Полномасштабная война с РФ: нападет ли Путин на Украину, рассказали эксперты

С началом весенне-летнего периода уже на протяжении четырех лет от представителей нашей власти традиционно звучат заявления о вероятности «большой войны». В этом году традициям также решили не изменять. В частности, министр обороны Степан Полторак снова напугал «простолюдинов» вероятностью «полномасштабной агрессии Кремля». В качестве аргумента он привел довольно впечатляющие для «маленького украинца» цифры: на украинской границе сосредоточены 19 батальонных тактических групп первого и второго эшелонов численностью 77 000 человек. В состав группировки входит несколько тысяч танков, 2,3 тысячи боевых машин, более 1,1 тысячи артиллерийских систем и около 400 систем залпового огня.

Конечно, такие цифры должны настораживать любого. Более того, они побуждают думать о самом плохом. Если бы не одно «но»: подобные месседжи мы слышим уже не впервые и от этого острота «впечатлений» начинает понемногу размываться. Какой же цели хотят достичь наши руководители, годами пугая украинцев полномасштабным вторжением московитов? Возможно, они стремятся к мобилизации национального духа и ресурсов? Или задачи у власти все же на самом деле другие?

Об этом «World News» спросил у военного аналитика Олега Жданова, директор центра «Украинской студии стратегических исследований» Юрия Сиротюка и эксперта по вопросам безопасности Сергея Шабовта.

Давайте сначала выясним: насколько велика вероятность полномасштабной войны с Россией?

Олег Жданов:

Так, сосредоточение войск присутствует. Однако те восемьдесят тысяч, которые озвучил Полторак, появляются на наших границах ежегодно. Эта группировка была сформирована примерно во второй половине 2015 и она с того момента никуда не исчезает. И эти восемьдесят тысяч включают в себя Приднестровье, Крым, Беларусь и наш восточный рубеж. Кроме того, 35 000 (а это примерно половина этой группировки) находится на территории Донецкой области. А еще россиянам надо поддерживать 30-40-тысячную группировка на границе Северной Кореи, у них огромные проблемы с Сирией — там колоссальные потери техники. Поэтому Россия не готова к полномасштабному вторжению в Украине. Для них эта затяжная война, в конечном итоге может сломать экономику страны и Кремль проигрывает эту войну, даже толком не начав ее.

«Министр обороны, вместо того, чтобы говорить, что «Россия нападет» в условиях, когда она уже напала, должен что-то сделать, чтобы уменьшать угрозу»

Юрий Сиротюк:

Украина на самом деле уже четыре года находится в стадии горячей войны с Россией с использованием всех доступных средств ведения войны, кроме самолетов: применяется артиллерия, реактивная артиллерия, все виды войск, спецназ и тому подобное.

А мы и дальше слышим от министра: «Путин нападет!». А что сделано для того, чтобы отвлечь широкомасштабную войну? Надо зачистить русскую агентуру внутри страны — то есть олигархат, который напрямую связан с Россией, русскую церковь Московского патриархата, русский язык, русские посольства, консульства, российский бизнес в Украине — в этом плане до сих пор ничего не сделано. Второе: надо максимально повысить боеспособность украинской нации, то есть превратить украинскую нацию из мирного в до зубов вооруженный народ, дать право свободного использования оружия, сформировать настоящую территориальную оборону, стопроцентную военную подготовку мужчин и женщин. Здесь также никакого прогресса.

Поэтому Министр обороны, вместо того, чтобы говорить, что «Россия нападет» в условиях, когда она уже напала, должен что-то сделать, чтобы уменьшать угрозу. А мы даже патронной линии не сделали! У нас продолжается товарооборот и денежный оборот со страной-оккупантом; не прекращена трудовая миграция, откровенно пророссийские силы стоят в парламенте, в городских советах и ​​готовы в любую секунду начать новую волну так называемой «Русский весны».

Однако каждый раз, когда у украинского общества возникают вопросы к украинской власти, она начинает вопить: «Путин нападет!». А Путин уже напал и он не останавливается. РФ поняла, что в прямом военном противостоянии россияне будут нести огромные потери. Поэтому Путину легче наступать пятой колонной в тылу через русский язык, свою агентуру, русскую церковь, российский бизнес, олигархат и тому подобное. Это для них выигрышная технология, которую они используют еще во времена гетмана Ивана Мазепы, когда Москвой создавались социальные антигосударственные движения, которые подрывали государственность внутри страны. Поэтому, мне кажется, страшилки «Путин нападет — слушайте Петра Алексеевича» уже не действуют, просто общество становится еще знервованишим и розлюченишим.

Сергей Шабовта:

Кризис, в котором находится власть, становится все глубже, поскольку все обещанные экономические, политические и социальные улучшения оказались даже не блефом, а циничной ложью. Также началась активная фаза президентской предвыборной кампании и расклад сил свидетельствует отнюдь не в пользу действующего президента. Все это подталкивает людей у ​​власти выдувать пузыри истерии.

Такими приемами власть действительно пытается создать противовес совершенно иным процессам. Чтобы прикрыть свою несостоятельность, ей нужны какие-то громкие события, такие как ситуация с Рубаном, или Савченко. Однако результат от них пока мизерный. Значит, нужны еще какие-то, сильнее возбудители, вроде «Путин нападет!». Но для думающих людей это уже не новый прием.

«Все эти цифры сложите вместе и отнимите от количества, заявленного Полторак — останется примерно 7-10 тысяч»

Олег Жданов:

Расписание российских войск таков: три тысячи в Приднестровье, неполная бригада тактической группы войск, 22-24 тысячи в крымском группировке. Кроме того, первый и второй армейские корпуса, которые находятся на территории Луганской и Донецкой областей — примерно 30-35 тысяч по оценке разведки. Эти два армейских корпуса скорее всего войдут в состав 8-й ПА, формирование которой было анонсировано Россией еще в 2015 году. В состав этой армии будет включена 150-я дивизия, которая была сформирована в 2016 году в Ростове. Это именно та дивизия, которая сейчас уходит от Ростова к нашим границам. Фактически, если посмотреть на карту, то это два корпуса и сзади 150-я дивизия вдоль нашей границы. Это как страховой полис России, чтобы Вооруженные Силы Украины не начали контрнаступальни действия. Поэтому она и перемещается к нашим границам.

Белоруссия. Там было 6-8 тысяч человек, но после «выдающихся» учений «Запад 2017», они увеличили эту группировку в 12 000. И сейчас оно находится в Белоруссии. А теперь все эти цифры сложите вместе и отнимите от количества, заявленного Полторак — останется примерно 7-10 тысяч. Это как раз все те, что стояли вдоль всего восточного украинской границы от Чернигова до Луганска течение последних трех лет. На большее у России возможностей нет. Для полномасштабного вторжения России надо было бы 200-250 тысяч резерва выставить и чтобы все это личный состав, техника, вооружение, горюче-смазочные материалы, полевые госпитали и т.д. были подготовлены хотя бы на три месяца войны.

Относительно тактических провокаций и того, что происходит на линии границы, то эти всплески и в дальнейшем будут происходить. Но они не постоянны: бывает, что россияне сильно нас обстреливают, а потом у них заканчиваются боеприпасы и они почти идут на перемирие. Затем накапливают материальную базу и снова устраивают нам кровавые бане.

А стратегия нашего Президента проста: чем больше запуганное общество, тем легче им управлять. Поэтому традиционно уже вынимается этот скелет из шкафа, из него сметают пыль и говорят: «Смотрите, танки на границе!». А эти семьсот танков стоят уже четвертый год между Донецком и Алабайськом. Однако как только надо отвлечь внимание народа от каких-то политических событий внутри государства, у нас сразу начинается: «Путин нападает …»

«Заявление Министра обороны Украины свидетельствует лишь об одном — нужно погасить общественную энергию, которая начинает набирать форм широкомасштабных протестов»

Юрий Сиротюк:

Из доступных источников информации мы знаем, что достаточно сильное ударная группировка российской армии сконцентрировано на Крымском полуострове, в том числе с возможным завозом туда ядерного оружия. Практически весь десантный флот завезен в Черное море. То есть, оперируя Крымским полуостровом, Путин может совершать агрессию по всему южному побережью от Мариуполя до Одессы. Россия имеет свою армию в Приднестровье и может бить оттуда. Белоруссия остается союзным государством России и в случае атаки авиации — российская авиация может возвращаться через Беларусь.

Россия несколько раз в год проводит свои военные маневры на границе с Украиной. После захвата Дебальцево и создание двух армейских группировок в Донецкой и Луганской областях, она может перебрасывать свои войска по всему фронту (в Дебальцево крупный железнодорожный узел).

Итак: есть средства в России? Есть ли Путин нападать? Учитывая современную международную обстановку, нет. А заявление Министра обороны Украины свидетельствует лишь об одном — нужно погасить общественную энергию, которая начинает набирать форм широкомасштабных протестов с привлечением ветеранов русско-украинськори войны.

Сергей Шабовта:

Надо понимать, что закончилась зимняя фаза и происходит некоторое изменение мест базирования: на смену, улучшают или укрепляют линии обороны, с легкостью можно выдать и за подготовку к наступлению. Но на самом деле это штатные действия, связанные со сменой сезона. Я уверен, что стратегически в России сейчас нет намерений создать очень острый военный конфликт, потому что в Сирии значительно сложнее ситуация, куда приковано значительно большее внимание мирового сообщества.

И все же: если обострение произойдет, то какой будет реакция Запада?

Олег Жданов:

США очень заинтересованы в повышении обороноспособности Украины в целом и боеспособности наших Вооруженных Сил в частности. К сожалению, наше руководство ведет такую ​​политику, что у нас нет самостоятельных требований на международной политической арене. Поэтому в случае конфронтации НАТО и России все военные действия будут проходить на территории Украины и наша армия будет вынуждена вступить в бой с вооруженными силами России. США в этом случае, так сказать, будут подносить боеприпасы, то есть будут всячески официально и неофициально нас поддерживать для того, чтобы мы здесь перемалывали российскую военную угрозу и под видом защиты своей территории служили так называемой буферной зоной между НАТО и Россией.

Юрий Сиротюк:

Действия США, Франции, Великобритании будут аналогичны их действиям, когда Гитлер напал на Польшу: будет глубокое возмущение и много политических заявлений. Для США Украина — это элемент геополитической игры: сегодня могут поддержать, завтра могут продать, если будет выгодно. Вспомним, что именно США с Россией ограбили Украину, уничтожив нашу ядерное оружие. Поэтому не надо полагаться ни на кого извне. Можно полагаться только на силу своего народа.

А что, кстати, с вопросом миротворческого контингента на Донбассе?

Юрий Сиротюк:

Для того, чтобы получить миротворческий контингент, нужно решение Совета безопасности ООН. А там Россия имеет право вето, если и будет введен миротворческий контингент, то только тот, который выгоден России. Введение выгодного России миротворческого контингента не остановит войны, а только усилит отторжение оккупированных частей Донбасса от Украины. Это будет защита пророссийских боевиков. Поэтому в ближайшей перспективе, никаких миротворцев на территории Украины мы не увидим. А если увидим, то это будут миротворцы, где под белым флагом будет скрыт российский триколор.

Сергей Шабовта:

Миротворческий контингент ООН — это больше фантазия и желание господина Порошенко и его команды, чем реальная потребность самой ООН. Легко сделать заявление. Но за ней стоит самое главное — во-первых, создать протокол, согласно которому надо определить все полномочия и функциональность этого контингента. Во-вторых, за этим стоят невероятные финансовые затраты: а кто их на себя возьмет? Точно, не Украина, потому что мы считаем, что сейчас нас выступит большое количество доноров. Но в любой стране, если произойдет гибель этого контингента, крики поднимутся такие, что мало кто из них решится на продолжение этой миссии. И это Порошенко и Климкин должны понимать.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*