Что Украине делать с Польшей: ответить или отмолчаться?

Для многих украинцев польские исторические обвинения стали большой неожиданностью и даже загнали в тупик: как могла Польша — «адвокат Украины в ЕС», нанести нам такой удар в спину, когда мы воюем с Россией и защищаем границы Европы от «русского мира»? Неужели Польша нам теперь стала врагом? А если нет, тогда почему польские власти говорят, как враг, и что нам с этим теперь делать?

Информационные атаки польских депутатов, обвинения высших должностных лиц, президента и премьера в «геноциде», издание антиукраинских законов, «война исторической памяти», которую два года Польша ведет против Украины, уже проявляются в росте негативного отношения к украинцам среди поляков, антиукраинских провокациях и разрушении могил. Отказ Варшавы от формулы «Без свободной Украины не будет свободной Польши» и отвержение модели христианского примирения ( «Прощаем и просим прощения») заставляют задуматься о будущем польско-украинских отношений.

«Если вы хотите сотрудничать с немецкой компанией, вы не начнете с припоминания преступлений нацизма, иначе ваше партнерство не произойдет»

Удастся ли нам это замалчивать?

Если кто-то действительно хочет забыть давний конфликт или недоразумение, то единственным путем его забвения является отказ от упоминания этой неприятной страницы отношений. Когда два человека хотят помириться, они точно не будут начинать выяснять: кто же тогда на самом деле был больше виноват — потому что опять поссорятся. Правительства обеих стран должны попросить общество избегать любых упоминаний о польско-украинском вражду в прошлом и концентрироваться на том, что нас объединяет сегодня.

Настоящий партнер должен воздержаться от обвинений прошлого своего партнера. Если вы хотите сотрудничать с немецкой компанией, вы не начнете с припоминания преступлений нацизма, иначе ваше партнерство не произойдет. Однако именно так официальная Варшава хочет строить диалог с Украиной: мы поддерживаем вашу евроинтеграцию, но с Бандерой в Европу не войдете, как и с антипольская настроенными политиками в украинской власти. Если же молчать одна сторона, а другая только обвинять — ситуация только углубит конфликт, ведь пассивность жертвы порождает наглость агрессора.

Молчание украинцев?

Либерально и прагматично настроенные украинцы советуют не обращать внимание на эти упреки, не драматизировать и строить партнерство с Польшей несмотря на польские информационные атаки, концентрируясь на экономике и евроинтеграции, а не национальных чувствах. Более того, национальные амбиции советуют «засунуть глубоко», ведь что для нас важнее: евроинтеграция и заработки в Польше или Бандера?

Сторонники такой политики рекомендуют этическую формулу «умный промолчит», и не советуют любым образом отвечать симметричными обвинениями польской стороне. НЕ писать соответствующих статей о польских преступления против Украинской, молчать о вырезано поляками село Павлокома и сотни других таких сел, не снимать телепередач о польской пацификацию, уничтожение ЗУНР, польские «ответные акции» против гражданского населения. Пусть поляки себе нас обвиняют — а мы будем умнее, будем молчать, не опустимся до ссоры, — говорят они. При том, что исторические Украины-польские отношения — это век взаимной резни и войн, где не было как в еврейско-нацистском примере однозначного палача и беззащитных жертв, как это хотели бы сегодня представить польские национал-радикалы. Однако, к чему тогда приведет молчания украинский?

А наше молчание может привести к тому же, к чему привело многолетнее молчание в отношениях с РФ. Годами Москва смешивала украинском и нашу историю с грязью, а наши элиты и ведущие журналисты «не опускались» до антироссийской риторики. К 2014 году никто из наших влиятельных политиков и журналистов в самых престижных телестудиях страны не сказал ни одного плохого слова против РФ и не отвечали таким же образом, как в России говорили об Украине. Единственными, кто указывал на угрозу с востока, были украинские националистические силы, которые сразу же клеймили как радикалов и маргиналов.

В Украине недооценили значение пропаганды для воспитания собственного же населения, без которой оно будет похоже на космополитическую массу, чем на нацию. Как следствие, пока украинском и бандеровцами запугивали наших граждан в Крыму и на Донбассе, эти регионы стали местом поражения исторической и гуманитарной политики Украины и оказались для нас утраченными. Перенесите ситуацию на бытовой уровень: если кто-то в семье постоянно нашептывать ребенку образы в виде «правды» о других членах семьи, а они, в свою очередь, будут молчать, то кого этот ребенок вскоре будет любить? Сегодня Украина потеряла те регионы, в которых не было слышно голоса Украины, а только голоса иностранной пропаганды.

«Недаром на польских паспортах на государственном уровне чуть не изобразили виды Львова и Вильнюса — прямые территориальные претензии к соседям»

Это не означает, что Варшава сегодня серьезно планирует вернуть утраченные западноукраинских землях, хотя отдельные национал-радикальные силы в Польше питают такие идеи. Недаром на польских паспортах на государственном уровне чуть не изобразили виды Львова и Вильнюса — прямые территориальные претензии к соседям. В конце концов, в политике никогда просто так не поднимают пыльные архивы и не преподносят их в ранг идеи-фикс целого государства. Это всегда делается по определенному расчета, в котором информационная война и обвинения в геноциде является лишь начальной стадией. И вовсе не является совпадением синхронизация польской информационной атаки на Украину как раз когда украинцы обороняются к востоку от Москвы. Не исключено, что отдельные польские радикалы увидели в затруднительном положении Украины шанс подобрать и вернуть некоторые «восточных областей».

Обвинения в геноциде (одном из самых грубых преступлений с точки зрения современных международных организаций) — это прежде всего претензия на возмещение ущерба жертвам геноцида. Очевидно, что денег с Украинской вытрясти не удастся по той банальной причине, что их просто нету. Но есть земли, на которых жили «польские жертвы» поэтому их потомки смогут, после мощной информационной кампании пиара «Волынской резни», претендовать на недвижимость во Львове или земельные участки с волынским лесом и янтарем. Ведь, например, потомки, дети и внуки того польского младенца, которого «злобные украинские националисты насаждали на вилы», имеют право на достойную компенсацию. Если тысячу раз повторять о Волынской трагедии, то у реципиентов такой информации вскоре сформируется устойчивое представление, что Волынь — это Польша. Более того, это священная для польского народа, окроплена кровью территория, воспринимается, как Палестина для евреев.

Именно такую ​​картину видения истории удалось сегодня навязать польской власти не только полякам, но и части Украинской приграничных областей, которые слышат мегатонны информации о преступлениях Украинской и почти ничего -о украинских жертв от рук Армии Крайовой. Молчание превращает нас в пассивного игрока, а мяч сейчас в руках польских радикалов.

Мы партнеры, но твоя мама — курва!

Однако обвинения в почве нашей истории — это прежде всего упрек относительно нашего происхождения и нашего настоящего статуса. Обвинять наших национальных героев, борцов за независимость и исторических фигур — равна обвинению наших предков в целом. Если кто-то обвиняет наших предков, он не прямо, но обвиняет нас самих. Если перенести польскую информационную атаку на Украину на бытовой пример, то это примерно так: если бы ваш коллега или деловой партнер, скажем, назвал вашу маму курвой. Мол: «Твоя мать была курвой, но это не должно влиять на наши партнерские экономические отношения и бизнес. Просто тебе не мешало бы признать, что твоя мать была курвой, ради нашего дальнейшего партнерства ». Примерно такую ​​формулу польско-украинских отношений нам сегодня предлагают наши польские партнеры из партии «ПиС».

Как Украина стоит реагировать на нынешнюю гуманитарную политику Варшавы в отношении нашей страны? Точно так же, как мы должны реагировать на слова нашего «партнера» о нашей матери. Решительно защищать свою историю и указать оппоненту на грешки его предков, чтобы те, кто видит щепку в чужом глазу, наконец увидели бревно в своем.

«Следует считать Польшу «больным другом», который требует к себе продуманного отношения, однако которому должно быть недвусмысленно сообщено о наличии соответствующих «красных линий»

Недавно эксперты «Информационного центра «Междуморья» и Независимого аналитического центра «Украинской студии стратегических исследований» провели круглый стол «Что нам делать с Польшей?», В котором отметили, что Польша в поведении по Украине перешла сразу несколько «красных линий», поэтому дальнейшее игнорирование украинской стороной этих действий является недопустимым и неприемлемым. Эксперты предложили считать Польшу «больным другом», который требует к себе продуманного отношения, однако котором должно быть недвусмысленно сообщено о наличии соответствующих «красных линий», дальнейшее сечение которых польской стороной вызовет немедленную и жесткую реакцию Украины.

Украинцам в отношениях с Польшей следует сохранять достоинство и никому не позволять оскорблять нашу историю, даже если она нам самим не очень нравится. Премьер Британии Уинстон Черчилль когда-то справедливо отмечал, что страна, которая выбирает между позором и войной обязательно получит сначала позор, а потом и войну. Украинцы имели возможность убедиться в правдивости этих слов в 2014 году во время сдачи Крыма. Этот путинский урок должен стать предостережением тем украинцам, которые сегодня готовы взять на себя позор польской трактовки нашей истории.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*