Проблемы реализации новой Энергетической стратегии Украины

Министерством энергетики и угольной промышленности Украины представлена обновленная Энергетическая стратегия Украины до 2030 г. Документ вызвал многочисленные отклики экспертов и других представителей общественности с учетом нынешней сложной ситуации в энергообеспечении страны. Многие его положения стали предметом активных обсуждений и критики специалистов.

Новая стратегия подготовлена совместно Центром им. Разумкова и Институтом стратегических исследований Национальной академии наук Украины. Ее реализация позволит значительно нарастить регулирующие мощности отечественного энергокомплекса. Об этом проинформировал «Українські Новини» заместитель технического директора «Укргидропроекта», доктор технических наук Юрий Ландау. Они возрастут с нынешних 8% до 12%. В то же время стране необходимо порядка 18-20%.

Стратегией, в том числе предусматривается окончание до 2020 г возведения Ташлыкской ГАЭС и продолжение строительства Днестровской. В ближайшие пять лет должно произойти становление электроэнергетики, следует заложить основы ее последующего развития. Запуск Ташлыкской ГАЭС – это дополнительные 600 МВт, введение в эксплуатацию третьего гидроагрегата Днестровской ГАЭС и первого Каневской ГАЭС даст еще 574 МВт и 681 МВт.

По мнению Ю.Ландау, в это же время следовало бы приступить к строительству Закарпатской ГАЭС, которая будет иметь мощность 1300 МВт. Расположение на западной границе страны обусловит ее значимость для интеграции украинской и европейской энергосистем.

Цель стратегии – обеспечение в обозримом будущем нужд страны в электроэнергии, главным образом, за счет ее генерации собственными энергопредприятиями, а также доведение до минимальных объемов импортных поставок энергоносителей благодаря росту их добычи внутри республики.

Авторы Энергостратегии исходят из того, что страна и далее сохранит свое место в числе крупнейших потребителей газового топлива среди европейских государств, вместе с тем его расход в Украине станет систематически сокращаться. Например, если пять лет назад потребление газа находилось на уровне 57 млрд кубометров, то через 15 лет его потребуется уже не более 49 млрд. Этого планируется достичь, в частности, за счет реализации комплекса мероприятий по увеличению энергоэффективности.

Стратегия включает три сценария: базовый, оптимистический и пессимистический. В соответствии с оптимистическим, к 2030 г собственная ежегодная газодобыча составит не менее 47 млрд кубометров, в соответствии с пессимистическим – не более 30 млрд. В результате уже через 15 лет 90% потребностей Украины в голубом топливе обеспечит внутренняя газодобыча.

Предполагается также к 2022 г начать глубоководную добычу газа на шельфе и через 8 лет уже 7-9 млрд кубометров добывать таким образом. Другие месторождения обеспечат еще примерно 20-21 млрд. Кроме того, планируются получение газа из сланцевых и метановых пород и его импорт. Тем самым, как отмечает информационно-аналитическое издание Одна Родина, лишь в случае успешной реализации оптимистического сценария к 2030 г зависимость Украины от поставок газа из-за рубежа станет некритической. Достижение же полной энергонезависимости страны Стратегией не предусматривается вообще.

Комментируя документ, эксперты обращают внимание, прежде всего, на традиционное препятствие его осуществлению — финансы. Цена вопроса – инвествложения в пределах 290-345 млрд грн (37-43 млрд дол по курсу 2010 г). Источники получения таких огромных сумм в Стратегии не указываются. Внутри страны они просто отсутствуют. А получение их от зарубежных партнеров угрожает большими рисками.

Так, подписанный прошедшим летом протокол о сотрудничестве между китайским Государственным банком развития и Минэнергетики и угольной промышленности Украины предусматривает выполнение в республике программы по переходу отечественной энергетики с газа на угольное топливо.

Для этих целей Украине может быть открыт кредит в объеме 3,656 млрд дол и использован ряд китайских технологических решений. Но одновременно, по сообщению пресс-службы отечественного МИДа, КНР намерена осуществлять капвложения в украинский аграрный сектор с последующим импортом полученной сельхозпродукции.

Таким образом, с одной стороны, Украине предлагаются деньги для развития энергокомплекса. Но, с другой, — они могут быть даны лишь при согласии на поставки продуктов АПК в Китай, что усилит сырьевую составляющую украинского экспорта и зависимость Украины от КНР.

Вместе с тем на улучшение инвестиционной привлекательности украинского энергокомплекса направлен подписанный, как сообщает РБК-Украина, 20.10.2015 г Меморандум о сотрудничестве профильного министерства с Американской торговой палатой и Европейской бизнес ассоциацией по формированию механизма оперативного реагирования на проблемные вопросы деятельности инвесторов в энергосекторе.

Еще одним предметом критики, связанным с обновленной Энергостратегией, стала недостаточная, по мнению многих авторитетных экспертов, ее ориентация на тренды, имеющие место в европейской энергетике, в частности, безосновательно заниженные прогнозные показатели развития альтернативной, «зеленой» энергетики. Документ предусматривает, что ее удельный вес в общем объеме украинской энергогенерации к 2020 г возрастет всего лишь до 1,7%, к 2030 г – не более чем до 4,6%.

Поводя итоги, отметим негативную оценку, данную Стратегии целым рядом специалистов отрасли. Документ вызывает множество вопросов, не предлагая адекватных ответов на них. Декларируя направленность на обеспечение энергобезопасности государства, он в то же время не представляет конкретного инструментария достижения такой амбициозной цели.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*