Угрозы Орбана касательно Украины: чего они стоят?

Не так давно премьер-министр Венгрии Виктор Орбан поставил Минобороне Венгрии задачу проанализировать варианты действий силовых структур Венгрии якобы для защиты венгерской диаспоры на украинской территории. Указание было воспринято венгерскими военными без особого энтузиазма, ибо понимают физическое вмешательство Венгрии в ситуацию на Закарпатье, скорее всего, привело бы к критическим последствиям для этой страны.

Какие же это могли бы быть последствия? Действительно ли возможен такой сценарий и готова ли Украина ему противопоставить? Об этом «World News» общался с военным экспертом Олегом Ждановым, заместителем директора Украинского института исследования экстремизма Богданом Петренко и экспертом по вопросам безопасности Сергеем Шабовте.

В чем суть претензий со стороны наших западных стран-соседей, таких как Венгрия, Румыния, Польша?

А. Жданов:

В аспекте претензий, которые начались после языкового закона это лоббизм Российской Федерации. Здесь можно даже не сомневаться: все эти страны очень лояльно относятся к России. И Россия использует их в качестве своего лобби в Евросоюзе и НАТО. Я напомню, что Румыния имеет к нам территориальные претензии. Они, правда, неофициальные, но они есть. Мы проиграли суд по острову Змеиный и Румыния претендует на дельту Дуная. А в Венгрии Виктор Орбан, пользуется поддержкой Владимира Путина. И, я так понимаю, со стороны России является финансирование некоторых идей и программ венгерского правительства, поэтому у них есть практически прямая зависимость от Российской Федерации. Поэтому вопрос не в том, что есть претензии вопрос в том, что мы не хотим брать действенное участие в информационной войне, которую нам навязали, и не хотим принимать контрмеры, которые нас защитили в том числе и в языковом вопросе.

Б. Петренко:

Как по мне, здесь есть 2 фактора. Во-первых, это то, что Украина находится в условиях гибридной войны с Россией. Второй фактор это рост субъектности Украины. То есть Украина становится страной с определенными государственными ценностями, которые могут не соответствовать ценностям наших соседей. Это две главных тенденции. А в целом, мы должны понимать, что это проблема не столько практическая, сколько виртуальная. Потому что, если мы возьмем, например, ту же Польшу или Венгрию, то они последовательно поддерживали Украину, например, в вынесении резолюции по правам человека в Крыму, в других резолюциях, за которые голосовала Генеральная Ассамблея ООН.

Могут страны НАТО вести агрессивную политику по возвращению земель, входивших в состав этих государств к II мировой войны отдельно от интересов блока?

А. Жданов:

Открыто никто не выдвигает никаких претензий относительно земель. Официально они ничего не говорят. Да, они ведут пропагандистскую работу, раздают паспорта: насколько я знаю, румынский паспорт стоит у нас 800 евро. То есть они ведут эту политику полуоткрыто. Официально они только накладывают вето на решение вопросов об участии Украины в программах НАТО (вроде Венгрия). Это вопрос большой политики каждый ищет себе союзников. Мы пока есть мячом на футбольном поле и нами играют все кому не лень.

С. Шабовта:

Как провокационный момент в отношении государств, эти карты всегда лежат где-то в сундуках у дипломатов и они ими периодически ворошат. Но на самом деле я не думаю, что кто-то поставит таким образом вопрос, апеллируя к довоенному прошлому. Это же война, конфликт. Ни одна международная судебная инстанция такого решения не примет. И все понимают, что все же война является войной, и решение конфликтов на каком историческом этапе были утверждены подписями участников сторон, воевавших. И через некоторое время начинать это все просматривать, апеллируя любыми новыми историческими правдами-неправдами, так можно кроить беспрестанно.

Но политическая ситуация меняется довольно динамично. Поэтому пока вопрос гипотетический: какой мог бы быть сценарий силового решения этого вопроса в плоскости соотношения военного потенциала Украины и наших западных соседей?

А. Жданов:

Если бы вдруг развалилось НАТО, только тогда, наверное, можно было бы говорить о военной угрозе со стороны Румынии или Венгрии. Другой вариации я не вижу. Однако в составе НАТО они будут вести себя в рамках приличия, понимая, что над ними тяготеют такие страны, как США и Германия. Ведь как бы ФРГ не лоббировала интересы России, с политической точки зрения Ангела Меркель понимает, что значит признать Крым и такое снять санкции в отношении РФ. Хотя она этого хочет больше всех, точнее, от нее требует тамошний бизнес. Поэтому говорить о военной угрозе со стороны этих стран нет смысла.

По боевого потенциала, то я приведу пример: армия, вооруженные силы Венгрии это 22 000, то есть в 11 раз меньше, чем Вооруженные Силы Украины. Даже учитывая, что у них современная оружие, о какой угрозе речь идти не может. Они для того и вступали в НАТО, чтобы не укладываться самостоятельно в свои вооруженные силы, а получить гарантии коллективной безопасности. В Румынии армия немного больше, но ее боеспособность где-то на том же уровне, что и в Венгрии. Поэтому этот вопрос, в принципе, даже не обсуждается. Они могут нанести нам больше вреда только в области дипломатии.

Б. Петренко:

Я думаю, что даже чисто гипотетически страны, с которыми мы граничит на западе, не готовы вести войну с Украиной, поскольку Украина, в отличие от наших западных соседей, достаточно боеспособной. И практически каждый украинский солдат, который имеет опыт боевых действий, равно, как минимум, двум-трем бойцам, которые такого опыта не имеют. Поэтому вряд ли эти страны, даже сравнивая военные потенциалы, готовы посягнуть на Украину.

С. Шабовта:

Я не считаю, что военный потенциал и Румынии, и Венгрии, и Польши настолько серьезный, чтобы они могли решиться на военные действия в отношении Украины. А вот если бы вдруг и произошло, то жесткую позицию заняла бы РФ до предложения своей военной помощи или поддержки агрессора.

Какой была бы реакция Запада в случае экстремального сценария?

Б. Петренко:

Политика Евросоюза вряд отличалась бы от той политики, которую они осуществляют в настоящее время в отношении России. Европейский Союз последовательно поддерживает Украину относительно ее территориальной целостности. Если же члены Евросоюза будут выражать территориальные претензии к Украине, то они будут жестко обрубленные со стороны Брюсселя.

С. Шабовта:

Сегодня Европа заговорила о новом военно-политический союз, который бы стал некой альтернативой НАТО, но альтернативой не противопоставление. Это был бы дублирующий союз, закрепленный только европейскими государствами. Дело в том, что США через инструментарий НАТО диктуют свою волю, навязывают определенные решения, в том числе используя свои финансовые возможности. Трамп, например, заявил, что они планируют в ближайшей перспективе вложить немалые средства в военные программы в Европе. США хотят там разместить новую систему ракетного вооружения, чтобы вероятен конфликт происходил на территории Европы, а не Штатов. Европейские государства это, конечно, не устроит, поэтому они будут выбирать и усиливать альтернативный инструмент. Он и будет регулятором отношений внутри самой Европы. Поэтому я считаю, что шансы Украины попасть в этот союз намного больше, чем в НАТО.

Сейчас же Украина в современном виде, как бы это цинично ни звучало, всех устраивает: мы жалкая, съеденная коррупцией государство, с людьми, которые миллионами эмигрируют в качестве рабочей силы. Итак, применять к Украине какие-то инструменты, которые далее будут ее разбирать и усиливать внутренние проблемы, Европа не будет. Вместе с тем, она понимает, что получить еще одну «серую зону», которая будет умножать преступников, потом будут мучить всю Европу это тоже плохо. Мы уже сейчас являются лидерами Европейского Союза по отказам в визах и депортациях.

Итак, можно сделать достаточно «успокаивающий» вывод: вооруженные нападения или любая другая экспансия с земельными претензиями стран-членов ЕС пока нам не грозит. Но это пока …

Leave a comment

Your email address will not be published.


*