Работа за рубежом: Польша уверенно забирает то, о чем Украина мечтала последние 26 лет

Польша

Глава Евросовета Дональд Туск заявляет, что Польша сознательно отказывается от ЕС, внедряя скандальную судебную реформу. Еврокомиссия судится против Польши, призывая прекратить преступное уничтожение Беловежской Пущи.

ЕС угрожает санкциями за отказ в приеме беженцев. Соседи сыплют нотами протеста из-за шовинистических выпадов в свою сторону. А поляки снова и снова чихают на всех и, как представляется, продолжают нагло протаптывать дорогу в направлении прочь от Европы. При этом, Польша — самое приемлемое место для украинцев, дабы найти работу за пределами страны. Как известно, работа за рубежом среди украинцев становится все популярнее. К примеру, сайт лидер своего сегмента трудоустройства за рубежом Work Garant по трафику уже обгоняет многие ведущие новостные ресурсы страны. Итак, почему украинцы едут работать в Польшу, в чем секрет успеха этой страны?

Диктаторская судебная реформа

Немало шума не только в Польше, но и среди многих стран-партнеров, вызвала реформа судоустройства.

Сначала, 20 июля 2017 100000 поляков поднялись на протест после принятия Сеймом противоречивого закона о Верховном суде. Больше всего демонстрантов собралось в Варшаве — примерно 50000. Также протесты охватили Познань, Вроцлав, Лодзь, Краков, Щецин и десятки других городов страны. Там народ требовал отказа от нововведений, согласно которым контроль над судебной ветвью власти получит правая партия «ПиС», члены которой уже загребли себе исполнительную (премьер — Шидло, президент — Дуда) и законодательную (большинство в парламенте) ветви. Таким образом, «ПиС» установит полную диктатуру в стране.

Уже через несколько дней в защиту демократии и верховенства закона в польском государстве поднялись еще и 8 европейских городов: Берлин, Брюссель, Париж, Рим, Вена, Мюнхен, Гамбург и Франкфурт-на-Майне. В Еврокомиссии также сразу заявили, что в случае принятия соответствующей реформы на Польшу наложат санкции.

«В случае применения их в нынешнем виде, эти законы нанесут весьма негативное влияние на независимость судебной власти и усилят системные угрозы верховенству права в Польше», — сказал заместитель главы ЕК Франс Тиммерманс.

29 июля Еврокомиссия открыла дело против Польши и дала Варшаве месяц на ответ.

Среагировал на противоречивую реформу и Госдепартамент США, заявив, что «польское правительство продолжает внедрять законодательство, которое может подорвать независимость судов и ослабить верховенство права в Польше».

К тому же, Министр юстиции Германии Хейко Маас заявил, что демократия является основой ЕС, а «тех, кто демонстрирует мало уважения к верховенству права, ждет политическая изоляция».

Пока Президент РП Дуда ветировал два из трех скандальных законов, обещав вскоре разработать более взвешенные проекты, парламент ушел в отпуск до сентября.

Разрушение реликтовых лесов Беловежской пущи

В начале лета прошлого года Еврокомиссия открыла производство против Польши из-за вырубки первобытных лесов в Беловежской пуще, которая внесена в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Тогда поляки не торопились выполнять указания европейского и оправдывались, якобы вырубка реликтовых деревьев необходима, ведь это будет способствовать сохранению окружающей среды.

В конце апреля 2017 года Европейская комиссия снова громко отметила недопустимость разрушения древнего лесного массива равнинной Европы и передала Польше «последнее предупреждение», подчеркнув, что вырубка деревьев в Пуще является нарушением законодательства ЕС. Зато поляки снова нашли объяснение: уничтожение деревьев, по словам правительства РП, — то спасение от нашествия жуков-короедов.

Наконец, Еврокомиссия обратилась в суд, а тот приказал прекратить вырубку до вынесения окончательного решения. Интересно, что поляки плюнули и на этот раз, а министр окружающей среды Ян Шишко заявил: Польша вырубать лес в Беловежской пуще несмотря на всякие запреты ЕС.

Отказ в приеме беженцев

Осенью 2015 года действующий тогда правительство «Гражданской платформы» и Польской крестьянской партии обязался принять 7000 беженцев из юга. Однако, после победы на парламентских выборах «Права и Справедливости» Польша отказалась от выполнения курса предшественников, мотивируя это вопросами безопасности.

Как следствие, Еврокомиссия предупредила Польшу, что предпримет карательные меры за нарушения норм ЕС, если страна не начнет принимать у себя беженцев. Вместе с тем заместитель министра иностранных дел Конрад Шиманский заявил, что РП готова только помогать мигрантам на местах, но не более:

«Здесь мы не видим возможности для компромисса. И мы не согласимся на то, чтобы наднациональные органы, в том числе ЕС, решали, как должен выглядеть польская политика в отношении беженцев ».

По мнению Шиманского, ЕС не способен наложить серьезные санкции на Польшу, а если какие-то финансовые ограничения и внедрят, то они не будут иметь существенного влияния.

Великопольский шовинизм

Нельзя не упомянуть в этом контексте и о геополитике, в частности вопрос «восточных областей», которое с приходом «ПиС» к рулю Польского государства вышло на гораздо более серьезный уровень. Действующая правая партия сейчас открыто демонстрирует аппетит к территориям Западной Украины, Западной Белоруссии и Литвы, которые несколько веков назад принадлежали Речи Посполитой.

В основном шовинистические выпады в свою сторону терпит Украины, а западный сосед раз за разом клеймит национальных преступниками и замечает все больше польскости в городе Льва, которое уже даже донбасские террористы воспринимают прежде логово «националистической хунты». Сегодня поляки не стесняются на государственном уровне способствовать разрушению памятников погибшим украинским защитникам и в то же время требуют всего чествования в Украине своих героев, которые, как известно, отобрали жизни тысяч украинских семей.

Если же заявления вроде «с Бандерой в Европу не пустим» уже давно никого не удивляют, то последние польские шаги в этом направлении откровенно настораживают. В следующем году к столетию независимости западные соседи планируют выпустить паспорт в новом дизайне. На его страницах среди других изображений будет львовский Мемориал орлят, где похоронены участники боев против ЗУНР, и изображение вильнюсских Святых ворот (Ворота Рассвета или Остра брама). Понятно, что в отношении к болезненно толерантного украинского МИД поляки надеялись, что как умолчим — это самые стандартно извинимся. Но чем они руководствовались, претендуя на евросоюзную Литву, которая, опять же понятно, выступит с решительным протестом? Интересно, что после громкого обсуждения ситуации с паспортами, в польских СМИ появилась информация еще и о запланировано открытие в Люблине Музея восточных земель бывшей Речи Посполитой — тех самых «восточных областей». «ПиС» во главе со своим руководителем Ярославом Качиньским сразу поддержали такую ​​инициативу.

Так что на самом деле происходит в нынешних отношениях Польши и Европейского Союза, чем могут завершиться санкционные угрозы европейского сообщества и какие последствия это будет иметь для Украины, выясняем в разговоре с экспертом по вопросам внешней политики и политики безопасности, заместителем председателя правления БО «Институт стратегических черноморских исследований »Александром Харой и политичнийм аналитиком Института Евро-Атлантического сотрудничества, экспертом по вопросам внешней и внутренней политики Украины Владимир Горбач.

Почему Польша так резко начала конфликтовать с Евросоюзом?

Александр Хара:

Во всей Европе после кризиса 2008 года усилились центробежные тенденции, активизировалось усиления внутреннего контроля стран над своими границами и своей политикой. Вот и поляки пытаются это сделать. Конечно, это не нравится Берлин и Париж, ведь это разрушает ЕС, который был до сих пор и который они себе планируют строить.

В общем, Польша — не единственная страна, которая довольна победой Трампа. Например, в отношения к мигрантам, полякам очень нравится жесткая политика нового американского главы, который пытается помешать попаданию в страну беженцев из Мексики и Ближнего Востока. Так же поляки недовольны политикой Меркель, открывает двери для иностранцев. Плюс энергетическая безопасность: полякам опять же нравится подход США. Они уже построили терминалы и купили у американцев газ, покупают оружие. Зато старая Европа плывет в другую сторону. Поэтому, эти националистические идеи, которые теперь пропагандирует действующая польские власти, больше созвучны с Америкой.

Поляки видят, что немцы берут лидерство, а это им не нравится. Поэтому они пытаются различными способами противостоять этому и ищут искусственные образования, как, например, Интермариум. Это фактически попытка сделать из себя центр влияния в противовес Берлину. Эти конфликты еще не вышли на какую-то финальную прямую … Удастся ли им это сделать? Вряд ли. Но они постараются.

Владимир Горбач:

То, что сегодня происходит в отношениях Польши и ЕС — это перенос на более высокий уровень польской межпартийной политической борьбы (между правящей «Право и справедливость» и «Гражданской платформой», которая была ее предшественницей). Это действительно очень плохо для Польши, плохо выглядит в целом в ЕС — как незрелая и невыдержанная политика. Тем не менее, это главный мотив, который направляет линию поведения «ПиС».

Также мы четко видим попытку сбалансировать влияния Брюсселя за счет Соединенных Штатов. Польские власти пытается провести линию на сотрудничество с США и таким образом получить поддержку. Плюс энергетическая составляющая — надежды на поставки американского сжиженного газа.

Качиньский показывает свою проамериканскую линию политики в противовес Брюссель и Туска, пытаясь подтвердить, что может быть не столь зависимым от ЕС, как они об этом думают.

Возможен их выход из Европейского союза по опыту Великобритании?

Александр Хара:

Вряд ли. Для поляков ЕС — очень выгодное дело, хотя им и не нравятся отдельные вопросы. ЕС возник, чтобы избежать Третьей мировой, которая должна ужасные последствия. Но сейчас Европа об этом забыла. Они даже не представляют себе возможности возникновения войны внутри ЕС. Ранее никто не представлял возможности агрессии РФ, зато есть конфликт в Грузии и Украине. Поэтому Польша и Балтийские страны опасаются. То есть безопасность гарантирует содержание в купе.

Поляки имеют хороший аргумент: вот посмотрите, у нас более миллиона украинский прибыло, то почему вы считаете, что мы должны дополнительно принимать беженцев из Ближнего Востока. Конечно, для поляков это утомительно, но Европа не хочет слушать никаких аргументов. Соглашусь, что они лукавят, ведь как можно сравнивать украинский, которые уже являются европейцами, без всякой языковой проблемы и с достаточно похожим экономическим положением, к мусульманам, крайне бедными?

ЕС сейчас в кризисе, и это, в первую очередь, философская кризис: что такое ЕС? Что такое европейцы? Второй момент — политический кризис. Это должно быть сверхдержава? Хотя этого не хочет большинство стран, в том числе ФРГ и Франция. Или это будет Европа разных скоростей? … Пока они не определятся в философском смысле, тогда в политическом, тогда начнут экономику подтягивать — до тех пор кризис будет даваться в знаки в отношениях с периферией, в частности с Польшей и балтийскими странами, которые выдвигают не только экономические проблемы , но и опасность со стороны РФ. А Европа реагирует на это очень и очень неадекватно, особенно на Черное море. Если Балтийские страны благодаря США усилены, то Черноморские — незащищенные, и море стало фактически русским. Вот и пробелы ЕС и НАТО в этом направлении.

Владимир Горбач:

В общем современный польское правительство пытается проводить линию, которая была бы демонстративно независимой от руководства ЕС (Брюссель) и в этом плане хочет быть похожей на линию поведения Дональда Трампа. О выходе Польши с ЕС речь пока не идет, это скорее фрондерство внутри структуры.

Насколько реально внедрение антипольских санкций со стороны европейских партнеров?

Александр Хара:

Брюссель диктует странам не больше, чем это позволяет ему Европарламент. Конечно, давление будет продолжаться. Вряд ли «ПиС» изменится, ведь это такая ее особенность. Это не первый и не последний конфликт, ведь есть множество факторов экономических и политических, которые отличают интересы Польши и Берлина. Должны понимать, что сейчас ЕС — это в первую очередь Меркель, тогда Олланд (хотя страна достаточно ослабла, но имеет большую экономику). Несмотря на то, насколько отличаются интересы Польши и Германии, можем говорить, что конфликт не будет исчерпан в ближайшее время.

А как насчет противостояния Качиньский / Туск? Можем считать нынешнюю ситуацию проявлением борьбы именно между лидерами ведущих политсил?

Александр Хара:

Нам всегда кажется, что Польша очень консолидирована. На самом деле противоречия были, есть и будут. Есть люди, которые смотрят на ЕС, как во благо. А есть такие, как Качиньский, которого можно сравнить с Трампом, потому использует те же лозунги и те же идеи. Но эти идеи центробежные, а не центробежные. Конечно, конфликты будут оставаться, потому что власть пришла демократично, но хочет изменить систему таким образом, чтобы укорениться там надолго. Правящая партия пытается подобрать под себя как можно больше рычагов влияния, не оставив шансов соперникам, в частности «Гражданской платформе». Благо, под давлением общественности, под давлением Европы удалось избежать хотя бы судебной реформы — пока подписан только один закон.

Владимир Горбач:

Между Ярославом Качиньским и Дональдом Туском действительно происходит главное противостояние. Здесь завязан большой и тугой политический узел: гибель Леха Качиньского и линия поведения тогдашнего польского правительства во главе с Туском по расследованию этой катастрофы. «ПиС» берет себе целью продемонстрировать несогласие с политикой Брюсселя, свою независимость и неуправляемость именно потому, что там есть Туск.

Каким образом эти польско-европейские «разборки» могут отразиться на Украине? Неужели потеряем своего «адвоката» в Евросоюзе?

Александр Хара:

С одной стороны, поляки понимают, что независимая Украина — это гарантия их безопасности, поэтому они нас и поддерживают. С другой стороны, они скептически относятся к этой нашей власти, медленными темпами интегрируется в европейские, евроатлантические союзы, которая, прежде всего, борется с коррупцией и воюет с РФ совсем не так, как этого требует ситуация. По крайней мере, поляки точно сделали бы по-другому. Плюс все националисты смотрят в прошлое, поэтому эту тематику Бандеры-Шухевича, дразнящие страницы общей истории … они используют, чтобы сделать нас менее партнером. А проблема асимметрии остается, потому что в Польше есть четкое видение своего прошлого, они знают хорошо, кто для них герой, а кто враг. К сожалению, в Украине этого нет, потому что никто этим до сих пор не занимался на государственном уровне. Полякам же выгодно — они используют историю, как рычаг давления на нас. Намекают якобы что должны слушаться их, иначе — потеряем поддержку.

Владимир Горбач:

Так, в свое время Польша позиционировала себя в роли украинского адвоката. Но то время давно прошло. В нынешних условиях Польша не может быть защитником Украины. Во-первых, у нее самой плохие отношения с руководством ЕС, то как она будет защищать? Во-вторых, Украина давно сама себе адвокат, особенно после того, как началась война. У нас происходят прямые контакты с иностранными лидерами, поэтому здесь посредник вообще не нужен.

Могут ли эти откровенно антиукраинские заявления перерасти в нечто более серьезное?

Александр Хара:

Это уже серьезно. Эта асимметрия между Украиной и Польшей заключается в том, что их общество и их элита имеет четкое видение истории, по крайней мере, оно не настолько отличается от края до края, как у нас. У нас наоборот. На Западе есть определенные города, которые были под Польшей и подверглись репрессиям, то и отличаются сознанием от остальной Украины. К тому же, у нас нет политсилы, которая на этих антипольских сентиментах пришла к власти. А у них такие силы есть. И даже властный «ПиС» использует историю, как элемент борьбы против нас. В Украине нет ни одного депутата, который пришел в парламент на антипольских сентиментах. Нет. И быть не может. Это и проблема. Они пытаются навязать нам свое видение, ведь чувствуют свою силу, чувствуют себя центром Центрально-Восточной Европы. Они такими историческими вещами выполняют то, о чем мечтала Украины последние 26 лет — быть региональным лидером.

Конечно, это очень плохо. С одной стороны, мы должны реагировать очень осторожно, потому что Польша может стать для нас же хорошим партнером, а с другой — мы не можем позволить, чтобы они диктовали нам, что писать в исторических учебниках или как называть улицы. Важный аргумент, что Бандера и Шухевич, которыми постоянно спекулируют поляки, для нас имеют совсем другую окраску. Украинские прежде всего они являются символом борьбы против Москвы, российского империализма, а не тех, кто каким-то образом боролся с поляками. Это надо наконец объяснить полякам, что это не какой антипольский сентимент.

Владимир Горбач:

Я считаю, что нынешнему польскому руководству еще больше на наплевать на интересы своих соседей, чем реакции Брюсселя по их реформ. В «ПиСи» является одна из внутренних фракций — так называемые кресовяки, движение потомков переселенцев из нынешней Западной Украины и Белоруссии. Вот они составляют некую организованную меньшинство, может добиваться своих политических целей. Первым серьезным фактором была резолюция Сейма по Волынской резне. Это было первое и самое главное явление, которое нанесло тенденции к развитию. Старт политике в отношении восточных земель они дали еще в прошлом году при голосовании за резолюцию по «Волынской резни», а образ поляков-жертв сделали серьезной частью польского национального мифа, канона. Я более чем уверен, что они совершенно не думали о нашей реакцию, когда предлагали разместить изображение из Львова на своих паспортах. Это очень удачно вписывается в их представление о историческую Польшу.

Насколько далеко зайдет Варшава в борьбе с Брюсселем?

Владимир Горбач:

Главная политическая сцена для «ПиС» — внутрипольской, они борются с «Платформой». Их цель — сохранить свою власть на следующих выборах и уничтожить основного политического оппонента — «Гражданскую платформу» и ее настоящего политического лидера — Дональда Туска.

Александр Хара:

Польша будет несколько ослаблена Брекситом, потому что у многих вопросах консолидировала с британцами свои позиции. Конечно, Польша, которая не является ни политическим центром, ни особой экономической силой ЕС, проигрывать такие определенные вещи Германии, которая является мозговым центром. Все, что говорим о Европе — это Меркель. Вопрос в том, насколько они смогут объединить вокруг себя другие страны, и которая здесь роль будет для Украины. Если нас возьмут в Триморья на правах какого-то приложения, то вряд ли нам это будет интересно. Если что-то другое — увидим. Вопрос, будет оставаться Польша опорой для США … Если так, а те слова, которые говорил Трамп, будут реальной поддержкой, то Польша сможет реально занять сильные позиции.

Сейчас живем в такой ситуации, когда какая-то небольшая событие может существенно перестроить систему, направить ее в непредсказуем сторону. Может произойти что-то такое, что кардинально все изменит. К примеру, если бы РФ не сбила боинг над Украиной — никаких болезненных санкций не было бы вообще, не было бы того отношения к России. Может, какая-то кардинальная ситуация произойдет и с Польшей.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*