Спасибо Гройсману за наше «счастливое детство»!

Гройсман и цены на газ Гройсман и цены на газ

Кабинет министров Украины сделал украинцам очередной сюрприз, подняв цену на газ на 23,5%. «Заботливое» правительство Гройсмана при этом заявило, что это повышение является несущественным, ведь могло быть и 60%. У Гройсмана даже умудрились попиариться на повышении тарифа, заявив что, мол, Украина избежала дефолта, правда там не уточнили, что за это все мы заплатим зимой.

Что дальше? Повышение тарифов спасет ли Украину от дефолта? Об этом наш корреспондент спросил эксперта по социальной политике Андрея Никончука, директора энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентина Землянского и экономического эксперта Александра Охрименко.

Можно ли было избежать повышения цены на газ для населения?

Валентин Землянский:
Повышение тарифов-это пренебрежение к и так небогатым украинцам. Даже то, что правительство Гройсмана в конце рабочей недели вечером собралось на экстренное, тайное заседание, чтобы принять поднятия тарифов на газ для населения, свидетельствует о неуважении власти к украинцам. Вот эти все заигрывания: «повысим-не повысим», «должны повысить на 60%, но «мы о вас заботимся» и будет на 23%» – это цинично.

Избежать повышения тарифов для населения при условии деятельности этого правительства было невозможно. И это не связано с рынком или чем-то еще, просто в Гройсмана и его правительства отсутствует стратегия развития энергетического сектора и экономики Украины в целом. Чтобы избежать повышения цен на газ должна была изменена парадигма в отношениях с ЕС и МВФ вот и все. Тарифы на газ можно было не поднимать, если бы «Нафтогаз» заключал адекватные договоры с европейскими газовыми компаниями.

Андрей Никончук:
Подняв цену на газ, Кабмин показал свою неспособность ответить за свои обещания в социально-политическом направлении. Ведь нам обещали инвестиционный климат, не повышать тарифы, доллар по 5 гривен и так далее. В ситуации с ценой на газ был другой выход: не поднимать тарифы – тогда нам бы не предоставили очередного транша от МВФ, за что нас бы ждал дефолт. Правительство пошло вторым путем и решило поднять тарифы. То, что произошло – это расплата за безответственность в предыдущие годы, в частности вступления значительной суммы траншей и ненадлежащее их использование с точки зрения оздоровления экономики. Потому что именно за последние 10 лет было взято больше кредитов. Мы вспоминаем, как за Яценюка брались огромные транши МВФ, за которые сейчас отвечает Гройсман.

Подняв в очередной раз цену на газ, мы избежали дефолта?

Андрей Никончук:
У нас тупик, это все рано или поздно закончится дефолтом. Вот сейчас правительство повысило стоимость газа для населения до 23%, но это не последнее повышение тарифа на газ. После выборов опять встанет вопрос о возврате долгов международным кредиторам: нужно будет либо перекредитоваться, либо вернуть долг путем набора новых ссуд. И при этих условиях снова будет поднятие цены на газ для населения. Но так или иначе мы идем к дефолту, который обязательно будет. Потому и динамика роста ВВП, которая есть в нашем государстве, не способна обслуживать внешние заимствования и давать внутренний резерв для развития национальной экономики. Наша экономика деградирует. В принципе дефолт – это не так и страшно, он может даже оздоровить нашу экономику.

Александр Охрименко:
Правительство вместо того, чтобы реально заниматься экономикой, решил пойти более простым методом – поднять цену на газ, переждать выборы, а дальше как-то будет.

То есть 23% – это не предел?

Андрей Никончук:
Цены поднимут после выборов, ориентировочно уже на 60%. Действующее правительство просто отсрочил этот вопрос, мол, если победит Порошенко – цена на газ после выборов сразу вырастет на 60%, если нет, то это уже будет не их проблема.

Валентин Землянский:
Украинцев уже начали ориентировать на то, что «рыночная цена» на газ для населения должна быть 14-15 гривен за кубометр. То есть повышение цены на газ будет и дальше.

Что такое «рыночная цена» на газ?

Александр Охрименко:
В Украине нет рынка газа и рыночных условий. У нас есть монополист «Нафтогаз» и правительство, которое как хочет, так и назначает цены на газ для промышленности и населения. Вот если монополиста не будет – тогда, возможно, в Украине и создастся рынок. Но никто ничего не хочет делать. За то, что в Украине существует «Нафтогаз», цена для населения и промышленности у нас завышена где-то в два раза. Был бы рынок и конкурентные условия – было бы дешевле.

Валентин Землянский:
То, что «порохоботы» начали вопить о рыночных ценах и бедный «Нафтогаз», который закупает газ по цене 7500 гривен за тысячу кубометров газа – это не проблема украинцев, это проблема менеджмента газового монополиста, которое за свою работу в Украине получает космические зарплаты. Если «Нафтогаз» не может заключить сделку, в которой бы газ был дешевле, чем на бирже-это свидетельствует о недееспособности его руководства.

Рыночная цена – это очень условная категория и действительно, если «Нафтогаз» эту цену привязывает к бирже, то здесь границ для роста цен нет. Вот для сравнения, средняя за девять месяцев цена, по которой «Газпром» продавал газ европейским компаниям, – это 230 долларов, зато Украина покупает газ по 480 долларов. Всю разницу между покупкой и продажей на Украине зарабатывают европейские газовые компании, контракты с которыми заключило руководство «Нафтогаза». То есть сейчас Украина стала неплохим бизнесом для газовых компаний Европы и понятно, что от нас и в дальнейшем будут требовать поднимать тарифы.

Какими будут последствия повышения тарифа на газ? Что еще подорожает?

Андрей Никончук:
Повышение тарифа на газ приведет к активизации трудовой миграции украинцев за границу. Наши чиновники традиционно скулят, что наши люди ленивы, потому что они за 7 тысяч гривен не хотят идти на завод, изготавливать какую-то там проводку к автомобилям. В таком случае я бы рекомендовал украинцам посылать на те заводы работников Кабмина. Естественно, что люди не хотят работать за эти деньги, ибо заплатишь налоги, коммунальные услуги, стоимость которых постоянно растет, и на жизнь останется где-то две тысячи гривен. И это еще в лучшем случае, ибо если человек из другого города или села, ей нужно еще и жилье арендовать. А как за такие деньги можно выжить?

Вот и поэтому у нас безумная трудовая миграция. Потому что ни электричества, ни слесари, ни сантехники не будут работать в Украине даже за 10 тысяч гривен, когда в той же самой Польше можно заработать значительно больше и их там обеспечат жильем и другими социальными благами, к тому же продукты питания в Польше дешевле. Кроме того, поднятие цены на газ для населения приведет к увеличению стоимости всех товаров: начиная от продуктов питания и сферы услуг и заканчивая легкой и тяжелой промышленностью. Тем более, что через некоторое время на 19-20% вырастет стоимость всех коммунальных услуг. Правда, накануне выборов, где-то в конце зимы нас ожидает «аукцион невиданной щедрости» – будет расти минимальная заработная плата, пенсии. Но даже это поднятие не улучшит ситуацию.

Александр Охрименко:
У нас и так слишком высокие тарифы, нет программ энергосбережения. На сегодня долги украинцев за коммунальные услуги превысили 40 миллиардов гривен, а будут еще больше. Это приведет к тому, что предприятия жилищно-коммунальных услуг не смогут нормально функционировать. По росту цены на газ автоматически возрастет стоимость отопления. Я прогнозирую, что это будет минимум на 15-16%. Однозначно, потом подорожает электроэнергия, горячая вода, возрастет даже стоимость поставки холодной воды и водоотведения. Потому что это все взаимосвязанные вещи.

Валентин Землянский:
Будут социально-экономические последствия. У украинцев, действительно, миллиардные долги за коммунальные услуги. В социальных сетях уже появляются призывы к тому, чтобы не платить за газ в ноябре. Если тарифы на коммунальные услуги в Украине и дальше будут такими «драконовскими», то это все может привести к коллапсу системы. Ибо, как бы мы не относились к облгазу и теплоэнерго, однако у них на балансе есть теплосети, которые нужно содержать в нормальном состоянии, чтобы не было «праздника горячих фонтанов», как это случилось в Киеве, когда появилась теплая вода. Они же могут перестать ремонтировать свои сети, оттуда и дальше будут освобождаться люди, поскольку на этих предприятиях зарплаты мизерные. Это ничем добрым не закончится.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*