Чем и кому заплатила Гриневич?

«Седьмая статья могла быть использована для того, чтобы этот закон не был принят, — говорит министр о своей выстраданной реформе. — Что для нас означало бы промедление с принятием этого закона? Есть такое понятие как «упущенная выгода». Так вот в случае реформы образования «упущенная выгода» — очень высока». Громкие аплодисменты, Лилия Михайловна. Вы же взяли и сделали. И теперь страна заплатит за это еще дороже.

Рассказывая львовским педагогам о безумных перспективах украинского образования, которое с легкой руки самой госпожи Гриневич уверенно лезет в неизвестно какую сторону, министр заявила: полная и мгновенная украинизация образования — не сейчас. Это, по мнению чиновника, принесет Украине только вред и катализирует развитие вражеских анклавов:

«Мне часто говорят, что надо ввести весь учебный процесс в Украине сразу с первого класса исключительно на украинском языке для всех нацменьшинств. А те, кто захочет учиться на негосударственном языке — пусть идут в частные школы. Да что же это ?! И мы так сделаем частные российские анклавы и дадим им причины развивать это».

Сколько анклавов имеем сейчас?

Интересно, а осознает ли госпожа министр, какие «анклавы» уже родила Украина и как к этому приложились проффесоры-попередникы, проводя такие же, как и у нее, антиукраинские реформы?

По результатам ВНО-2017, 10% выпускников средних общеобразовательных школ Украины не набрали во время тестирования по украинскому языку и литературе даже минимального количества баллов. Еще 45% сдали экзамен очень плохо (100-140 баллов), 19% на среднем уровне (140-160 баллов) и 16% — выше среднего (160-180 баллов). Как видим, хорошо владеет государственным языком только каждый десятый выпускник.

Что интересно, наименьшее количество выпускников (в процентном соотношении), которые не смогли преодолеть проходной барьер, зафиксировано именно на территории, что по убеждению госпожи Гриневич, претендует на распространение «враждебных анклавов» — в Луганской, Донецкой, Сумской, Полтавской и Харьковской областях. Зато на западных Франковской, Ровенской и Волынской результат хуже втрое! На Закарпатье и Буковине ситуация вообще катастрофическая: 32% и 26% выпускников соответственно не смогли набрать минимального балла, а еще около половины учеников с обеих областей сдали экзамен очень плохо — до 140 баллов. Все рекорды по незнанию государственного языка побил Береговский район Закарпатья: 63% участников тестирования не преодолели порог, а еще 26% набрали до 120 баллов.

Несмотря на то, с историей Украины ситуация еще печальнее. 17% выпускников средних школ не преодолели минимального барьера, 50% сдали экзамен очень плохо (100-140 баллов) и еще 17% — на среднем уровне. Хоть что-то понимают в прошлом собственного государства едва 15% выпускников.

Понятное дело, что при таких результатов адекватные педагоги мгновенно возьмутся за исправление ситуации и внедрят усиленное изучение упомянутых предметов.

Что же взамен делают в Украине?

Осенью 2014-го, когда у нас уже отобрали Крым и захватили кусок Донбасса, когда Украина должна была взяться за противостояния вражеской пропаганде со всех сторон, когда едва ли не все жители Буковины и Закарпатья получили румынские и венгерские паспорта, постмайданный министр образования и науки Сергей Квит отменяет обязательность изучения украинского языка и истории Украины в вузах. Теперь же его преемник г-жа Лилия Гриневич предлагает пойти еще дальше и отобрать у украинцев возможность изучения языка и истории собственного государства уже в школе. С 2018 года Минобразования планирует изменить подходы к формированию перечня предметов в 10-11 классах, а конкретнее — разгрузить учеников, слив «лишние» предметы вместе. По этой странной схеме Лиля Михайловна предлагает соединить украинскую литературу с зарубежной, историю Украины по всемирной историей, а взамен внедрить отдельные предметы язык и литературу национального меньшинства.

Наконец, наши недореформаторы протягивают новый закон «Об образовании», которым снова отбрасывают на задний план интересы титульной нации. Зато нацменьшинствам гарантируют легальное игнорирование государственного языка и организуют одновременное обучение и изучение их языка за государственный счет!

Создается впечатление, что украинское Минобразования просто забыло, какой стране оно принадлежит, или же это подслеповатая украинская нация не замечает, которого роскошного уровня достигла в своем развитии.

Но соседям все равно не угодили

То ли не разобравшись в законе, то ли по какой другой придурковатой причине, страны-соседки моментально засыпали нас нотами протеста. Румыния и Польша выразили громкое недовольство, а Венгрия вообще прозвала реформу «ножом в спину», обещав в дальнейшем не поддерживать ни одной украинской инициативы на международной арене. Не забыл сказать свое «фе» по поводу «несправедливости из Киева» и пророссийский глава Молдовы Игорь Додон, а Болгария с Грецией пожаловались на нас в ОБСЕ. Начали беситься даже у Путина, увидев в новом законе «насильственное установление моноэтнического языкового режима». Если бы оно действительно было так …

В ответ на эти заявления украинская дипломатия лихорадочно приступила к оправданиям и обещаниям наилучшего положения нацменьшинств в Украине, а возглавила «проповедников» госпожа Гриневич.

«Накануне у меня была очень сложная встреча в МИД с послами разных стран Европейского Союза, — заявила Министр львовским педагогам. — Она действительно начиналась с высоких тонов, но я показала им основательную презентацию и объяснила, что этим законом мы отнюдь не нарушаем наших международных обязательств. Также я отметила: если посмотрим на удовлетворение потребностей украинцев в странах, где они являются национальными меньшинствами, то мы сейчас предлагаем абсолютно зеркальную ситуацию».

Пожалуй, перекособочилось зеркало у Лили Михайловны, потому что нет у нас с соседями ни малейшего соответствия в языковом вопросе. Подтверждают это и в украинском посольствах соседних государств.

К примеру, в посольстве Украины в Венгрии рассказали, что страна, которая громче всех вопит о несправедливости, на 5000 украинский не имеет НИ одной школы с украинским языком обучения. Там есть всего-навсего 2 воскресные школы с несколькими уроками украинского и 1 средняя и три университета, где украинский изучают как иностранный. Зато в Украине для 150 000 венгров есть более 150 венгерских школ, то есть минимум по школе на каждую тысячу!

В Румынии на 52 000 этнических украинцев (а по альтернативным подсчетам — на все 200 000) действует единственное учебное заведение с украинским языком преподавания — украинский лицей им. Т. Г. Шевченко в г.. Сигету Мармацией. В отдельных румынских школах в регионах компактного проживания украинский, украинский язык и литература преподается как предмет. При этом в Украине на 150 000 румын румынских школ должны под две сотни!

В России, где проживает от 2 до 10000000 украинский, до недавнего времени существовала одна-единственная украинская библиотека, но и ту убрали. У нас же до сих пор действует около шести сотен школ, где культивируют язык агрессора.

В Польше на 49 000 украинцев действует 5 комплексов школ, где украинский язык преподают как предмет, или же проводят преподавания нескольких предметов на украинском (максимум 5:00 в неделю). Также есть субботние школы, где украинскому обучают за родительский счет. В Словакии на 7500 украинцев Украинский язык изучается в одной школе и нескольких садиках как предмет несколько часов в неделю.

Почти на полмиллиона украинцев в Молдове действует около пяти десятков школ, где украинский язык изучается как предмет несколько часов в неделю. В Беларуси на 160 000 украинцев об Украинском языке речи нет вообще.

Что интересно, Лилия Михайловна Гриневич хорошо знает, как разрешить ситуацию, добраться до зеркальности и наконец украинизировать Украину:

«Нам надо сделать красивые коммунальные школы, с капитальными ремонтами и всеми необходимыми условиями, и тогда дети пойдут именно туда. Сейчас за счет финансовой децентрализации огромные средства поступают в местные бюджеты. Благодаря этому мы делаем на Востоке украиноязычные опорные школы. И что для нас интересно, в Украине родители все больше начинают заблаговременно учить детей украинскому языку, чтобы привести ребенка в такую ​​хорошую школу».

Знает, но и дальше продолжает вдалбливать стране, украинизации — не время, потому что породит «страшнючие анклавы». Логика здесь играет в прятки.

А как правильно?

Посмеем ответить: по-украински!

Ежегодно безумное количество людей, в том числе образованной молодежи, убегает за границу в поисках перспективы. Украина же вместо того, чтобы строить себе светлое будущее, берется за воспитание кадров для соседних государств, а прежде всего — агрессора. Мы, пожалуй, единственное в мире государство, которое отвергает интересы титульной нации, принимая приоритетом развитие меньшинств государственные средства. Мы, пожалуй, единственное в мире государство, которое защищает границу от врага, готовя ему помощь у себя в тылу.

«Больше всего угнетают того, кто меньше требует», — отмечал Дмитрий Донцов. А нам теперь не много гнета? Почему бы не воплотить в жизнь то, чего так боится путинская федерация? Почему бы, наконец, не заставить ее взбеситься?

Leave a comment

Your email address will not be published.


*