Разорвет ли Россия дипломатические отношения с США?

Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам РФ Владимир Джабаров заявил, что внесение в список санкций фактически всего российского руководства означает разрыв отношений между Россией и США. Действительно ли такое возможно и каковы вероятные последствия?

Об этом «World News» спросил у политолога Владимира Фесенко, главы Центра прикладных политических исследований «Пента» Ярослава Макитры, эксперта института социальных технологий «Социополис» Алексея Гараня, и профессора политологии Киево-Могилянской академии и научного директора Фонда «Демократические инициативы».

Какие реакции могут вызвать такие заявления США в странах Запада, России и Украины?

Владимир Фесенко:

Здесь важно не заявление какого-то малоизвестного руководителя. Поэтому не Матвиенко. Это председатель комитета — российские сенаторы меняются довольно часто — и судьба их в руках нескольких людей из окружения Путина. То есть это не имеет никакого значения. Значение имеет то, что говорит Путин и еще несколько человек в России. А он отреагировал довольно сдержанно. Во-первых, список есть, относительно самого списка — очень много дискуссий, в том числе критика, даже в США. Во-вторых, список есть, но санкций нет. Это, так сказать, угроза на перспективу. Итак, обращайте внимание на то, как реагирует Путин, а не какой-то сенатор. А Путин реагировал довольно сдержанно, спокойно, не без некоторых пропагандистских оценок.

Ярослав Макитра:

Если заработают санкции, то это очень серьезно скажется на рынке, на сотрудничестве с Россией, ведь целый ряд компаний и банков принадлежат лицам из этого списка и имеют отношения как с Европейским Союзом, так и с Украиной. Конечно, это приведет к серьезным разрывам и потерям, к переформатированию рынка и уничтожению самого российского капитала и российского бизнеса. В принципе, эти санкции, которые сейчас поэтапно вводятся, это — то, что было в восьмидесятых годах в отношении Советского Союза. Вот к такой модели понемногу приближается Запад в отношении России.

И все же: возможен ли самом деле разрыв отношений между Россией и США?

Владимир Фесенко:

Теоретически все возможно. Но, думаю, что такого не будет. Даже в эпоху холодной войны две ядерные державы не разрывали между собой дипломатических отношений. Разрыв дипломатических отношений — это шаг к войне. Обычно это происходит как раз во время войны. Это крайняя мера. Сейчас есть определенный дипломатический кризис, есть масса ограничений с обеих сторон по визам, работы посольств, то есть проблема. Но никто дипломатические отношения разрывать не будет. Это можно прогнозировать с очень высокой степенью вероятности.

Алексей Гарань:

Дипломатические отношения поддерживаются даже во время холодной войны и во время острых моментов. Поэтому это лишь бряцание оружием со стороны России. Это просто для внутреннего потребления.

Ярослав Макитра:

Разрыв дипломатических отношений невыгоден самой российской элите, которая очень сильно связана с Западом и Соединенными Штатами. Вряд ли российская экономика и российское руководство к этому готовы. Но если такой сценарий будет выбран — это будет тупиком для России, ведь она предстанет перед таким же выбором, как в свое время Советский Союз. А что случилось с СССР — всем известно.

Может как-то амортизировать ситуацию недавняя встреча глав разведок США и России?

Алексей Гарань:

Контакты самом деле даже во время обострения ситуации. Эти встречи на что направлены? Есть вопросы, где есть общая заинтересованность США и России. Скажем, это борьба с терроризмом. Здесь действительно может быть определенный обмен разведданными. Даже когда ситуация между обеими странами обостряется, такие контакты не обязательно прерываются. После острой Карибского кризиса в 1962 году между Белым домом и Кремлем было установлено прямую телефонную линию. Это было сделано специально, потому что Карибский кризис показал, что такая связь должна существовать именно для того, чтобы обезопасить, скажем, несанкционированное применение ядерного оружия. Или чтобы понять намерения сторон. Поэтому такие контакты остаются даже при очень острых конфликтов.

Владимир Фесенко:

Встреча была, но решение принимают политики и политические органы, в частности, парламенты. Так, российский парламент не принимает самостоятельных решений, там все решает Путин, но в США Конгресс и Сенат имеют очень большое значение. А встреча исследований является важным, но имеет чисто техническое значение, а не политический.

Ярослав Макитра:

Скорее всего, здесь Россия, обладая определенными разведданными, пытается показать ситуацию в положительном для себя свете, но есть другие глобальные задачи, такие как ситуация в Сирии, в Северной Корее, отношения с Китаем, где, в принципе, США с Россией ищут точки соприкосновения и имеют если не общие интересы, то хотя вынуждены совместно действовать. Поэтому эта встреча была направлена ​​собственно на распределение влияния в регионах на Востоке в отношении Северной Кореи и достижения там определенных временных компромиссов.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*