Что произойдет с РПЦ после томоса

Вселенский патриарх Варфоломей Вселенский патриарх Варфоломей

По истерической реакции московских попов уже всем стало понятно, что Вселенский патриарх Варфоломей таки предоставит Украинской православной церкви КП томос. Из-за это эфэсбешник Кирилл прекратил в службах вспоминать Вселенского патриарха, а настоятель Киево-Печерской Лавры, любитель дорогих авто и защитник сепаратистов митрополит Павел пригрозил «проклясть всех украинцев до седьмого колена».

Что же ожидает Украинскую православную церковь после получения томоса? Да все ли будет так просто и гладко? Об этом наш корреспондент спросил заведующего отделом истории религий и практического религиоведения Отделения религиоведения Института философии НАНУ Людмилу Филипович и директора Института трансформации общества Олега Соскина.

Что означает томос для Украины?

Людмила Филипович:
Томос для Украины – это духовная и религиозная независимость от трехсотвекового гнета и рабства, это свобода от «канонической» Московской церкви. Потому, что сейчас мы более-менее в экономической, политической, социальной и культурной жизни отошли от Москвы. Как сказал патриарх УГКЦ Святослав, «мы строим свой украинский мир». Зато мы остаемся зависимыми от церкви страны-агрессора. Московский патриархат в Украине до сих пор контролирует нашу религиозную и духовную жизнь. Они несут здесь идеологию «русского мира», пропагандируют идею «трех братских народов», портят наше сознание всякой ерундой, которые выгодны Кремлю. А потому томос – это свобода.

Каков механизм предоставления томоса УПЦ КП?

Олег Соскин:
Механизм разработан Вселенским патриархом. И сейчас началась его практическая реализация. Было назначено двух экзархов – предстоятелей канадской и американской автокефальных православных церквей, потому что Украинская автокефальная соборная церковь будет восстанавливаться под прикрытием материнской Константинопольской церкви.

Я думаю, сначала Украинская независимая православная церковь будет функционировать под временным руководством Константинополя, то есть наша независимая от Москвы церковь – это будет митрополия, а не патриархат. Нам стоит понять, что без этого никак не обойтись. Украинская автокефальная православная церковь будет функционировать со статусом митрополита, которого нужно будет выбрать. Чтобы избрать митрополита, нужно будет собирать Всеукраинский собор. Его Вселенский патриарх Варфоломей, сотрудничая в Украине с представителями разных конфессий, должен образовать с так называемого «черного» и «белого» духовенств.

И уже на этом этапе есть нюанс. Чтобы эти делегации избрали митрополита, надо, чтобы у них был законный статус. То есть, чтобы хиротонию (рукоположение) они получили в соответствии с церковными православными канонами. В УПЦ КП, к сожалению, с этим есть проблемы. Потому что пока из Филарета не снимут все анафемы, которые на него наложила московская церковь, все священнослужители, которых он рукоположил, в глазах православного мира не имеют никакого статуса. Вот это и есть наша главная проблема.

Сейчас, по моему мнению, экзархи, прибывшие от Варфоломея, должны привести всю эту хиротонию в соответствие с церковными православными канонами. Однако это касается только УПЦ КП. Потому УАПЦ канонической, они имеют хиротонию от митрополита Мстислава Скрипника. И когда с УПЦ КП уладят недоразумение, начнется процесс по созданию оргкомитета для избрания делегатов на Вселенский съезд. Он начнет готовить Всеукраинский Собор для формирования новой Православной церкви. До сих пор должны быть распущенными Киевский патриархат и УАПЦ. После этого будут избраны делегаты и на этом Соборе будут выбирать главу новой церкви. Нового митрополита будут выбирать в два тура.

То есть патриархатом Украинская поместная церковь сможет стать не сразу?

Олег Соскин:
Создать Митрополию мы можем уже за год. Утверждение патриархата займет более длительное время. На первом этапе украинская поместная церковь будет иметь митрополию, патриархат мы получим уже позже. Эта митрополия будет под опекой Константинополя. Понятно, что в этой всей схеме, нет Москвы. Постепенно эта церковь будет разрастаться: все церкви перейдут со временем под ее опеку. Сразу на территории Украины у Московского патриархата должны быть забраны все монастыри, поскольку они напрямую подчинены Кириллу. Туда должны быть назначены на конкурсных началах епископы.

Людмила Филипович:

Томос – это лишь возможность освободиться от влияния «русского мира». Стоит понимать, что это лишь начало борьбы за нашу независимую церковь. Дальше будет очень интересно, поскольку у украинцев есть возможность строить церковь нового образца, церковь, которая будет востребованной в 21 веке. Церковь «открытого православия». Но многое зависит от того, кто будет создавать эту церковь и как это будет делаться. Нам нужно от вертикальной системы управления церковью переходить к горизонтальной. Церковь может руководствоваться вообще коллегиальным правительством. То есть, чтобы не один человек решал церковные дела, а это делалось совместно.

А что с московской церковью?

Олег Соскин:
На организационном уровне московская церковь в Украине должна быть распущенной, потому что мы будем иметь законного митрополита. После того, как Украинская церковь заберет себе монастыре, монахам, живущим в монастырях МП, должно быть предложено два варианта: или стать частью новой церкви (возможно только после тщательной проверки их биографии), или забираться в Москву.

Лучший вариант для Онуфрия и Московского патриархата – это когда они сами себя распустят и поедут в Москву. Конечно, они могут начать переходить в новую православную церковь. И в этом есть определенная опасность, поскольку в Украинскую автокефальную православную церковь могут попасть и «кагебисты», и сотрудники российской разведки. Для этого к каждому священнику МП нужно будет пристально присматриваться. Стоит образовать своеобразный «люстрационный» церковный комитет. Подобные назначения должен делать публично, их фамилии должны знать СМИ и общественность. Тогда любой может этому комитету предоставить необходимую информацию. Главное, чтобы это делалось публично. Проверять нужно будет каждого. К примеру, если он монах, а у него есть машины и недвижимость, то таких в новой церкви нам не нужно.

Людмила Филипович:

В основе новой украинской церкви УПЦ КП, их поддержала УАПЦ и несколько представителей Московского патриархата, которые просили не разглашать их имена. Как пояснил нам Архимадрид Кирилл Говорун, к Украинской поместной церкви не будут присоединяться митрополиями МП. Решение о присоединении будут принимать верующие. Прихожане будут решать, в какую церковь они хотят ходить. И вот они, решив присоединиться к Поместной православной церкви, будут идти к священникам. И они будут выбирать: хотят ли они присоединиться к Поместной церкви или хотят остаться в Московском патриархате. И если священник МП откажется присоединяться к новой церкви, тогда верующие имеют право выбрать себе на приход нового священника. В Украинской традиции есть такая вещь, как выбирать себе священника и даже епископа.

Неужели все будет так просто?

Людмила Филипович:
В Москве уже нам угрожают кровавыми сценариями. Но они нам постоянно угрожают, нужно не считаться и двигаться вперед. Патриарх Кирилл постоянно шантажирует Вселенского патриарха Варфоломея. Но Вселенский патриарх явно уже принял решение о предоставлении Украине Томоса. В конце концов Москва не впервые шантажирует Константинопольского патриарха за то, что он предоставляет томоса. Такое уже было в случае с Польской автокефальной православной церковью в 1924 году и Эстонской автокефальной православной церковью в 1996 году. Во время предоставления им независимости, Москва тоже была против, они тогда тоже заявляли, что у них забрали кусок «канонической территории». В конце концов, это не удивительно, для россиян каноническая территория может быть даже в Атлантиде.

Нам нужна эта церковь, потому что мы отстаем в своем историческом развитии. И в том, что мы позади, нам очень «помогает» Россия. Мы уже бы в 1917 году имели независимость, если бы «советка власть» нас не уничтожила. Сейчас Россия не сможет ничего сделать: Украина получит церковную независимость. Единственный аргумент, который есть у Путина – это ядерная кнопка и все.

А что дальше?

Олег Соскин:
Наша независимая церковь должна стать Православной церковью Руси-Украины. Эта церковь должна полностью вступить в церковные, юридические права, которые имела Русская православная церковь, пока ее не уничтожил МП. Тогда можно говорить о том, что московская православная церковь не имеет томоса, они просто забрали у нас статус нашей церкви. Московская церковь по сути – это незаконная организация. И когда мы получим восстановленную церковь Руси-Украины, мы можем начать требовать от РПЦ возврата всех монастырей, находящихся на территории нынешней Московии, которые исторически принадлежат нашему государству. В первую очередь – это монастыри Пскова, Новгорода. И так мы можем начать перезагрузку нашей страны из нашей церкви. Это позволит нам вернуть себе свои этнические земли.

Людмила Филипович:
И действительно: для России предоставление Украине томоса может быть сигналом про дальнейший распад их империи. Ведь РФ – не монолитная, народы, которые есть в ее составе, когда же захотят выйти из этой «тюрьмы».

Leave a comment

Your email address will not be published.


*