Раскол России начнется с Москвы

Раскол России Раскол России

Как только в Ингушетии люди вышли на протест из-за соглашения о границе с Чечней, которая предусматривает обмен территориями, Путин сразу же стал стягивать туда войска, чтобы обуздать любые проявления сепаратизма, которые в этой империи пытаются всеми силами скрывать и подавлять. Однако эксперты убеждены: сепаратизм для России — явление естественное. И рано или поздно эта империя расколется на части. Даже больше — вообще исчезнет с карты мира.

Насколько вероятным является упадок и развал России, какие регионы, и чем именно, являются потенциально опасными для этой страны, наш корреспондент спросил у директора Негосударственного аналитического центра «Украинские студии стратегических исследований» Юрия Сиротюка и директора Центра ближневосточных исследований Игоря Семиволоса.

Насколько вероятен раскол России и каковы предпосылки и факторы для этого?

Юрий Сиротюк:
Россия — это империя, которая держится исключительно на военной мощи. А такие империи всегда должны воевать и увеличивать свой объем для того, чтобы выжить. Поэтому она и совершает почти каждый год очередную агрессию. Потому что это единственное, что удерживает ее целостность. Вообще Россия является очень сложной империей, неестественной с точки зрения национального состава. Потому что население России — очень разнородная, его формируют различные этнические группы, в т. ч. различные религиозные группы: христиане, мусульмане, буддисты.

К этому времени вся эта конструкция держалась лишь на принуждении. А военная сила — на экономической мощи и эксплуатации. И сегодня, когда Россия находится под санкциями, видим, что ее население очень радушно приветствует действия российского правительства относительно любой военной агрессии. Как это было с Украиной, когда россияне признали наше государство своим врагом. Ведь российское население не готово платить собственную цену. И только в России возник мелкий вопрос о повышении пенсионного возраста, то рейтинг Путина резко обвалился до самой низкой границы. А на последних местных выборах представители провластной партии «Единая Расия» лишь благодаря фальсификациям смогли достичь определенного успеха.

Поэтому сегодня нарастают центробежные тенденции будут нарастать дальше в зависимости от того, насколько будет снижаться экономическая мощь России. Чем больше эта страна будет зажата тисками санкций, тем больше будет нарастать внутреннее недовольство в стране, не будет хватать средств на полицейско-репрессивный аппарат, потому что львиная доля средств в России направлена на поддержку полиции. А сепаратизм в России является естественным.

Ведь никакого естественного желания, например, у чеченцев или у других жителей Кавказа жить в составе Российского государства нет и не было. Их держат исключительно военным принуждением. У якутов также нет никакого желания жить в составе России. Ведь, обладая огромными запасами алмазов, они живут чрезвычайно бедно. Такой мотивации нет и у финно-венгерских народов. И так можно говорить про всю Россию. Татарстан давно бы уже вырвался, но единственное, что их сдерживает — они не имеют выхода к границе, потому что расположены внутри страны. Сейчас эта вся ситуация только усугубляется и обостряется. Поэтому очевидно, что уже в ближайшей перспективе, а она измеряется «пятилеткой», Россию ждут очень серьезные внутренние подвижки.

И, как не странно, но только содействие стран Запада может спасти единство России. И это еще один феномен: Запад не готов воспринять раскола России, ведь боится раскола страны, которая обладает крупнейшим в мире ядерным боезапасом. Но этот процесс неизбежен. Потому что империи рано или поздно приходят в упадок. Тем более, такие, как Россия, которые лишь эксплуатируют.

Другой вопрос, что Россия способна к любым изменениям исключительно в случае военных поражений. Поэтому нужны не только серьезные внутриполитические всплески, но и военное поражение для того, чтобы подтолкнуть Россию к вышеупомянутому естественного шага. Потому что пока существует Российская империя на Евро-Азиатском пространстве, к тому времени покоя и безопасности не будет иметь ни один ее сосед.

Более того, в случае раскола России сразу «включится» Китай. Потому что огромные пограничные зоны России с Китаем уже и так колонизированы последним. И если раньше Китай не имел ни экономической, ни военной мощи, чтобы их освоить, то теперь он просто мгновенно такой возможностью воспользуется.

Игорь Семиволос:
Захватывая новые территории, россияне получают народы, которые выступают и выступали в процессе захвата против России. И всегда есть шанс, что эти порабощенные народы и впредь будут выступать против центральной московской власти. Но с другой стороны, они чувствуют себя в безопасности, когда территория страны расширяется. Единственный способ приблизить развал этой страны — расколоть ее политические элиты в центре страны. Ведь Россия — централизованное государство. То есть создать ситуацию, чтобы конкуренция различных политических групп вокруг Кремля за власть привела к потере управляемости процессами. И именно это будет способствовать тому, что Россия может оказаться на грани развала.

Какие регионы сейчас являются потенциальной опасными в этом плане для России и чем именно?

Юрий Сиротюк:
Наиболее болезненной точкой» для России всегда был Кавказ, ведь его населяют мусульмане, которых захватили в очень жестокой и кровавой резне. И они об этом помнят. Тем более, мусульманские страны очень воинственны, поэтому именно этот регион всегда был для России «горячей точкой» № 1.

Еще один регион — Татарстан, который населяют также мусульмане и которых захватила Россия — также постоянно тяготеет к независимости. Дальний Восток России, к примеру, — это регионы, которые с ней не связаны даже железнодорожным сообщением. Они вообще уже живут в азиатском экономическом пространстве. У них больше общего с Китаем и странами Запада, чем с Россией. Есть и постоянные проявления казацкого сепаратизма на Кубани. Также стоит упомянуть и бурятов-буддистов, живущих в районе озера Байкал и занимают территорию размером, как территория Франции. Они никак с Россией не связаны — ни ментально, ни культурно, ни экономически, если не учитывать эксплуатации. Та же история-с якутами, проживающими на севере страны. Даже ком’яки, которые проживают в районе вокруг Москвы, тоже воспользуются первой попыткой раскола.

К слову, в России также существует такой вид сепаратизма, как региональный, — уральский. Урал на протяжении длительного времени оставаясь промышленной платформой России, до сих пор ничего не получил: ни инфраструктуры, ни медицинского обеспечения. И люди, которые там живут, понимают, что, кормя Россию, ничего взамен так и не получат.

Более того, есть еще одна огромная проблема: русские не имеют своей государственности. Собственно те, кто называют себя «русскими, рассиянами», не имеют своей государственности. Потому что на территории Российской Федерации нет федерального округа, земли или краю, где русские являются властью. То есть Россия — это страна, которая даже не является родиной русских. И когда встанет вопрос о том, что и россияне не должны кормить Чечню, а должны жить в своей естественной стране, можно ожидать даже российского сепаратизма.

Всего скрытых ячеек национально-освободительных движений на территории России — около сотни. Ведь вся сложная структура держится исключительно на лжи. Причем их всех убедили, что они «расияне». Поэтому, если начнется этот процесс, скрытый природный сепаратизм, присущ всем нацменшинам на территории России, то он будет напоминать карточный домик, который развалится на глазах. И очень быстро это унитарное государство исчезнет с карты мира. И это естественный и неизбежный процесс. Ведь ни один нерусский этнос не давал согласия на присоединение к Российской империи.

Игорь Семиволос:
Как не странно, таким регионом может стать, в частности, Сибирь. Там всегда наблюдались автономистские тенденции и движения, которые сейчас загнали “под асфальт”. Но все же они существуют и в любой момент могут снова проявиться. Что же касается кавказцев, то они в основном не демонстрируют готовности выйти из состава России из-за того, что их политическая элита получает деньги из центра.

Однако, если мы все же говорим о вероятном расколе России, единственным местом, откуда он действительно может начаться, является Москва. И это благодаря столкновению интересов различных политических групп внутри российского политического класса. Сейчас Путин более-менее контролирует политический класс, постоянно проводя «чистки». Это нечто похожее на мягкую версию Сталина. И политический класс таким образом, кроме очень малой группы людей, приближенных к российскому президенту, постоянно находится в состоянии тревоги и ожидании репрессий.

В последнее время, в частности, участились аресты или отставки. Это означает, что Путин пытается благодаря своему репрессивному аппарату удерживать ситуацию под контролем. И пока хватит для этого средств, вряд ли что-то существенно изменится. Потому что сейчас нет альтернативы Путину внутри политического класса. Того, за кем пошла хотя бы часть представителей этого политического класса. Это означает, что, как минимум, надо подождать еще один политический цикл — президентскую каденцию. Чтобы внутри политического класса созрели достаточные противоречия, для того, чтобы сформировать альтернативу и предложить ее российскому обществу.

Поэтому в России продолжится упадок. И многие сравнивают эту ситуацию с временами Брежнева. Однако Россия — не Советский Союз, там противоречий уже накапливается немало, хотя на сегодня их трудно четко идентифицировать. Поэтому, надеюсь, мы увидим какую-то адекватную альтернативную реакцию части политического класса. Что-то вроде того, что происходило в России в начале ХХ века, когда царизм вдруг перестал быть популярным и от него открестились практически все.

Насколько серьезным может оказаться конфликт на Кавказе, ведь видим, что Путин стягивает в Ингушетии российские войска?

Юрий Сиротюк:
Кавказ для России всегда был пороховой бочкой, которая может взорваться в любой момент. Только Россия уняла Чечню, как зашевелился Дагестан. Сейчас неспокойно в Ингушетии. И это такой клубок нерешенных проблем, который Россия может только залить кровью и зецеменировать танками. Однако отнюдь не способна решить. Потому что, например, Россия сделала с Чечней? Сначала утопила в крови, а теперь платит ей дань. Просто откупается каждый год. И только эту дань Чечня перестанет получать, местная власть станет сепаратистской и будет выступать против России.

Игорь Семиволос:
Северный Кавказ — проблемный регион для Российского государства, в частности, для Путина. Поскольку его становление как политика и лидера в России значительным образом связано с «созданием мира» Кавказа. Поэтому по этому региону всегда будут осуществлять любые превентивные меры, чтобы не допустить эскалации. Потому что россияне сейчас не готовы разжигать военные страсти в избытке. Скорее — вести диалог с местными элитами, хоть и ни о чем.

А конфликт в Ингушетии более локальный и не создаст существенных проблем для России. Хотя определенные риски все же есть. Однако их на Северном Кавказе и так хватает. Все же понимают, какой может быть возможная реакция в ответ на попытку сепаратизма. Потому что в России есть еще достаточно ресурсов, чтобы нанести жесткий удар. При этом этот удар, эта жесткая реакция всегда предполагает «кнут и пряник». С одной стороны, видим жестокое отношение к этих регионов, а с другой — их засыпают деньгами, подкупая местные элиты. Таким образом создают ситуацию показушного контроля.

На сколько частей все же может расколоться Россия? Как в политическом и экономическом плане будут выглядеть эти территории?

Юрий Сиротюк:
Россия может распасться на десятки частей. И неизбежно после ее распада начнутся определенные процессы. Это, во-первых, резня русских в тех регионах, где они составляют меньшинство, но всегда были вымогателями. Потому что они могут попасть под серьезный прессинг со стороны местного населения. С другой стороны, Россия так завязывала межнациональные отношения внутри страны, что создала зону напряжения, поэтому могут возникнуть межнациональные конфликты на Кавказе и в других местах.

Более того, в распаде России, который должен быть контролируемым, важную роль и ответственность на себя должна взять Украина. Ведь наша страна должна сохранить от этнических чисток тех украинцев, которые компактно проживают на территории России: в Сером, Зеленом, Малиновом Клиньях, на Кубани подобное. А также тех украинцев, которых национальные меньшинства воспринимаю как «русских». Поэтому Украинское государство уже сейчас должно работать с гражданами России украинского происхождения, чтобы она со своей стороны связывала контакты с местными элитами и объясняла, что они — не русские. Потому что все империи рано или поздно приходят в упадок, поэтому раскол России даже не требует доказательства.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*