Олигархи заставят вас выживать, терпеть и мучиться – до последнего

П.Порошенко П.Порошенко

На протяжении длительного времени националистические силы в Украине подчеркивают, что победа над внешним врагом – Россией – станет возможной только после одоления ее агентуры в украинском тылу. Этой агентурой, по словам националистов, есть олигархическая система, которая за недолгое время украинской независимости, а особенно с началом русско-украинской войны на Донбассе, смогла довести население Украины до тотального обнищания.

По уровню средней годовой заработной платы в 2016 году Украину (2310$) уже опередили 14 стран Африки, среди которых – Маврикий (9700$) , Габон (7210$), Эквадор (7180$), Гвинея (7180$), Нигерия (2450$). По данным Всемирного банка, за 2016 год пять стран той же Африки, среди которых Египет, Нигерия, Ангола, Эфиопия, Гана, получают больше иностранных инвестиций, чем наша страна. Зато в 2018 году, по данным Bloomberg, Украина признана одной из беднейших стран мира (7-е место в общем рейтинге топ-10 беднейших стран мира).

Так что же такое «украинский олигархат»? Какова его роль в жизни обычного украинца? Есть ли у нас будущее и какой могла бы быть Украина без олигархов? Подробно об этом – в разговоре с директором социологической службы «Украинский барометр» Виктором Небоженко, Героем Украины Степаном Хмарой, экс-министром экономики Украины Владимиром Лановым и доцентом КНУ ім. Т. Шевченко, политологом Петром Олещуком.

Кто такие олигархи по своей сути?

Степан Хмара: Это горсть миллиардеров, которые стали сверхбогатыми не путем экономической деятельности, создание материальных ценностей или роста промышленности, а за разграбление уже созданного другими людьми национального богатства. Эти люди являются монополистами. По своему характеру – это компрадорская буржуазия (в колониальных и зависимых странах Востока — соглашательская верхушка национальной буржуазии, является посредником между иностранным капиталом и местным рынком, — ред.), которая не имеет никаких сантиментов к национальной идеи и государства.

Виктор Небоженко: Это люди, которые стали богатыми не благодаря развитию производства, росту прибыли на рынке, а благодаря тому, что контролируют часть политической элиты, средства массовой информации и используют коррупцию как основной метод лоббирования собственных интересов.

Петр Олещук: Не стоит путать олигархию с приходом к власти состоятельных и богатых. В США миллиардера Трампа избрали президентом, но он не превращает государство в олигархию ради собственного обогащения.

Олигархи в Украине имеют какую-то особенность?

Виктор Небоженко: Да. Они не умеют работать экономическими методами — только политическими и коррупционными. Они плохо разбираются в бизнесе и рынке. Попробуйте пересадить Порошенко, Коломойского или Ахметова в Британию или США — и он быстренько сдуется. Они вызывают ненависть за то, что богаче других, и за то, что виноваты в бедах маленьких украинцев. Любые налоги, тарифы, ограничения на таможне — это все работает в пользу олигархов. Приведу свежий пример антиукраинского решения: накануне олигархи буквально за несколько недель продвинули решение Кабмина о том, что при безвизовом режиме украинец имеет право провозить только 40 килограммов товара. И весь Запад за это смеется с нас. А знаете, для чего это сделано? Чтобы остальные, которая не уместится в 40 кг, вы покупали в огромных торговых сетях этих олигархов. Самое интересное, что украинских олигархов ненавидят во всем мире. Внешне они богатые люди, но источники того богатства — коррупция и покупка власти, а не рыночные успехи. И это все прекрасно знают.

Степан Хмара: Из всех взглядов – это угроза для украинской государственности. Для них не существует украинской культуры. Более того, они преимущественно враждебно относятся ко всему украинскому. Их политика приводит к расширению социальной пропасти между группами общества, а как следствие – формирование исключительно сверхбогатых и очень бедных слоев населения. Эта социальная неравенство и является главным тормозом развития, источником дестабилизации и упадка Украины. Они монополизировали все в государстве: от промышленности – к СМИ и власти. Они даже во главе государства поставили олигарха. И именно во время его владычества установили систему управления, которая соответствует правилам мафиозного функционирования государственных органов.

Петр Олещук: В Украине олигархи не являются бизнесменами и эффективными менеджерами, потому что не творят уникального продукта. Они получили что-то в феодальную вотчину и могут это использовать. При таких условиях вся основа их бизнеса – это доступ к власти. А потому они вкладывают деньги не столько в совершенствовании бизнеса и технологий, сколько в покупку политических партий и отдельных политиков. Олигархи продвигают нужных им людей в Парламент, ставят на высокие посты в министерствах и ведомствах. Потому что состояние олигархов зависят от доступа к политическим ресурсам.

Как сформировался украинских олигархат?

Виктор Небоженко: Украинские олигархи сформировались на руинах украинской советской системы управления. Это были люди, которые раскладывали Кабмин Украины. Было время, когда Украина получила независимость, но потеряла доступ к дешевым кредитам из Москвы, рынков сбыта и тому подобное. Вот тогда появились олигархи. Они брали 10 предприятий, 9 из них уничтожали, а наиболее ликвидное оставляли себе. Так развалилась промышленность Украины, но выросли олигархи, которые выбрали удобные куски и начали на них зарабатывать. Но начали зарабатывать не за то, что справились с руинами и трудностями, а благодаря тому, что контролировали президентов, премьеров и министров. В 2014-м произошло самое страшное — олигарх занял пост Президента Украины.

Степан Хмара: Нам надо было формировать адекватную власть еще в начале 90-х. В 1991-м надо было проводить перевыборы Парламента, потому что без него не может быть нормального развития государства. Тогда этого не произошло. Пошли по московским планом. Оставили себе законодательный орган с коммунистическим большинством. А тогда сделали президентские выборы, на которых никто кроме ставленника коммунистов не имел реального шанса выиграть. Так был нарушен эффективный принцип последовательности реформирования власти, что впоследствии и позволило закрепиться олигархата.

Владимир Лановой: Олигархи в Украине появились в конце 90-х, когда началась приватизация крупных промышленных объектов. Претендентами на те объекты были украинские бизнесмены и иностранцы. Но конкурсы проводили так, что эти иностранцы через условия не могли победить. В тот момент предприятия были фактически банкротами. И во многих случаях власть их отдавала бизнесменам с условием, что те вложат в эти предприятия финансы – и они начнут работать. Цену, которую определили по предприятия, нужно было заплатить не сразу, а через полгода. Как следствие – бизнесмены свои деньги в эти предприятия не вкладывали, а немного раскручивали производство, получили прибыль – и этими деньгами расплатились с государством за объект. А потому появилась возможность, чтобы некоторые персоны увлекали не одно предприятие, а десятки.

Кучма разрешил определенным бизнесменам за бесценок забрать много предприятий. Так, Ахметов в то время приватизировал всю металлургическую отрасль на Донбассе. За это олигархи пообещали в 1999 году организовать Кучме успешную предвыборную кампанию. Донбасс, кстати, на этих выборах впервые не поддержал кандидата-коммуниста, а именно Кучму, который баллотировался не от Компартии. Далее концентрация предприятий, капиталов, денег в руках бизнесменов дала им возможность выйти на другие отрасли. Так, в руках одних и тех же людей начала концентрироваться политическая власть, СМИ, банковская отрасль. Были созданы мощные финансовые конгломераты, тесно связанные с Парламентом, Правительством, Президентом. В одних руках были деньги, власть и влияние. Этих людей у нас стали называть олигархами.

В Украине олигархи являются частными монополистами. И это – худший вариант экономики. Это показывает, что в нашей стране не работает Антимонопольный комитет. К примеру, ДТЭК Ахметова оккупировал отдельные заводы, которые не были монополистами: шахты, электростанции. Но когда Ахметов скупил все шахты, все электростанции, почти все металлургические заводы – тогда он стал монополистом. И никакого противодействия от власти тогда не было. Но власть не пыталась помешать этому никоим образом. Наоборот, она запланировала получить от бизнеса финансовую и политическую поддержку. Олигархи завладели огромными финансовыми потоками, тогда и началась в Украине коррупция – взятки стали давать всем и везде.

Что в Украине контролируют олигархи?

Владимир Лановой: Олигархи используют свои возможности через налоговые льготы, выгодные кредиты, неуплату налогов, возврат НДС – все, что связано с финансовыми аспектами, влияние на формирование которых имеет Правительство. Пользуются они также и монополизацией рынков, установлением завышенных тарифов, победами в тендерах, конкурсах, вытесняя других участников.

Нынешние латифундисты – это новое явление, которое развивается рядом с олигархией. Их особенностью является то, что они работают на экспорт, их не интересует наш внутренний рынок. Обедневшие украинцы, крестьяне им не интересны. Капитал, который латифундисты зарабатывают здесь, в Украину не возвращается. Фактически получается так, что все наши черноземы, наша аграрная мощь используется для того, чтобы кто-то перепродал на международных рынках то, что вырастили мы. Украина уже 2-3 страна по экспорту зерна – это очень высокие показатели. Но задумайтесь, несмотря на то, что селяне у нас бедные и голодные. Не лучше и в городах. Такую негативную динамику в экономике называют «банановой республикой». В «банановых республиках» производители бананов не имеют права собственности на то, что они произвели. В них инвесторы, капиталисты привозят зерно, из которого растут бананы, а через несколько месяцев по железной дороге приезжают вагоны и эти бананы грузят. Те, что ухаживали за урожаем, собирали его и грузили, – зарабатывают копейки. Такая же схема и в Украине: привезти деньги, дать крестьянам копеечную зарплату – и забрать весь урожай. Латифундисты не создают в Украине никаких производств, но могут накапливать большие средства.

Частный бизнес всегда пытается подчинить себе рынки, уничтожить конкурентов и продавать только свою продукцию. Но это делается цивилизованно: улучшается качество, снижаются цены. В наших условиях это все происходит не так, поскольку правительство является коррумпированным. Он на содержании у олигархов. Правительство действует точно так, как им по телефону расскажут олигархи. Вот их хозяин сказал им изменить тариф или уничтожить конкурента – сразу готовится закон, «маски-шоу» – и все делается. У нас полностью продажная система управления, она создана под нужды монополистов-олигархов.

Петр Олещук: Олигархи в Украине захватили самые прибыльные отрасли экономики. Вот, например, вопрос коммунальных тарифов, газа, электроэнергетические производства – все они уже давно принадлежат олигархам, потому что эти отрасли обеспечивают максимальный уровень доходности. Эту монополию легко поддерживать, на ней можно зарабатывать сверхдоходы. Это касается также отраслей, в которых осуществляются большие объемы промышленного производства – например, металлургия. Олигархи выбирают отрасли, которые позволяют монополизировать рынок – и на основе этого выстраивать какие-то коррупционные схемы с многочисленными компенсациями из госбюджета. А это и сама угольная отрасль. Олигархи не заинтересованы в высокоразвитой промышленности, в том, что приносит небольшие доходы и требует долговременных инвестиций. Ну и контроль над политикой. По меньшей мере две трети Парламента сегодня контролируют олигархи.

Очень часто можно услышать, что у нас не развивается малый и средний бизнес, вследствие чего не формируется средний класс. Это имеет отношение к олигархии?

Владимир Лановой: Это заслуга олигархов. Они знают, что их социальными антиподами и соперниками на рынках есть малый и средний бизнес – категория предпринимателей, которая желает свобод, равных прав, доступа к рынкам. Именно поэтому власть разрушает предпринимательство. В Европе и США наоборот – поддерживают малый и средний бизнес, ограничивая монополистов. Среднего класса у нас нет, потому что в стране постоянно происходит стремительная девальвация гривны. За последние 20 лет гривна обесценилась в 15 раз. Какая экономика мира может выстоять, если национальная валюта так стремительно падает. В цивилизованных странах мира средний класс может функционировать благодаря стабильной денежной системе. Похожая ситуация, если не учитывать так называемые страны СНГ, в Бразилии, Мексике, то есть в бедных странах. Там есть магнаты, миллионеры, а другие ходят с протянутой рукой.

Очень часто приходится слышать, что олигархи не заинтересованы в том, чтобы война с Россией заканчивалась, потому что наша политическая элита находится в тесных отношениях с российской. Вы с этим согласны?

Петр Олещук: Наши олигархи происходят от той же системы, что и русские, они между собой связаны, имеют тесные бизнес-связи, у них одинаковые методы решения проблем, они похожи ментально, их дети учатся в западных высших учебных заведениях, где общаются между собой. Между нашими олигархами и российскими нет различий. Олигархи – это якорь, который держит Украину в объятиях «русского мира». Они заинтересованы в том, чтобы на Донбассе продолжалась такая ситуация, когда все проблемы можно списывать на войну, которая даже официально не признана войной. Для украинских олигархов идеально было бы, если бы война на Донбассе продолжалась даже сто лет.

Как так случилось, что наши страны-соседи: Польша, Венгрия, Румыния, сумели уйти другой моделью развития, что привело их к экономическим успехам, почему у нас это не получилось?

Владимир Лановой: В экономике у нас царит «азиатчина», мы – не европейцы. В Польше, Венгрии, Словакии, Чехии не продавали огромные заводы в одни руки. У нас такие заводы, аналогов которых нет в других странах восточной Европы, мог купить парень, который еще вчера на базаре торговал селедками, заработал там тысячу долларов – и знал куда занести. У них такого не было и нет. Они разбивали пакет акций крупных предприятий на мелкие частицы – и в разные руки их продавали. И так было во всех цивилизованных странах. Однако основная наша проблема в том, что в 1991-1992 годах мы доверились коммунистам. Мы думали, что они будут работать, а они нас сильно ограбили.

Через их действия в стране возникла гиперинфляция. Вместо работать, Ющенко, будучи главой Нацбанка, включил печатную машинку – и мы массово печатали гривны. Нацбанк напрямую давал кредиты заводам. К тому же, давал столько, сколько говорили. Очень трудно представить, что он не знал, что такая монетарная политика приведет к гиперинфляции. После гиперинфляции денег никто не имел. Заводы стояли, цены на них были минимальными. Были созданы все условия для формирования в Украине олигархии.

Каким образом этим людям удалось настолько закрепиться в Украине и что помогает им в этом сейчас?

Степан Хмара: В свое время не была отстранена от власти старая компартийно-хозяйственная номенклатура. После распада СССР власти оказались именно в их руках. Но созданием государства они не могли успешно заниматься, потому что не были экономически, политически, идеологически и культурно готовыми к тому. Для них главной целью было обогащение. А еще – внешнее воздействие через старые связи с имперским центром – Москвой. Вот так и создалась система, которую мы называем олигархическим. А сегодня, благодаря Порошенко, эта система превратилась в типично мафиозное.

Олигархи сосредоточили в своих руках практически все финансовые ресурсы. Они захватили почти все СМИ, тем самым гарантировали себе влияние на общество. Следовательно получили и механизмы формирования структур власти. Потому как у нас проходят выборы? Манипуляция, реклама, СМИ, подкуп избирателей, формирования избирательных комиссий, коррумпированность…А еще – подлое прикрытие, что это, мол, наши избиратели привыкли голосовать за гречку. Может, каких-то 3% людей соглашаются на материальные подачки. Но это бедные, не знающие люди, которые поддаются манипуляциям, потому что кроме телевизора ничего в жизни не видят. На самом же деле такой результат олигархам гарантирует разноплановое мошенничество на выборах – через рекламу, через подкуп избирательных комиссий и, как следствие, фальсификации.

До какого состояния олигархия может довести Украину, если не будет устранена в ближайшее время?

Степан Хмара: И посмотрите, какие условия жизни мы имеем уже сейчас… Мы слышим только, что все улучшается. На самом же деле кроме лжи и грабежа в этой власти существует еще только непрофессионализм. Они безупречны мошенники и воры, и только. Мы имеем абсолютно безграмотный Правительство, абсолютно подчинен Порошенко Парламент и узкий круг лиц на Банковой, которое заботится только о своем обогащении. В том есть огромная угроза. И если не будет немедленных изменений – мы потеряем свое государство.

Виктор Небоженко: По моему мнению, Украина никогда не исчезнет. Потому что геополитические игроки и олигархи заинтересованы в ее сохранении. Более того, олигархи всегда легко мобилизуют украинских патриотов на защиту страны. Они заставят выживать, терпеть и мучиться – только для того, чтобы Украина как-то теплилась, а они продолжали на этом зарабатывать. Сейчас, кстати, олигархи серьезно задумываются над формированием авторитарного режима для сохранения своих прибылей. И во главе государства не обязательно должен быть Порошенко – может, Аваков или даже Парубий. Главное, чтобы понимал, что нужно этим олигархам.

Владимир Лановой: Олигархическая модель приводит к постоянных финансовых кризисов. Они накапливаются, нарастает внешний и внутренний государственный долг. Наша власть печатает новые деньги под облигации, чтобы покрыть огромный дефицит бюджета. Все это ведет нас к дефолту по внутренним и внешним облигациям. Пока война – нашу страну все же держат на плаву. Но мы идем путем нищеты: люди беднеют, уровень благосостояния падает. Если мы и дальше будем просить у Запада помощи, они нам будут помогать: и кредитами, и оружием. Но когда нам перестанут помогать, мы просто треснем. Тогда частные кредиторы скажут, мол, вы нам задолжали 40 миллиардов долларов, нужно чем-то расплатиться. В долг никогда не дают просто так. Мы попадаем в зависимость. И придет время, нам скажут: или отдайте земли, или деньги. Тогда мы останемся без земли. Мир очень материальный, благотворителей не бывает.

Петр Олещук: С олигархической моделью мы превращаемся в самоколонией. То есть традиционно колония рассматривается, как страна, которая находится под внешним управлением и ориентирована на продажу сырья, то есть является сырьевым придатком. Под олигархическим управлением Украина – это колония самой себя. Она вроде бы и независимая, но с другой стороны – находится в ситуации вечного сырьевого придатка. Потому что олигархам ничего больше не нужно, а благодаря контролю сырья – они не заинтересованы в развитии новейших отраслей, в благосостоянии общества. Более того, олигархи положительно относятся к тому, что значительная часть украинцев покидает Украину. Потому что таким образом они уменьшают социальную напряженность, им гораздо удобнее, чтобы люди постоянно выезжали за пределы Украины. Украину ожидает постоянная деградация, уменьшение количества населения, пребывание на периферии мирового развития.

Какой была бы Украина, если бы олигархата не существовало?

Степан Хмара: Мы были бы одной из самых развитых государств Европы.

Виктор Небоженко: Если бы его не было — было бы то, что называют «украинским чудом». У нас бы росло производство, у нас было бы больше демократии, у нас уменьшалась бы роль коррупции. А пока же проблемы только усиливаются.

Владимир Лановой: Мы с каждым годом теряем те возможности, которые имели в начале независимости. В 1991 году нас считали пятой страной Европы по промышленным и аграрным потенциалом. В 1992 году нам предлагали стать членом Европейского Союза. Я был на главе правительственной делегации и вел по этому поводу переговоры. Нам, как и Чехословакии, Польши, предлагали стать членами европейского содружества. Знаете, что мы сделали? Допустили к власти коммунистов, так называемых «красных директоров». А те разрушили финансовую и денежную систему, экономика не развивалась, заводы остановились, люди обеднели. Все то, что является нашим потенциалом, сейчас просто стоит, как напоминание о прошлом. Хотя в 1992 году мы развернули такие темпы реформирования, что нас ждали в Европе. По моим наблюдениям, мы опережали Польшу. Мы имели высокие показатели. Если бы мы тогда пошли правильным путем – сейчас мы были бы богаче Польши, Румынии, Венгрии, Болгарии. По экономическим показателям мы могли бы быть на уровне Чехии. Но сейчас мы – самая отсталая страна Европы.

Петр Олещук: При нынешней олигархической модели у нас никогда не будет успешной борьбы с политической коррупцией. Потому что это основа олигархии. У нас никогда не будет нормальных партий, потому что пока значительная часть партий, конечно, не все, являются политическими проектами, они не заинтересованы в развитии Украины. У нас угнетается средний бизнес – это результат олигархического управления, потому что олигархи не заинтересованы в его развитии. Украина, если бы не было олигархов, была бы на уровне успешных стран восточной Европы – Польши, Словакии, Чехии, Литвы, Латвии, Эстонии.

Что же делать с украинским олигархатом? Есть ли механизмы, способные разрушить его?

Степан Хмара: Общество должно иметь здоровые организационные структуры. Сейчас без публичных, хорошо организованных, целеустремленных акции с четкими задачами и программами полностью изменить эту инфицированную преступным элементом власть не удастся.

Виктор Небоженко: Олигархи не планируют никуда уходить и никак меняться. И в Латинской Америке, и в Европе, и в Китае, и в Южной Азии всегда были олигархи. Но на каком-то этапе они уступали место новым формам социально-экономических объединений. У нас же эксплуатируют Украину до последнего. Ситуация постоянно ухудшается. Мы – последняя олигархическая республика. А хуже всего, что наш Президент – олигарх, чего нет больше нигде в мире. Да, есть богатые люди, но они обращают внимание на законы. Яркий пример – Дональд Трамп, который сегодня по состоянию как раз на уровне Порошенко. Мы в очень тяжелом положении, а Президент, к сожалению, не хочет быть политическим Президентом политической страны. Он просто хочет быть самым богатым олигархом. Мир очень изменился, у нас война. И, очевидно, что дальше так быть не может, потому что олигархи с войной – вещи несовместимые.

Владимир Лановой: Крупный капитал нужно лишить возможности управлять государством, единолично пользоваться общественными благами. Нужно переизбрать новую нормальную власть и действовать соответствующим образом: забирать последнее не в обедневших украинцев в пользу богатых олигархов, а создать действительно рыночную экономику . Олигархов можно победить политически. У власти должны быть такие люди, которые бы действовали совсем по-другому, чтобы это было квалифицированное государственное управление, которое может изменить экономическую модель, в которой одни и те же люди не пользовались бы всем – законом, властью, государственными ресурсами, а работали бы на уровне со всеми. Некоторые олигархи не захотят работать в новой экономической системе, потому что они считают себя здесь баронами, владельцами этой страны. США, к слову, тоже пережили подобную экономическую модель: у них тоже были Рокфеллеры, Ротшильды, Карнеги, но они с этим справились.

Петр Олещук: Поскольку олигархия основана на сращивании политики и экономики, то следует вводить ограничения на связь политики и крупного бизнеса. То есть, пока не будет жестокого контроля возможности использования политики для обогащения и построения бизнеса, то мы ничего не добьемся.

Кто может справиться с олигархатом?

Виктор Небоженко: Скрутить олигархат могут только военные через жесткий военный режим. Или же внешние игроки — США или Германия. Известно, что все олигархи держат деньги вне страны, которую эксплуатируют. Они все закредитованы, все держат деньги в западных банках. Поэтому эти страны имеют возможность заставить украинских олигархов играть по правилам открытого капиталистического рынка.

Способна ли нынешняя власть избавиться от олигархата?

Степан Хмара: Ну, это смешно. Нынешний Парламент имеет абсолютное большинство представителей олигархических кланов, то как они будут против себя выступать? Понятно, что и колоссальный монополист государства – Петр Алексеевич Порошенко – не даст им этого сделать. Изменить что-то могут только здоровые политические, идеологические силы, на которые будет опираться гражданское общество.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*