Очередная война: спецслужбы РФ «валят» украинскую диаспору в странах Европы

В России проживает крупнейшая украинская диаспора в мире. Украинцев там гораздо больше, чем в Канаде, Бразилии, США, Аргентине, Польше, Португалии и вообще во всех других государствах. Это — факт. Однако, если украинцы второго или третьего поколения заокеанской и европейской диаспор не забывают о своих корнях и пытаются как-то помочь Украине в трудное время, то поддержки миллионов российских украинцев наше государство не чувствует вообще.

Почему так происходит? Почему украинцы в России заняли столь пассивную позицию в отношении Украины? Чем украинские общества в РФ отличаются от диаспоры Европы или Канады? И на самом деле ли так просто живется украинской диаспоре в той же Португалии, Испании или Италии?

Об этом и другом World News рассказали директор Центра внешнеполитических исследований OPAD, уроженец Кубани Сергей Пархоменко, член Совета директоров Всемирного конгресса украинский Валерий Семененко и секретарь всероссийской общественной организации «Украинский конгресс России» Виктор Гиржов.

Господа, начнем с цифр: сколько наших людей официально и неофициально живет в России, Канаде, Португалии и других странах, где украинскую диаспору считают большой и активной?

Виктор Гиржов:

Одна из крупнейших украинских диаспор находится в Канаде: по итогам переписи 2006 года она насчитывает 1209000 украинцев. Далее идет США: по результатам прошлогоднего переписи там проживает 930000 украинцев. В Бразилии насчитывается 500 000 выходцев из Украины, в Казахстане — 333 000, в Беларуси — 159 000.

В Италии насчитывается около 250 000 украинцев — легально и еще где-то так же — нелегально. В Португалии, официально насчитывается 35000 украинцев, которые имеют разрешение на пребывание, еще где-то около 15 000 тех, кто получил гражданство этой страны. В Испании живет и работает около ста тысяч наших соотечественников, в Эстонии — 23 000, Латвии — 46 000. В Германии — около 40 000. Наименьшей является армянская диаспора — 2000.

Сергей Пархоменко:

По России: по переписи 2002 года — украинцев насчитывалось 3 миллиона. Во время последней переписи официально заявили о том, что они идентифицируют себя украинцами лишь 2 миллиона жителей России. Официально в Москве проживает 254 000 украинцев. Больше украинцев проживает в Москве, Санкт-Петербурге, в Тюменской области, на Зеленом Клине, и, конечно, на Кубани.

Но есть и другие показатели. Подсчитано, что в России вообще живет 20 000 000 этнических украинцев. То есть это люди, которые являются потомками украинцев, вывезенных в Россию за последние 150 лет. Эта цифра весьма приблизительна, но она имеет четкое математическое основание: есть специальная формула, по которой это вычислили. И еще одно: можно посчитать реальное количество украинцев в России: их насчитывается около 10 000 000. Это люди, которые относительно недавно оказались в Российские Федерации, или же у них есть еще родственники в Украине.

Почему такая огромная украинская диаспора в России никак не помогает Украине? И почему там украинцы в основном занимают или пассивную позицию, или демонстрируют агрессивное поведение в отношении Украины?

Сергей Пархоменко:

Уничтожить украинскую диаспору в России было одной из задач Путина и его команды. Поставили они себе такую ​​цель сразу, как пришли к власти. А начали с пропаганды. Последние 17 лет всем вдалбливали в головы, что в Украине — НАТО, хунта, фашизм. И с 1991 года они мечтают захватить Россию и установить диктатуру. И я знаю о чем говорю, в России действительно начали так думать. Причем делают это граждане совершенно искренне.

Есть, конечно и такие, которые помнят о своих украинских корнях. Но людей, у кого остался этот украинский дух и кто еще сохранил генетическую память о Голодоморе на той же Кубани, Ставрополье, на Дону — очень мало. Поэтому поддержка Украины в России очень индивидуальной: кто-то уехал воевать за нас в АТО, кто-то «запостил» в соцсетях … Вот и все.

Валерий Семененко:

Еще один из методов борьбы Кремля — ​​создание фейковых «проукраинских» структур. Вот, например, в Москве появилось очень много так называемых землячеств украинских областей: Полтавской, Днепропетровской, Донецкой, Киевской, Черниговское, Крымское … Они заняли четкую пророссийскую позицию. Особенно «старается» Донецкое и Луганское землячество. Позиция у них настолько антиукраинская, которые считают большими украинофобами, чем путинскую власть. Эти землячества свободно принимают в Кремле, с ними работают, их рекламируют. Вот, например, почетным председателем «Украинской землячеств России» выбрали режиссера Федора Бондарчука. Его отец определенное в гробу переворачивается из-за того, что его сын пошел таким антиукраинским путем. Кстати, вот такие гонения и массированный восходящий давление на украинские организации начались в 2000-х, но апогея он достиг в 2006 году: когда мы заговорили о Голодоморе.

А еще большинство людей не то что боится помогать Украине, но и просто выражать свою проукраинскую позицию. Ведь любое слово в поддержку Украины может привести к серьезной опасности для них самих, их семей, в конце концов это может серьезно навредить карьере. Такие вещи случаются постоянно.

Способы запугивания и методы давления обычно применяют в России?

Сергей Пархоменко:

Многие украинские организации просто закрыли с помощью силовых органов и так называемого правосудия. И есть примеры такой силовой ликвидации. В частности, это касается Федеральной национально-культурной автономии Украинской в ​​России; Украинского образовательного центра; Библиотеки украинской литературы в Москве.

Закрыли все что можно на Кубани, откуда я родом. В начале 90-х годов там очень быстро разрастались украинские организации, украинские культурные общества, выходили даже печатные органы тех украинских организаций. Их были десятки. Были даже отделение на факультетах вузов. В Краснодаре, в педагогическом институте такое было. Был когда-то целый культурный центр на Кубани. Сейчас там нет даже формально ничего украинского. Там силой задушили все. Где-кто-то не так сказал — налоговики и ФСБ так запугают, что сразу отпадает охота что-то украинское делать. Почему? Потому что это регион с самым высоким процентом украинского населения среди всех регионов Российской Федерации, а еще находится на границе с Украиной.

Валерий Семененко:

Скажем, в Петербурге у нас всегда действовала крепкая украинская организация. Но ее председатель одновременно занимает высокую должность: возглавляет одну из кафедр военно-медицинского вуза. Так вот его вызвал ректор, «поговорил», пообещал серьезные неприятности. Все: наш руководитель остается руководителем, но активная его участие в работе общества завершилась.

Очень часто в офис организации врывалась целая делегация: прокуроры, полиция, ФСБ. Объясняют свои действия просто: написали письмо о том, что в помещении скрываются бандеровцы, которые в специальных схронах прячут оружие. Более того, ФСБ может прийти с обысками домой, вызывать на допросы, вроде было в моем случае. Соответственно я уже два года живу в Украине.

Дошло до убийств украинских деятелей. Например, убили во Владивостоке Романа Криля, убили в Туле нашего активиста. Убили украинца Музыченко в Подмосковье. Доказательств, что это сделала российские власти нету. Мы пытались побудить власть к расследованию этих убийств, но ничего не получилось.

А как издеваются над предпринимателей! Очень часто такие случаи в Сургуте и Омске: там наши украинцы, как говорится, держались до последнего. В Омске вообще хотели прикрыть Центр украинской культуры «Серый клин». Но на суде наши ребята, в частности председатель организации Сергей Винник, то отбились. Но несмотря на это, некоторые украинские организации в России, конечно, точечно, но все-таки действуют.

Или не вмешиваются российские спецслужбы в деятельность украинской диаспоры, например, в Европе? Если да, то какие применяют методы давления: уже проверены, или придумывают что-то новое?

Виктор Гиржов:

Вмешиваются и очень активно. Это на первый взгляд кажется, что в Европе Украинский диаспорам живется так безоблачно. На самом деле это не так: украинские конгрегации испытывают мощное давление российских спецслужб. Об этом рассказывают наши активисты, с которыми я часто встречаюсь. О методах, то они используют и те, что применяли против украинцев на своей территории. Придумывают также и новые. И средства они этого направляют очень серьезные.

Вот, например, первыми почувствовали на себе российское влияние украинцы Португалии. Там какие-то анонимы создали ресурс «Украинцы в Португалии». Сначала он был нейтральным: речь шла о помощи мигрантам, перевозка вещей, перевод средств, консультации, помощь в выработке документов. А потом началось продвижение политических нюансов. И суть их антиукраинская. Модераторы навязывали дискуссию португальцам интересна наша война и наши проблемы с Россией, что они хотят знать больше только о нашей культуре, духовности. То есть модераторы тонко «размывали» проблемы российской агрессии. А потом взялись за формирование толерантного отношения к русским и всему русскому.

Еще одна технология Кремля и русского мира — создание так называемых «Координационных советов соотечественников».

Что это за «совета»? И в каких странах они работают?

Виктор Гиржов:

Эти «координационные советы», проекты Кремля и спецслужб, появляются во всех странах, где функционируют мощные украинские общины. И эта, так называемая, «совет», распространяет информацию о том, что в Португалии насчитывается 50 000 русскоязычных. То есть всех украинцев автоматически делают потенциальными носителями «русского мира».

В Испании создали такую ​​«совет» и к работе привлекают украинцев. Эти «советы» устраивают выставки «Донбасс — горькая правда», выставляют украинцев как братоубийц, спекулируют на фото детей. Также в Мадриде проводят на «День Победы» марши с георгиевскими лентами и тому подобное. Так что спецслужбы работают.

Подобное происходит в Норвегии, Германии, странах Балтии, Италии. Правда в Италии, где работают в основном украинцы из западных регионов Украины, российские влияния не такие большие. Но они есть. Существуют группы сторонников Путина и «русского мира», которые напоминают о себе походкой «бессмертного полка» или митингами «против киевской хунты». Но такие акции немногочисленные и рассчитаны преимущественно на итальянцев. Центром пропаганды «русского мира» является прихода Московского патриархата, куда ходят православные основном из Центральной и Восточной Украины.

Такие вещи приобрели острых форм с начала войны: именно тогда Россия начала «раскладывать» украинскую диаспору за рубежом. Делает это, чтобы нивелировать ее влияния и уменьшить уровень помощи. Это на самом деле очень опасно. Это может закончиться очень опасным вещами.

Чувствуют украинские организации, особенно в России, хотя бы минимальную поддержку украинской власти, ведь там она особенно нужна?

Сергей Пархоменко:

Знаете, одной из причин такой ситуации в РФ является равнодушие к этому вопросу украинского государства.

Наша власть забила «большой болт» на своих собратьев в РФ. Никто не хотел помочь даже выдавать какие-то газеты на украинском или просто организовывать обмен для школьников. Единственное что было, то в 90-е Украинские деятели пробовали ездить на культурный обмен. Но об этом все скоро забыли.

Валерий Семененко:

И помощь? В МИД Украины есть целый департамент мирового украинства — считайте, что его нет. Мы не чувствуем его существования вообще. Более того, мы не понимаем позицию нынешней власти.

Вот только один пример: во времена Януковича в Москве послом Украины был некий Владимир Ельченко. Именно он помогал россиянам душить украинские демократические организации и подыгрывал этим фейковых землячества. И, о чудо, он сейчас сидит в ООН. Разве это не удивительно политика нынешней украинской власти, которая послала такого человека в США?

А сколько раз мы просили представителей украинской власти посодействовать в том, чтобы для Украинской России были здесь какие-то преференции. Ну, например, существует некое удостоверение зарубежного украинца. К сожалению, это удостоверение, по сравнению с картой поляка, является коротким. Вот представьте: это удостоверение дает право устроиться на работу или на поступление в вузы в Украине, но в то же время на пребываний на территории оно права не дает. И мы уже выходили на ВР с различными предложениями, и на всех, кого могли достать — результат нулевой. Просили также, чтобы обществам предоставляли небольшую адресную помощь. Результат — нулевой. Также обращались с тем, чтобы Украина принимала у себя школьников из «остатков» этих образовательных центров в России. Тоже нет результата.

Так что мы не видим помощи от власти. И все это на самом деле очень обидно. Потому могло быть по-другому …

Leave a comment

Your email address will not be published.


*