александром Солонько.

В нынешнем украинском политикуме есть люди, способные своими поступками сравниться с Маккейна?

Виктор Небоженко:

У нас нет моральных авторитетов. Джона Маккейна подкосил смертельный диагноз, но он пользуется наименьшей возможностью помочь Украине. Зато наши нардепы болеют только тогда, когда есть опасность ареста или лишения неприкосновенности. На самом деле их здоровью могут позавидовать даже самые долгожители Кавказа. В них нет никакой ответственности перед украинским народом, перед избирателями, перед госорганом, в котором они работают. Ни одной. Ни моральной, ни психологической, ни финансовой. Это здоровые депутаты на территории всей Европы, ведь их способность вести разгульный образ жизни, много воровать и много потреблять не имеет равных нигде. В своих декларациях они показали высокий уровень богатства среди депутатов всей Европы, поэтому ожидать от них политического поведения, подобного Маккейна — очень тяжело.

Александр Солонько:

Украинские парламентарии рассматривают мандат исключительно как убежище от уголовной ответственности и возможность лоббировать собственные бизнес-интересы. Если отменить неприкосновенность и законодательно гарантировать потерю мандата или другие санкции за недостойные поступки, то, очевидно, у нас была бы немного другая ситуация. Была бы большая дисциплинированность, лучшая мотивация, большинство депутатов знали, за что они голосуют. Нередки ситуации, когда решение протягивают вслепую. К примеру, недавно рассматривали законопроект на 1,5 тысячи страниц о внесении изменений в целый ряд кодексов. Понятно, что 90% депутатов и близко не знали, за что голосовали, только получали указания от своих фракций руководствовались другими договоренностями. Это и свидетельствует о чрезвычайно низкой культуры парламентаризма, чрезвычайно низкую политическую культуру в целом. Так о каких «маккейнивськи» поступки может идти речь?

Виталий Бала:

В свое время было высказано очень разумную формулу правильного политика — «правило трех« п »- профессиональный, порядочный, патриот. Пока украинские власти не будут наполнены такими людьми, ожидать, что ночью на них сойдет какое прозрение, и непорядочный человек мгновенно исправится, — нереально.

Александр Аронець:

Надо обратить внимание на тот факт, что в США многие сенаторы, парламентариев приходят на должности после службы в армии, участия в войнах. В частности, и Джон Маккейн прошел вьетнамскую войну, был 5 с половиной лет в плену, после чего начал политическую карьеру. Конечно же такие люди закаленные, не будут скрываться по больничным палатам, даже после тяжелых операций.

Почему тогда за 26 лет независимости у руля в Украине не пришли адекватные управленцы?

Виктор Небоженко:

Это же стандартный отбор: в Совет попадают плохие. Наши правители не боятся скандалов, они купаются в скандалах. Эти люди сделали карьеру на лжи, хищении, использовании административного ресурса и семейных связях. Для них это все естественно. Так как от них вообще можно ожидать хорошего поведения? Такого не бывает. Верховная Рада — это то, что нужно Украине и украинском. Однако способ избрания не дает нормальным людям шанса там существовать. Между статусом депутата, его реальной силой и населением не существует никакой связи. Они ездят своими дорогами и живут своей жизнью. Это две разные Украины. Абсолютно. Мы не можем на них повлиять, потому что они не способны измениться. Поступок Маккейна только подтверждает, насколько украинская власть оторвалась от народа.

Виталий Бала: Мы должны четко осознавать: отсутствие политической культуры среди политиков является следствием того, что такая политическая культура вообще отсутствует в обществе. Тех депутатов, которые нас раздражают, которые себя показывают, мягко говоря, не совсем с той стороны, что надо, и не оправдывают ожиданий, выбираем именно мы. Граждане, к сожалению, до сих пор не осознают ответственности за свой выбор. Здравому смыслу вообще невозможно объяснить, почему люди поддерживают тех же кандидатов несколько раз, видя, что они никаких улучшений не делают. Еще на прошлых выборах я публично обращался к народу: хорошо, вы думаете о стране, и подумайте уже о своих детях, о своих родителях, чтобы им было лучше. Если не хотите думать о стране в целом, то думайте хотя бы о своей семье. Выбирайте именно с этого. К сожалению, что-то не очень получается.

Александр Солонько:

Неприятно признавать, но проблема в безответственности избирателя. К сожалению, люди не хотят осознавать и признавать причинно-следственную связь между своими действиями и тем, что они порождают. Народ идет на избирательные участки, не изучив биографии кандидатов и статистику их голосования. Электорат основном руководствуется только словами и не исключает возможности продажи своих голосов. Люди голосуют недобросовестные и некомпетентно, продаются за гречку или красивую картинку, поэтому и имеем соответствующий результат.

Человек должен четко осознавать, что этот выбор как минимум на следующие 5 лет будет формировать жизни его самого и его детей. Пока тотально и массово объяснить Украинская эта связь нет возможности, потому что только власть средства для всеобъемлющего воздействия на массовое сознание, однако она никак не заинтересована в том, чтобы менять ситуацию. Да и не удивительно, ведь это автоматически будет означать ее уход, очистка, люстрации, потерю господствующего положения.

При каких обстоятельствах ситуация может измениться?

Виталий Бала:

Чтобы в Украине появились свои Маккейн, надо наличие политической элиты, которой у нас нет. Маккейн как раз является представителем понятие «политическая элита» и по форме, и по содержанию. У нас это только похоже на форму: определенные присущие политической элите признаки и средства, права и тому подобное. А по содержанию … этой элиты просто нет. К примеру, очень странно, когда спикер предлагает продолжить работу до осени, а это поддерживает только 161 депутат. Вот и весь ответ о наличии политической элиты в Украине. Пока не будет политической элиты, свои интересы поставит ниже интересов государства, интересов граждан, ее выбрали, к тому времени будем иметь то, что имеем.

Виктор Небоженко:

Для появления украинских Маккейнов необходим энергичный рост среднего и мелкого класса, буржуазии, для которых порядок и честность важнее даже за существование. Пока этого нет. Пройдут годы, может, где-то четверть века порядочность депутатов немного возрастет.

Александр Солонько:

Если достойные потенциально, то их надо выбирать и контролировать, ведь в политике существует много соблазнов, проверку которыми надо пройти. Следует делать сознательный выбор, досконально изучать, кому ты отдаешь голос, и добиваться честного подсчета. Если правящий класс не хочет из этого исходить, то вывести их должны сами украинцы. Надо максимально обновить качественный и количественный состав Парламента. Сейчас государству, находится в переходном периоде, не помешал бы цикл выборов каждые 2-3 года. Понятное дело, правители пытаются навязать, что у нас нет для этого денег. А в оффшоры выводить есть что? Или Путин нападет? 2014 проводили выборы и тогда речи об этом вообще не было. Причина одна: им это просто невыгодно.

К сожалению, за один избирательный процесс полного обновления достичь таки не удастся, потому что это большой процесс, изменение массовой ментальности, работа над характером, над общим уровнем сознания — это очень сложно, требует многих этапов и достаточного промежутка времени. Для начала надо изменить избирательное законодательство и провести реальную люстрацию. Потому то, что было осуществлено, люстрации назвать не можем. Следует наконец отсеять бывших регионалов, деятелей режима Януковича от избирательного процесса. Именно это стало бы первым этапом изменений, началом сложного комплексного процесса, который в конце обусловил бы взвешенный выбор общества.

Александр Аронець:

На мой взгляд, в Украине не все так плохо. В конце концов, многие воинов российско-украинской войны тоже сделают успешную карьеру в политике, однако для этого нужно время. Украинское общество должно «переболеть» популистами, клоунами-шоуменами, артистами и симулякрами, мы должны научиться на своих ошибках. А уже после этого у нас появится шанс на появление профессиональных, идейных и закаленных парламентариев вроде Джона Маккейна.

Можем надеяться на какие-то изменения в действующем парламенте?

Виталий Бала:

Не вижу перспектив в контексте того, что нынешний парламент способен что-то сделать. Укажу на одной простой причине: они могут говорить красивые слова, мать якобы очень нужны и хорошие законы, но отсутствие общественной организации, то есть полное недоверие к ним лично, как депутатов, и в ВРУ, как института парламентаризма, безусловно, не дает возможности проводить какие-то качественные изменения. В таких случаях страны мира делают перезагрузки власти, чтобы получить новый кредит доверия. В нашей ситуации, не думаю, что у вас, как и у меня, есть большое желание выполнять то, что они там голосуют. Потому стиль их поведения и отдыха перечеркивает любые надежды. Тем не менее, если после нынешних событий, после действующего парламента, его наработок и фарса относительно снятия неприкосновенности, граждане Украины не будут выбирать по-другому, то тут уж кто кому доктор …

Виктор Небоженко:

Есть такая украинская политическая игра, называется «Выборы». Причем у нас стараются так, чтобы на выборы не попадала альтернатива со стороны населения. Поэтому народ голосует за то, что есть. Как следствие, сейчас в Украине у власти нет моральных авторитетов. Но пусть помнят, что народ их не только выбирает, но и сбрасывает. Мы имели два Майдана. И это полностью не конец.

Александр Солонько:

В Раде идет речь о снятии неприкосновенности, Генпрокуратура вносит представление … ну и там последствия? Вот сняли неприкосновенность с Мосийчука. Он себе работает, проводит эпатажные акции, в нардепов плюет. Прикосновенный статус ему никак не мешает. Результат получим только тогда, когда преступники сядут за коррупцию. Только таким путем появится более или менее заметное ощущение неотвратимости наказания. Тогда избранники наконец не будут использовать статус и мандат для коррупции и лоббизма. Пока же, это не более, чем цирк и пиар ГПУ.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*