Почему не стреляли?

Корабли Корабли

В Азовском море россияне атаковали и захватили наши два малые бронированные артиллерийские катера «Бердянск» и «Никополь» и рейдовый буксир «Яны Капу». При этом пострадали шестеро украинских военных.

Соответствующая ситуация в Азовском море встревожила не только всю Украину, но и другие государства. В частности, сегодня утром в Украину даже вылетел военный самолет США. В 7:50 по киевскому времени самолет радиоэлектронной разведки Военно-воздушных сил США Boeing RC-135V с позывным BASTE41 взлетел с авиабазы Суда-Бей на острове Крит в Греции и полетел в акватории Черного моря.

А в украинском информационном пространстве ты время продолжается дискуссия: могли ли экипажи этих катеров дать отпор нападавшим? Технические характеристики и вооружение этих судов? Почему именно они направлялись в морскую зону, которые контролируют оккупационные войска? Эти вопросы наш корреспондент задал военным экспертам Олегу Жданову и Михаилу Жирохову, а также руководителю Украинского миллитарного центра Тараса Чмута.

Технические характеристики этих катеров и какое у них вооружение?

Тарас Чмут:
Это малые бронированные артиллерийские катера проекта 58155, разработанные по проекту Николаевского опытно-проектного центра кораблестроения и адаптированные заводом «Кузница на Рыбальском». Их строят и строили после аннексии Крыма двумя сериями. Всего их построили шесть. Первая серия — два катера: «Акерман» и «Бердянск». Вторая серия — четыре катера: «Никополь», «Кременчуг», «Лубны» и «Вышгород».

Водоизмещение этих катеров составляет 55 тонн. Экипаж — пять человек. Вооруженные двумя боевыми модулями с 30-миллиметровыми пушками, а также пулеметами и 30-миллиметровыми автоматическими гранатометами. Предполагалось и их оснащение противотанковым ракетным комплексом «Барьер». Однако на сегодня он еще не прошел испытания как оружие для морской платформы. Также катера оснащены американскими средствами связи, мощной навигацией, системой спутниковой связи, оптико-электронной системой обнаружения целей стабилизации стрельбы. Корпус у них панцирный, что обеспечивает им дополнительную защиту.

Среди недостатков — катера созданы на базе речного проекта «Гюрза». И это ограничивает их возможности по применению в море. Несмотря на достаточно высокую автономность и дальность хода, у них есть ограничения по выходу в открытые воды и возможности применения во время шторма. Если в два балла они еще могут применять оружие, то в три уже не способны полноценно выполнять боевые задачи.

Олег Жданов:
У буксира нет вооружения, кроме стрелкового вооружения самого экипажа. А эти катера — речные, не морские. Поэтому и шли в сопровождении буксира, ведь их нельзя отпускать самостоятельно в море. Проекты «Гюрза» и «Кентавр» создавали под восстановление речной Дунайской флотилии. Эти катера боятся высоких волн, ведь могут опрокинуться в море.

Михаил Жирохов:
Есть версия, что они шли вообще без боекомплекта, без защиты. Надеялись, что Россия пропустит, как было в сентябре, когда «Донбасс» прошел с буксиром «Корец». Может, это была проверка, как россияне отреагируют. Может, у них просто была задача дойти до моста и вернуться.

Почему, по вашему мнению, командование экипажей катеров не ответило на обстрел?

Михаил Жирохов:
Не было задачи отвечать оружием. Они полностью полагались на международное морское право. Те, кто их туда отправлял, решили, что русские так нагло себя вести не будут. Почему именно так решили на пятом году войны? Почему такая бессмысленная операция? Ведь первый проход в сентябре через Крымский мост корабля «Донбасс» и буксира «Корец» фактически вызвал в России бурю. В их прессе было сотни статей о том, что Россия опозорилась. О том, что не нужно было пропускать украинцев, «Крым — наш» и тому подобное. И второй такой проход для российского руководства, для Путина был бы совсем провальным. Поэтому и была такая задача: не пропустить. И никто не планировал, что они будут использовать огнестрельное оружие.

Тарас Чмут:
Это не ракетные катера, крейсеры и не полноценные боевые катера. В принципе, они не предназначены для ведения боевых действий. Их задача — патрулирование, противодиверсионная оборона, освещение надводной ситуации, контроль определенных районов моря, рек, озер и тому подобное. Они больше предназначены для несения ежедневной службы, чем для непосредственно боевых действий. Поэтому и неудивительно, что их могли даже потопить. Если говорить о применении или не применении оружия, то предварительно озвучивали информацию, что оружие наши моряки будто применяли. В каком масштабе и в каком калибре и насколько эффективно, этого мы пока не знаем. Узнаем после завершения расследования этого инцидента, или возвращения катеров.

Олег Жданов:
Российская береговая охрана, кстати, также нарушила международное законодательство. Они должны были предупредить голосом по радио наших, потом открыть предупредительный огонь поперек курса наших катеров, а уже потом открыть огонь на поражение. Этого не сделали. Во-вторых: если наши корабли шли в составе военного конвоя, как нам говорит командование ВМС, то это означает, что им отдавали боевой приказ на этот переход. И в случае нападения противника они были обязаны открыть огонь в ответ. Они должны были принять бой и обороняться. Даже ценой собственной жизни. Потому что это война. Если они этого не сделали, то вопрос адресован командованию этих катеров.

А была ли насущная необходимость отправлять катера в эту зону?

Михаил Жирохов:
Эти бронекатеры имеют малую мореходность: далеко от берега они исходить не могут. Назад шли наиболее оптимальным маршрутом, несмотря на Крымское побережье — водами, которые Россия считает своими территориальными. Но международное и морское право считает эти воды украинскими. И россияне об этом знают. Потому что если бы это были «Айленди» или более мощные корабли, они шли бы в международных водах. Поэтому у нас просто не было выхода.

Олег Жданов:
Официальная версия: они шли из Одессы до Мариуполя. Но в это слабо верится… Все прекрасно понимали, что Керченский мост — это стратегический объект, который охраняет чуть ли не весь Черноморский флот России. И пойти туда — значит стать самоубийцей. В конце концов, рано или поздно мы таки узнаем, что же там произошло на самом деле.

К теме

Вооружение катера проекта «Гюрза» составляет два дистанционно управляемых морских боевых модуля БМ-5М.01 «Катран-М» производства ГП «Николаевский ремонтно-механический завод», которые являются вариантом боевого модуля БМ-3 «Штурм» для бронетехники. Каждый модуль «Катран-М» имеет 30-мм автоматическую пушку ЗТМ-1, 30-мм автоматический гранатомет КБА-117 и 7,62-мм пулемет КТ, а также две ПТРК «Барьер» с лазерной системой наведения. Катер оснащен оптико-электронной системой управления огнем, а также имеет комплект переносного ЗРК.

Кроме этого, катер оборудован РЛС «Дельта-М», оптико-электронной системой управления огнем артиллерии малого и среднего калибра ОЕлС «Sarmat», датчиками обнаружения лазерного излучения. Начиная со второй серии катера оборудованы 50-мм автоматической системой постановки дымовых помех УППП-20 мультиспектральними дымовыми снарядами, которая предназначена для защиты военных и гражданских транспортных средств от неожиданных атак. Срабатывание системы происходит после поступления сигнала от внешних датчиков на пульт управления, при этом система распознает угрозу и осуществляет выстрел мультиспектральними дымовыми снарядами в сторону движения угрозы. Скорость катера — более 25 узлов.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*