Те, кто вчера осуждал националистов, сегодня воруют их идеи и выдают за свои

Богдан Червак Богдан Червак

По результатам последнего опроса социологической группы «Рейтинг», уровень поддержки деятельности ОУН-УПА в Украине с 2010 года вырос в 2,5 раза! Это свидетельствует о том, что украинское общество стремительно «правеет» и даже власть, которая до недавнего времени стремилась казаться «насквозь либеральной», чтобы понравиться избирателям, теперь активно пользуется националистической риторикой.

Накануне 76-й годовщины создания Украинской повстанческой армии мы решили выяснить: какой была бы Украина, если бы ее строили именно националисты? Есть ли в Украине силы, которые можно считать наследниками героических достижений и подвигов ОУН-УПА?

Об этом — в беседе с директором Научно-идеологического центра им. Д. Донцова Олегом Баганом, Главой ОУН Богданом Червяком, доктором исторических наук Сергеем Адамовичем и директором Национального Научно-исследовательского института украиноведения МОН Украины Богданом Галайком.

Если бы сегодняшнюю Украину строила ОУН, каким было бы это государство?

Богдан Червак:
В 1929 году в Вене на учредительном Конгрессе украинских националистов была провозглашена ОУН и заложена модель Украинского государства в программных принципах. Первой задачей националисты ставили себе получить это государство, а второй-закрепить его как государство украинской нации.

Следовательно, уже тогда украинские националисты предложили национальную идею украинской государственности, которая была развита в Конституции Николая Сциборского 1940 года. Речь шла об Украине как націократичну государство, то есть государство украинской нации, национальную по форме, содержанию и духу.

В такой Украине в разных сферах жизни доминирует интерес украинской нации. В гуманитарной сфере — это доминирование украинского языка, украинской церкви и традиции. В экономической сфере — экономический национализм (или экономический прагматизм, как его называют в мире), то есть защиту своего в любых отраслях). Во внешнеполитической сфере — это ориентация исключительно на собственные силы и субъектность, а не объектность во внешней политике.

Сергей Адамович:
Если бы государство строили националисты, то сегодня бы мы имели лучшие условия для жизни украинцев и крепнущую державу, чем получили теперь балтийские государства. К сожалению, с 1991 года украинские правительства проводят половинчатую политику, которая скорее способствует ползучей русификации, чем созданию Украинской государственности.

Тезис про «украинскую Украину» противники национализма часто обозначают как шовинизм, мол, в такой Украине не будет места представителям другой национальности…

Богдан Галайко:
Во-первых, доминирование интереса украинской нации в государстве Украина — это очевидная норма. Так есть в большинстве развитых стран Европы. Франция, скажем, — это страна французов, Италия — итальянцев, Польша — поляков и тому подобное. И это, кстати, вовсе не означает, что национальные меньшинства в Украине должны быть как-то унижены, этого вы не найдете ни в одной законодательной инициативе националистов. Речь идет только о том, что представители нацменьшинства должны уважать культуру и традиции нации, в стране которой они живут.

Во-вторых: сегодня появляется много манипуляций вокруг того, что Украина — якобы многонациональное государство, здесь живут много национальностей, что надо уважать всех. Но сейчас все соцопросы свидетельствуют, что более 90 % граждан Украины считают себя украинцами и имеют украинские корни, то есть украинцами по этническому признаку!

В то же время таким показателем сейчас не может похвастаться ни одна другая страна Европы. Даже уже упомянутая Польша, которая считает себя мононациональной страной, не имеет такого показателя. Более того, в Конституции Украины записано, что мы национальная страна и должны строить свою деятельность на основе этого. Поэтому единственный вариант развития этого государства — быть на украинском. По форме, по содержанию, по названию и по наполнению.

Мы видим, что с 2010 года уровень поддержки деятельности ОУН-УПА вырос в 2,5 раза, впрочем, сегодня это — лишь половина граждан Украины. Почему за 27 лет независимости украинцы не смогли окончательно воспринять традицию ОУН-УПА?

Олег Баган:
Проблема осмысления идейно-политического наследия ОУН и УПА является одной из важнейших и одновременно сложных в современной украинской историографии (историософии) и политологии. Это обусловлено тремя значимыми факторами. Во-первых, общей настороженностью в украинском обществе и в украинской науке к идеям и опыту волевого национализма 1920-1940-х гг., что является следствием сохранения в них постсоветских и малороссийских стереотипов в восприятии украинской истории. Во-вторых, низким уровнем развития итеоретической мысли в Украине, который не позволяет адекватно воспринять и проинтерпретировать идеологию волевого национализма, в целом идейную традицию консерватизма — как украинского, так и европейского. В-третьих, мощными влияниями либеральных идей и политологических теорий, которые «загоняют» восприятие национализма в такие трафареты трактовок, которые фальсифицируют его историю, искажают идеи, подменяют понятия и стоимость.

Первый и третий факторы, думаю, являются очевидными и понятными для каждого, а насчет второго уточню: в Украине сейчас почти нет ни правых основательных теоретических журналов (хотя такие были от начала 1990-х гг., но они или стали примитивными, или «умерли»), ни мощных научно-исследовательских центров, которые бы выдавали и осмысливали традицию консерватизма и национализма, соответственно в стране не ведутся честные и открытые научные дискуссии, нет системной работы по изучению и переложения произведений зарубежных правых идеологов и теоретиков национализма-традиционализма, а это очень нужно!

За 27 лет существования украинского независимого государства (!) мы не смогли издать сочинения ведущих идеологов волевого национализма 1920-1940-х гг. (а это 20…30 имен!), кроме произведений нескольких самых известных-с. Бандеры, Д. Донцова, М. Михновского, С. Ленкавского, П. Полтавы, — произведения разных теоретиков право-консервативного мнения от конца XIX в. до периода украинской диаспоры 1960-1970-х гг. (а это — еще 40…50 авторов!), не говоря уже об издании произведений мировых классических правых теоретиков. Иначе говоря, сегодня, критикуя под влиянием либералов национализм за его якобы «нетерпимость», «тоталитаризм в тенденциях», «агрессивность и преступления» и тому подобное, мы до конца не понимаем его мировоззренческих идей, морально-духовных основ, сложных отношений с другими политическими лагерями.

Сегодня произошел колоссальный прорыв в изучении фактологии прежде всего из истории УПА, благодаря деятельности Центра исследований освободительного движения, Благотворительного фонда «Летопись УПА», творчества таких талантливых историков, как И. Патриляк, В. Мороз, А. Ищук, А. Дарованець, И. Деревянный, И. Марчук и др. Однако на уровне идеологии есть существенная брешь. Поэтому происходит несколько парадоксальная интерпретационная тенденция: параллельно в украинском обществе нарастает все большее героизация воинов УПА и их борьбы и в то же время сохраняются значительные замечания к идеям ОУН как якобы «слишком милитаристским», «профашистских» и тому подобное.

Это ненормальная ситуация, потому что общество должно понять, что националистическая идеология в своих принципах экспансивности, бескомпромиссности, волюнтаризма и идеологической посвящения, сформулированная прежде всего Д. Донцовым, была тем морально, эмоционально-приветственным, мировоззренческим «краеугольным камнем», на котором предстала т. зв. бандеровская человек — человек с твердыми убеждениями, воинственная, дисциплинированная, проникнутая идеей святой жертвенности и максимализма. Без этого «камня» не было бы героики УПА.

Поэтому теперь патриотическая часть общества, отмечая день УПА, чествуя героев, должна помнить, что еще предстоит большая работа по идеологическому перевоспитанию остального общества, по налаживанию системной пропагандистской работы, развития научно-идеологических программ изучения и актуализации идей волевого национализма. Ведь, согласимся, наше общество остается еще очень разбалансированным, бесхарактерным, анархизированым по осознанию своих национальных основ и ценностей, по пониманию стратегических целей развития нации и государства. Посмотрим, как оно легко покупается на любые «подачки», которые ему предлагают различные либерально-демократические среды, соблазняя украинца теориями о «примирении враждующих лагерей», «политическую нацию», «поиски компромисса» и тому подобное, а на самом деле подсовывая ему очередную программу космополитизма и социал-прагматизма вместо программы борьбы за четкие национальные интересы.

Кого Вы имеете в виду?

Олег Баган:
Говорю про современную идеологию таких проектов, как БПП, «Самопомощь» и др., в прошлом — «Нашей Украины», партии «Реформы и порядок» и тому подобное, которые то и дело апеллируют к народнических архетипов в украинском национальном сознании, одеваясь в идеологические «вышитые сорочки» сладкого пацифизма и мнимого патриотизма, отвлекая народ от реальных задач до полноценного самоутверждения.

Что можно сделать конкретно для углубленного вхождения националистических идей в сознание нации?

Олег Баган:
В целом в обществе медленно вырабатывается якобы консенсус по истории и идеям ОУН и УПА, и это подтверждается тем, как довольно легко после Майдана 2013-2014 гг. за пределами Галичины (Галичина еще в 1990-м однозначно признала историческую правду ОУН-УПА) начали называть улицы именами С. Бандеры и Р. Шухевича, других националистов, приняли инициативу вывешивания националистического красно-черного флага, поддерживают чествование и мемориальное празднование отдельных националистов и тому подобное. Однако это лишь поверхностные изменения (хоть они могут быть и полезными).

На самом деле в стране идет широкая и настойчивая пропаганда на разных уровнях против ОУН-УПА, против в общем идей консерватизма-национализма (настаиваю на такой формулировке, потому что эти две идеологические системы переплетаются и взаимозависимости). Здесь не говорю об антинационалистической агитации, примитивной и бешеной, со стороны пророссийских и малороссийских сред. Это само собой разумеется. Имею в виду либеральные и левые украинские среды, которые имеют свою традицию, свою стратегию (ориентации на Запад как неоспоримую стоимость и стратегическую цель), свою хорошо разработанную методологию идеологически-пропагандивної борьбы с национализмом.

Чем отличаются эти «пророссийская» и «либеральная» пропаганды против ОУН-УПА?

Олег Баган:
Пророссийский лагерь отрицает традицию ОУН-УПА в контексте своего целостного невосприятие украинской идентичности, и тогда в их пропаганде национализм выступает неким «пугалом», «последним проявлением абсолютного Зла» и на такое уже не реагируют новые поколения украинцев, а только постсоветские пенсионеры и абсолютные российские шовинисты. Зато либеральная критика является концептуальной, методологически выверенной и коварной.

Особенно сильные воздействия либералы оказывают на молодежь, которая ориентируется на западные ценности, а они преимущественно либеральными, которая живет в сфере масскультуры, которая является по духу космополитичной. И тут надо упрекнуть националистическим теоретикам, научным работникам, которые являются или неподготовленными к аргументированной полемики с либералами, или не имеют смелости их атаковать (сказывается общая бесхарактерность нашей нации). Скажем, есть много книг и статей либеральных авторов — И.-П. Химки, Я. Грицака, Т. Возняка, Г. Касьянова, А. Портнова, В. Расевича и др. — в которых выявлены очевидные фальсификации исторических фактов, подмена понятий, тенденциозность в оценках национализма, истории ОУН-УПА, но критики на них маловато, часто даже боятся назвать их имена в контексте каких историософских полемик.

Например, Центр исследований освободительного движения во Львове издал два десятка своих научных сборников (в общем очень качественных), но там нет ни одной значительной статьи против либеральных критиков и фальсификаторов, наоборот, есть статьи либеральных историков, в которых притесняет идеология украинского национализма, в частности тенденциозно оценивается наследие Д. Донцова как якобы «фашистская». Вот вам уровень «националистической принципиальности»!

Почему либералам удается поносить национализм и укреплять свои позиции?

Олег Баган:
Для усиления своих идейных и моральных позиций либералы удачно используют диссидентское движение 1960-1980-х гг. В основном общество не понимает, что диссидентство было либерально-демократической альтернативой, отрицанием до волевого национализма 1920-1940-х гг. У нас царит общее мнение, что и те, и те были «националистами» (на той основе, что все они боролись за самостоятельность Украины).

В 1990-е годы именно диссиденты — В. Чорновил, Есть. Сверстюк, братья Горыни, Л. Лукьяненко, Н. Маринович и др. — очень много сделали для того, чтобы затормозить развитие национализма. В этом моменте либералы прибегли к грандиозной фальсификации: они со всех сторон доказывают, что «диссидентство было новым этапом украинского национализма и предложило качественно другие, призванные новыми историческими условиями, формы и методы политической борьбы, другие ценности».

Так происходит хитрая и тактически выгодна дезориентация украинства: оно начинает искренне верить, что волевой национализм «отжил», «потерял стоимость и идейное звучание», что он является лишь плюсом для историков, а истинный «национализм современности» — это либерализм. Абсурд! Но этот абсурд есть у головах масс, есть у нас нормой.

Такая политическая логика путает людей, сеет хаос, не дает им возможности правильно голосовать: миллионы украинцев, регулярно голосуя за либеральные проекты (от Движения до «Народного фронта»), думают, что они голосуют за «националистов». Кстати, сами либеральные политики, чтобы понравиться избирателю, постоянно врут, что они признают идеалы ОУН и УПА, а потом, придя в парламент, голосуют против всего, что укрепляет украинскую идентичность, примеров этому — тысячи. Самый яркий из них — партия В. Ляшко, к которой «записался» даже сам Ю. Шухевич!

Чаще всего украинских националистов обвиняют в том, что они — проект Москвы. Почему?

Богдан Червак:

Больше всего, кого боится Кремль в современной Украине, — это как раз украинских националистов, потому что именно националисты со времени создания ОУН были самыми последовательными в своей борьбе с Москвой. При том националисты очень хорошо понимали и понимают сегодня, что половинчатых решений в борьбе с Кремлем быть не может. Националисты ставят себе целью развал Российской империи, потому что только так можно обеспечить в исторической перспективе существования Украины как независимого государства. Поэтому обвинять украинских националистов в том, что они подыгрывают Кремлю, — означает распространять российскую пропаганду, и близко не понимая, что такое украинский национализм.

Богдан Галайко:
Для дискредитации врага в его же тылу эффективнее — обвинить в этом врага в работе на себя. Вот и вся суть. Такую методику активно применяли русские царские власти, а затем советы. Сегодняшняя власть в РФ активно подражает своим предшественникам. Однако угрозу в националистах видят и украинские политические партии. Не сумев найти реальных аргументов, чтобы утопить оппонента, они применяют такие манипуляции и ищут среди борцов за Украину «агентов Кремля». Все это свидетельствует только об одном: антиукраинские круги в Украине, пятая колонна и сам Кремль чувствуют наибольшую угрозу себе именно в украинских националистах.

Олег Баган:
Это идеологический маневр для дискредитации национализма, придуманный различными провокаторами в диаспоре. Недавно на телеканале ЗИК его озвучил епископ УГКЦ а. Борис Гудзяк: «С. Бандера и его чин — это коварный проект Москвы». То есть определенные либеральные группы, прежде всего из среды УКУ во Львове, настойчиво используют авторитет Церкви для борьбы с национализмом. В общем это делать легко, потому что христианская этика и философия направлены на неприятие воинственности и злобности в человеке, поэтому каждую Церковь легко настроить против национализма, который постоянно говорит о необходимости борьбы (ибо наша нация как постколониальная постоянно находится в окружении антиукраинских сил и деструктивных тенденций).

Есть ли в современном украинском политикуме политические силы, которых можно четко идентифицировать как продолжателей линии ОУН?

Богдан Галайко:
Здесь, заметьте, речь идет прежде всего о преемственности от ОУН (б), ОУН (м) сейчас официально зарегистрирована как общественная организация. Так, после восстановления независимости Украины 1991-го деятельность ОУН (Б) была переведена на украинские территории. На то время руководитель структуры Слава Стецько официально зарегистрировала партию Конгресс украинских националистов как политическую структуру, которая продолжала деятельность ОУН (б).

В то же время и другие структуры начали декларировать в своих программных документах правопреемственность ОУН. Еще в 1990 году появилась партия “Государственная самостоятельность Украины”, 1991-го — Социал-национальная партия Украины, теперь известная как «Свобода». 2003-го ДСУ припила деятельность. «Свобода» зато начала активно развиваться и в 2012 году сумела совершить настоящий прорыв: националисты впервые сформировали фракцию в ВРУ седьмого созыва. Взяв за основу наработки одного из идеологов и видных деятелей ОУН (б) Ярослава Стецько, в частности его труд «Две революции», в которой описано социальную и национальную составляющие преобразований, которые должны привести Украину к успеху, «Свобода» на собственном примере показала, как нужно слова подтверждать действиями. 37 депутатов-свободовцев тогда показали активную деятельность, подав немало инициатив, которые шли сквозь призму собственно программных основ ОУН.

Олег Баган:
«Свобода» сыграла спасательную роль. Эта политсила сумела объединить большое количество людей на правой политической программе, сделать ее привлекательной, сумела сформировать когорту качественных, активных политиков, которые начали влиять на сознание масс своей индивидуальной осанкой (А. Тягнибок, И. Фарион, А. Сыч, А. Ильенко, Ю. Сиротюк, Ю. Левченко и другие). «Свобода» единственная повела широкую атаку на массовую украинофобию, которая тогда процветала в атмосфере «Ющенко» пацифизма и благодушия. Этот прорыв, образно говоря, отрезвил украинство, вытащил его из болота компромиссности (вспомним всякие «Универсалы», которые подписывал лагерь. Ющенко с бандой В. Януковича!).

Богдан Червак:
В прошлом году украинские националисты («Свобода», «Национальный корпус», «Правый Сектор», ОУН, КУН и С14) подписали Манифест единства. Это свидетельствует о том, что идеология ОУН и УПА выдержала испытание жизнью, она правильная, направленная не только на завоевание украинской государственности, но и на закрепление ее как государства национального, государства украинской нации, которой присущи украинская культура, традиция и все формы экономического и социального развития.

Насколько практична деятельность сегодняшних националистических политсил воспроизводит оуновское видение построения Украины?

Богдан Галайко:
В видении ОУН крестьяне, рабочие и интеллигенция смогут свободно, богато и культурно жить и развиваться в Украине, в которой не будет «помещиков, капиталистов и большевистских комиссаров, служащих НКВД и партийных паразитов», а крупная промышленность будет принадлежать государству. Сегодня украинцы имеют такую угрозу развития в олигархате, который монополизировал рынок и поджал под себя стратегические предприятия. Яркий пример этому — энергетическая отрасль. Миллионы киевлян месяцами сидят без горячей воды, ведь генерирующая компания «Киевэнерго» находится в руках олигарха Ахметова. Была бы она коммунальной, горсовет давно решила бы проблему. За это как раз и борются нынешние националистические политсилы. Они выступают категорически против приватизации стратегических предприятий и за разрушение олигархата как основной причины обнищания украинцев (к ВРУ, кстати, еще зимой внесли Антиолигархический пакет законов, который власти, к сожалению, упорно игнорирует).

Так же ОУН четко декларировала, что земля — это исключительная собственность государства. Сегодня же «свободовцы» не только поддерживают мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения, но и настаивают на запрете торговли землей вообще, взамен предлагая только предоставлять землю в долгосрочную аренду.

Сергей Адамович:
Как в период борьбы против польского помещичьего землевладения в Западной Украине в 20-30 — х гг. ХХ века, так и в сегодняшней борьбе против олигархата, националисты защищают простого украинца от экономической эксплуатации. Не сошла с повестки дня и проблема борьбы за украинскую историю, язык и культуру. Современные правые политические партии — фактически единственные, базирующих свою деятельность на идеологических принципах, а не на интересах олигархических клик или вождей.

Богдан Червак:
В свое время националисты имели большую фракцию в ВРУ (фракция «Свободы» в седьмом созыве). Сегодня националисты являются успешными городскими головами по всей Украине, в частности, возглавляют три области центры — Тернополь, Ивано-Франковск и Хмельницкий. И это подтверждают социологические и рейтинговые компании. То есть там, где возможность получить власть была, они воспользовались сполна, показали, что украинский национализм может быть не только мощным, но и государствообразующим. Сегодня города и области, в которых к власти пришли националисты, показывают огромные темпы развития и лучшие результаты в Украине.

Однако еще никогда не было такого, чтобы националисты получили большинство в ВРУ, имели возможность сформировать правительство и реализовывать политику, направленную на утверждение национальной модели Украинского государства в общенациональном масштабе. Одновременно в нескольких созывах ВРУ националисты спродукували большое количество государственных законопроектов, большинство из которых властная верхушка годами игнорировала, а теперь, накануне выборов, начинает выдавать за свои, пытаясь получить поддержку национально сознательного избирателя. Здесь как пример стоит вспомнить хотя бы утверждение лозунга «Слава Украине!» в армии и полиции. Соответствующий законопроект националисты зарегистрировали в ВРУ еще в 2014 году. Впрочем руководство государства упорно игнорировало его, и недавно решило написать «свой» законопроект, подав эту инициативу как собственную победу.

Все это свидетельствует о том, что идеология национализма актуальна. Те, кто вчера осуждал националистов, обвинял их в различных «фобиях», берет идеи националистов и выдает их за свои. Я бы советовал относиться к этому спокойно. Главное, чтобы идея украинского национализма реализовывалась. Однако, не надо забывать одно важное различие между людьми, которые это делают, и собственно националистами: националисты не только декларируют то, что хотят сделать. Когда они приходят к власти, они это делают. Зато в случае политсил, которые «одалживают» их идеи, мы видим обратное: все делается ради пиара и в подавляющем большинстве случаев существенно искажается, хотя обертка и остается «националистической».

Leave a comment

Your email address will not be published.


*