Украинцев умышленно делают бедными — нардеп

Что произошло между Порошенко и Саакашвили? Могут ли реформировать Украину иностранные «легионеры»? Возможен ли третий Майдан и как должны реагировать украинцы на те обстоятельства, в которых сейчас оказалась государство? Каким образом должна происходить приватизация и как правильно распорядиться рынком энергетики и земли? Ответ на эти и другие острые вопросы современности в программе «Акцент» дает бизнемен, политик, меценат, народный депутат Украины 7-го созыва от ВО «Свобода» Игорь Кривецький.

Сейчас общество активно дискутирует на тему позбавленння экс-президента Грузии, бывшего губернатора Одесской области Михаила Саакашвили украинского гражданства. Как считаете, почему Порошенко прибег к такому шагу?

И.К .: Они были друзьями, и именно Порошенко выдал Саакашвили гражданство. Что интересно — выдал не совсем законным образом. Когда появилась информация о лишении — шок, потому что все считали, что они хорошо общаются. Сначала казалось, что это была игра. Теперь хорошо понимаем, что президенты побили горшки.

Не так давно в Украину пригласили реформаторов-иностранцев, в частности грузин, которые должны реформировать Украину. Однако, все они постепенно начали избавляться должностей. Теперь дело дошло и до Саакашвили. Как считаете, почему «десанта» не удалось воплотить это «грузинское чудо» у нас в Украине?

И.К .: Реформы в Украине могут сделать только украинцы. У нас есть свой менталитет, свое видение, и только мы можем построить свою страну. Смешно, когда к этому делу берутся иностранцы. Они могут хорошо реформировать свои государства, но когда внедрять реформы здесь, то вряд ли будут руководствоваться интересами украинский, ведь имеют совсем другую цель. Если же они будут жить в Украине и чувствовать себя Украинский, тогда да, есть перспектива.

Так власть ошиблась, когда поверила, что такие «приглашение» станут панацеей?

И.К .: Они не просто ошиблись. Они показали беспомощность. Уже были готовы нанять любого, лишь бы выполнил за них их работу. Реформатором должна была стать сама власть, а не кто-то сбоку. Если же она не может, то надо менять такую ​​власть.

Достаточно делают действующие управленцы для реформирования страны? Может, мы должны дать им какой-то период, чтобы увидеть результат?

И.К .: Каждый гражданин Украины может почувствовать реформы на себе. Если жизнь улучшилась — реформы работают. Если нет — реформы плохие, значит, можем считать, что реформаторы тоже плохие.

На самом деле, жизнь в Украине хуже, многие люди ищут заработка за границей и не связывают свое будущее с Родиной. Меня как политика это разочаровывает и раздражает. Нам очень нужны хорошие, способные специалисты. Пока же они просто убегают за границу. Таких людей необходимо оставлять дома и возвращать тех, что уже уехали. В общем, реформа — это будущее, это уверенность и вера в завтрашний день. Люди должны чувствовать, что каждый день становится лучше предыдущего. К сожалению, пока украинская реформа только названием.

В Раде нет постоянной коалиции. Создается впечатление, что такая ситуация всех удовлетворяет: и Президента, и нардепов. Как считаете, почему парламент, на который возлагали немало надежд после Революции Достоинства, в конце концов не смог оправдать себя?

И.К .: Этот Парламент люди избирали на эмоциях, поэтому туда попало много непрофессиональных людей. Парламентарии — это топ-менеджеры страны, поэтому каждый из них имел заслуженно получить эту должность. Сейчас в Раде — куча людей без высшего образования, вообще нигде не работала. В 2014-м народ считал, что страну может изменить любой. Нет, страну могут изменить только профессионалы, только патриоты. Каждый должен заниматься своим делом: математик — математикой, хирург — здоровьем людей, а политики, юристы, экономисты — восстановлением страны.

В сложившейся ситуации, люди пока не готовы снова подняться на Майдан. Но как им реагировать на происходящее?

И.К .: Общество никогда не хочет выходить на улицу, потому что нам всегда мечтается, чтобы кто-то другой сделал всю работу за нас: поднял экономику, организовал революцию. Но, как показала третья революция, общество же готово, оно может меняться и менять власть, если действующая является недостойной. Как по мне, сейчас присутствует революционный положение в стране, люди в отчаянии. Но также есть страх перед тем, чтобы не уничтожить страну вообще при наличии агрессора на Востоке. Это всех и останавливает.

Ли манипулируют этим политики? Вот бы там война — то сидите и радуйтесь, что есть …

И.К .: Да, они постоянно об этом говорят, потому что выгодно прикрываться войной. Но, как мы все слышали, война должна была завершиться через две недели после избрания Президента. Прошло три года — война не закончилась. Вероятно, власть и дальше не будет заинтересована в завершении конфликта, потому что на это можно удобно списать все проблемы. Всегда можно сказать, что общее недовольство — это «рука Москвы». У нас даже не меняют сценариев, чтобы облить кого-то грязью.

Депутаты этого созыва, идя на выборы, обещали лишения неприкосновенности. Об этом шла речь совсем недавно, перед закрытием Рады на каникулы. Однако, чуда таки не произошло. Почему?

И.К .: Люди, которые пришли к власти, с первого дня вводят в заблуждение тех, кто их выбирал. Они обещали, поэтому должны это выполнить, это их обязанность. На деле же имеем только преступление перед страной, которая им доверилась.

Как народ должен на это реагировать?

И.К .: Общество должно понимать, что нельзя выбирать тех, кто их обманывает. Надо выбирать людей, которые построят страну, где будут чувствовать себя счастливыми. Хорошо, что общество начинает задумываться, анализировать, и наконец видит, кто есть кто.

Все политики считают, что у людей короткая память, и хорошо этим пользуются. Видим, что у нас уже десятки лет ничего не меняется, значит, это действительно так. У нас плохое состояние в экономике, плохое состояние в идеологии страны — оттуда и все проблемы. Считаю, что мы сами в этом виноваты. Надо научиться не прощать ложь и каждый раз выбирать новые лица. Наконец, когда найдем тех людей, которые будут выполнять сказанные слова. Сказал — сделал.

Но на этот раз люди имели возможность выбрать того, кого хотят. Постреволюционная власть — все свои. Что пошло не так?

И.К .: Люди выбирали эмоцией: нравится — голосую. Без всякого анализа. Общество было измученное проблемами, революцией, непониманием дальнейшей судьбы страны. Поэтому те лица, которые им говорят с трибуны, были приятными. Общество считало, что они что-то изменят. Но никто не задумывался, люди что-то сделали в жизни, кому-то помогли. Вот с этого должно начинаться депутатство ли человек что-то сделал для других, способна ли она это сделать, или она может отвечать за свои слова? Если человек не способен помочь себе, то как она будет помогать другим?

На фоне ситуации с действующей властью начинают говорить о том, что реванш берут политики, правивших до Революции достоинства. Вы как участник Майдана чувствуете, что этот реванш есть?

И.К .: Да, переживаю за то, чтобы реванш не состоялся, потому что власть своими действиями и нововведениями гарантирует им все возможности. На самом деле законы у нас неплохие, но их никто не выполняет. Самая большая проблема — люстрация, которую так и не осуществили. То, о чем они говорили, и провели — только слова. Стоит взглянуть на состав Совета: там куча регионалов, которые не имели права хотя бы в течение 5 лет руководить государством. Но они почему-то есть. Люди должны отвечать за коллектив, в котором они находились, в определенной степени за поступки, которые делали их партнеры, для того, чтобы завтра относиться к делам серьезнее. К сожалению, никто за это не отвечает. Разве патриоты, которые погибли во время революции, на войне, их семьи, которые на своих плечах захотели провести Украины в Европу. Эти страдают. А власть вместо боится патриотов и придумывает, как их уничтожить. Однажды общество лишилось людей, которые уничтожали его страну, поэтому нынешние управленцы делать все для того, чтобы такой ситуации не было с ним. Им некуда бежать. Предыдущий забрался в России, а этот … не знаю.

Видимо, они все будут делать для того, чтобы «законсервировать» власть в своих руках?

И.К .: Это невозможно. Если не объединить общество, не консолидировать правила, не стать честным, никак нельзя «законсервировать» власть. Тем более в Украине — среди свободолюбивых людей. Мы уже столько раз меняли лживую власть, поэтому это лишь их мечты, которые никогда не воплотятся в жизнь.

Недавно появилось решение правительства о приватизации примерно 700 госпредприятий. Ко многим из них возникают неоднозначные вопросы. А каково ваше отношение к приватизации в экономике в целом?

И.К .: Приватизация, конечно, должна быть. Но здесь нужно учитывать стратегические и нестратегические предприятия: передавать в частную собственность первые в коем случае нельзя. Также есть прибыльные и неприбыльные. Понятно, что во времена падения экономического состояния нельзя отдавать выгодные предприятия в чьи-то руки. Действительно, есть неприбыльные структуры, которые необходимо выставлять на приватизацию, но только с четкими правилами реанимации: срок обновления, сколько рабочих мест там создадут, сколько средств вложат, что там дальше будет происходить. Если приватизировать, а потом просто резать на металлолом — это будет откровенное уничтожение страны.

Пугает тотальность — аж 700 предприятий …

И.К .: Есть много предприятий, которые упали глаз нашей власти, то она и планирует внедрить приватизацию под себя. Но есть и такие, которые лежат мертвым грузом и требуют приватизации. По программе «Свободы» и по моему собственному мнению, стратегические предприятия не могут быть приватизированы. Если мы обладаем стратегическими предприятиями — мы независимы. Это и ценообразования на коммунальные услуги, на энергетику вообще, и в принципе создания модели энергетической развития государства. Мы не можем строить страну, пока энергетический рынок будет зависимым исключительно от бизнесменов, а государство не будет иметь никакого влияния.

То есть, если граждане слышат из телевизоров, должны отдать что-то в частные руки, то их это должно настораживать?

И.К .: Конечно. Они должны спрашивать: что? почему? каким образом? ли оно? Можно легко закрыть прибыльное предприятие и сказать, что оно не работает, тем самым занизить его стоимость для приватизации.

Многие обсуждений сейчас идет вокруг открытия рынка земли. Есть аргументы «за» и «против». Позиция «Свободы» в этом вопросе категорична. Почему нельзя позволять продавать землю сельскохозяйственного назначения в Украине? Какие опасности это будет иметь для украинского и государства?

И.К .: Мы не говорим, что вообще нельзя продавать. Сегодня земли с / х назначения паи между гражданами Украины. Язык идет о том, что когда человек не способен обрабатывать землю, то должна отдать ее в государственный банк. Государство должно само скупать эти паи. Есть вариант, что завтра, при правильном ценообразовании, украинец сможет продать эту землю другому украинском, который точно знать, что с ней делать. Мы понимаем, что не все любят работать на земле. Кто-то должен ее много и не любит, а кто-то — наоборот. Есть лица, которые получили огромные наделы, но вообще тем не занимаются. По какому принципу раздавали эти наделы — трудно сказать. Поэтому мы хотим, чтобы люди имели возможность продать свою землю за настоящую цену. А это станет возможным только тогда, когда народ не будет бедным и не будет необходимости быстро что-то продавать. Отверженные отдают за бесценок. А когда сегодня, в экономический кризис, людей заставляют так избавляться земли, это — грабеж. Сначала людей делают бедными, а потом хотят купить у них все очень дешево.

Российско-украинская война также оказывает существенное влияние. Люди постоянно боятся, что она может прийти ближе. Многие говорили о Минский процесс, но он не действует. США накладывают санкции, Европа к ним присоединяется. То есть украинские вопросы решают без участия Украины. У Вас такое ощущение?

И.К .: Стопроцентное ощущение, что нас ведут в рабство.

Что с этим делать?

И.К .: Мы сможем выжить только тогда, когда к власти придут настоящие украинские патриоты, люди, которые любят свою страну, достойные. Другого пути у нас нет. Украинский нужно начинать анализировать. Не продавать свое видение и будущее своих детей, а делать все возможное, чтобы завтрашний день был для нас светлым. Только мы, украинцы, можем построить сильную страну. Никто нам не поможет: ни Америка, ни Россия, ни Европа. Они заинтересованы в том, чтобы управлять нами и использовать нас для своей цели. Они отобрали у нас ядерное оружие и развалили страну — теперь мы без Крыма и без Донбасса. Они должны отвечать за это, однако никто и не вспоминает. Мы не можем их просить. Мы должны спросить, почему они так поступили с нами, и подчеркнуть, что они должны помочь нам вернуть те территории. Иначе, пусть отдадут ядерное оружие, а мы сами решим, как ею пользоваться и как возвращать свои территории.

То есть власть делает недостаточно в этом плане?

И.К .: А что она вообще делает? Просит помощи? А в чем? Вы видели, чтобы кто-то кому-то помогал? Чтобы кто-то спас страну, которая просилась, но при этом не пыталась изнутри строить сильную мощную державу? Как сосед может помочь, если вы сами не можете помочь? Как он может навести порядок в вашем доме? Каждый хочет видеть равного, а пока мы такими не стали, пока они не считают нас достойными, до ничего не сделают. Они только применять нас в своих геополитических интересах. И в том они правы. Но мы хотим другой жизни, хотим решать свою судьбу. А это станет возможным только тогда, когда не спрашивать никого, как нам дальше жить. Сначала мы должны осознать, каким хотим видеть жизнь, а потом взяться за его строительство. Мы — христиане, у нас сохранены ценности, в общем сохранена государство. Поэтому, считаю, что надо достойных лидеров, которые, несмотря ни на что, не дожидаясь никого, не спрашивая ничьего мнения, строить свою страну.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*