Михо: туманные перспективы и неясное будущее

4 декабря 2017 грузинские СМИ сообщали, что Тбилиси и Киев якобы ведут тайные переговоры об экстрадиции Саакашвили в Грузию. А уже 3 января 2018 Окружной админсуд Киева отказался удовлетворить иск Саакашвили в Государственной миграционной службе по поводу отказа службы в оформлении документов для признания Саакашвили лицом, требует дополнительной защиты. И в конце 5 января этого года грузинский суд заочно приговорил Саакашвили к трем годам тюремного заключения по обвинению в злоупотреблении служебными полномочиями.

Как будут разворачиваться события дальше и чего может ожидать экс-президент Грузии от украинской власти, мы узнавали у политологов Сергея Тарана, Вадима Карасева и Антона Финько.

Возможна ли экстрадиция Михаила Саакашвили?

Сергей Таран:

Юридически должны состояться все судебные процедуры в Украине, чтобы потом Европейские суды не сказали, что украинское государство нарушила закон. Я думаю, эта история тянется в том числе и из-за того, что выполняются абсолютно все требования закона. А пока суды не завершились, заранее говорить, состоится экстрадиция или нет будет неправильно.

Сейчас критически важно, чтобы сейчас ситуация с Саакашвили перешла из уличного формата в рациональную дискуссию в судебных органах с тем, чтобы обвинение представило свои доказательства причастности политсилы Саакашвили к окружению Януковича, а защита исчерпывающе предоставил свой аргумент. Когда это произойдет обществу все станет намного понятнее. Пока это происходит в эмоциональном формате, наше мнение о Саакашвили и о том, что он делает, оцениваем на уровне «верю-не верю». А это неправильно. Надо оценивать на уровне «есть доказательство нет ли доказательства, факты нет ли фактов».

Мне кажется, правильнее было бы сейчас говорить не об экстрадиции, а о том, чтобы обе стороны обвинение и защита пошли в суд и там публично, юридически, профессионально решали вопрос о том, должен Саакашвили в тех преступлениях, в которых его пока неофициально обвиняют.

Вадим Карасев:

Гипотетически возможно, практически нет. Это было бы суицидальные решение для украинской власти. И они бы здесь больше потеряли, чем получили. Выдача Саакашвили грузинским властям решила бы проблемы уличных протестов, но, с другой стороны, окончательно подорвала бы доверие международного сообщества, которое все же пока видит в Украине перспективу демократического развития.

Антон Финько:

Высокая вероятность действий со стороны украинской власти в этом направлении. Но следует принять во внимание то обстоятельство, что он поддерживает очень тесные отношения с представителями западного истеблишмента. И окончательное решение по этому вопросу вряд ли может приниматься без согласования с заинтересованными лицами. А те вряд ли согласятся на такие резкие действия.

Возможно ли возобновление украинского гражданства Саакашвили?

Сергей Таран:

Об этом можно говорить, но, как я уже отмечал, после судов. Вот он же в суды не ходит это большая проблема. Даже если от судов не ожидают справедливого решения, то туда все равно надо идти, потому что именно там решаются такие вопросы особенно когда речь идет о достаточно серьезные обвинения. Поэтому в этакий формат важно вернуться, и тогда будет понятно, какой действительно будет его судьба. Если мы строим европейское государство, то есть именно так относиться к этому.

Вадим Карасев:

Скорее всего нет, чем да. И это решение грузинского суда может быть использовано для того, чтобы не восстановить гражданство Саакашвили. Поскольку человек осужден, хотя бы и другой страной, как правило, в таких случаях не дают гражданства. Я бы рассматривал эту историю как раз под таким углом, а не с точки зрения экстрадиции.

Какие, по вашему мнению, дальнейшие возможные перспективы Саакашвили как украинского политика?

Сергей Таран:

В Соединенных Штатах недавно несколько политиков прекратили свою политическую карьеру только потому, что они не сказали общественности о своем контакт с русскими. Внимание: они не приняли в них деньги, а просто не сказали о контакте! И это уже стало основанием для того, чтобы они завершили свою политическую карьеру. В случае Саакашвили я не исключаю, что юридически не докажут его причастность к тем вещам, в которых обвиняют, но если факты таких его контактов с окружением Януковича были, то это уже должно быть политической ответственностью. Давайте дождемся суда и тогда делать выводы.

Вадим Карасев:

Политические перспективы Саакашвили зависят от двух вещей. Первое: конечно, судебных историй вокруг него море экстрадиция в Грузию, лишения гражданства Украины, судебное обжалование этого процесса, апелляция, кассация. Это может затянуться. Но не это главное. Главное то, что перспектива Саакашвили будет до тех пор, пока, во-первых, будет недовольство нынешней властью в достаточного количества людей; во-вторых, если уличный протест не «сдуется», а будет приобретать все более массовых форм. И тогда неважно: с Саакашвили или без Саакашвили, но улица и уличные протесты останутся главным фактором 18-го года. Вот за что идет борьба. Борьба идет не по Саакашвили борьба идет против Саакашвили как против одного из лидеров уличной оппозиции. Поэтому главная задача этой власти нейтрализовать и нивелировать уличный протест и уличную оппозицию как вредный фактор политической динамики на 18-й год.

Антон Финько:

Это очень трудный вопрос, ведь многочисленные деятели внутри страны рассчитывают использовать его в качестве тарана против действующего режима. Также можно предположить, что внешние силы, которые заинтересованы в его деятельности, прежде всего преследуют цель использовать его энергию в направлении прессинга власти по антикоррупционной политики, создание антикоррупционных судов и тому подобное. Что касается самого лагеря Саакашвили, то можно предположить, что они видят его в качестве сильного премьер-министра, который будет действовать в связи с качественным соратником вероятно, председателем национального антикоррупционного бюро, и будет таким образом очень широкий круг полномочий. Но в любом случае его будущее будет связано с мощными внешними факторами, от которых сейчас зависит Украины.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*