Будет ли «Великая война»?

Российские военные самолеты Российские военные самолеты

Украинская разведка сообщила, что после того, как военные РФ у Керченского пролива захватили украинские катера, страна-агрессор начала стягивать к границе с Украиной войска и вооружение, в частности, авиацию. Говорится и о том, что Россия концентрирует на всей украинско-российской границе огромную армию, основная ударная мощь которой состоит из авиации: около 500 самолетов и до 240 вертолетов. А в оккупированном Крыму агрессор подвел военную группу для полной узурпации Черного и Азовского морей. Об этом сообщил на брифинге представитель Главного управления разведки Министерства обороны Украины Вадим Скибицкий. Отмечается, что Россия подтянула около 120 новейших самолетов. Так, например, боевой радиус новых Су-30 охватывает всю территорию Украины. Кроме этого, на оккупированных территориях находится 35-тысячное войско, 480 танков, 860 панцирных боевых машин различного типа, 940 единиц артиллерии.

Ранее секретарь СНБО Александр Турчинов рассказал, что ракетные комплексы на полуострове могут наносить удары по нашим позициям в глубоком заполье. А координатор группы “Информационный сопротивление” Дмитрий Тимчук заявил, что Россия готовит к перелету на Донбасс новые силы. По его словам, сформированы подразделения уже переводят в Ростовскую область, а потом и на восток Украины. Он отметил, что в эти формирования входят и солдаты РФ, которые должны прибыть из Сирии. Об опасности со стороны Российской Федерации в Украину и предупредил спецпредставитель Госдепартамента США по вопросам Украины Курт Волкер, заявив, что россияне могут попытаться начать морскую операцию, чтобы заблокировать украинские порты. Так действительно ли надо ждать «большой войны»? Об этом наш корреспондент спрашивал у военного эксперта Олега Жданова, политтехнолога Ярослава Макитру и директора Украинских студий стратегических исследований Юрия Сиротюка.

Введение военного положения повлияет на наши отношения с агрессором?

Юрий Сиротюк:
Должно быть понимание, что военное положение вводят с защитной целью, а войсковой — с целью агрессии и полномасштабной войны. Военное положение должно быть реальным, а не демонстративным. Ибо складывается впечатление, что власть ввела нечто странное: со страной-агрессором не разорваны дипломатические отношения, не введено визового режима, не прекращено торговлю с оккупантом, не арестованы агенты Кремля в Украине.

Ярослав Макитра:
Россию очень сложно прогнозировать, потому что у них там есть определенная группа людей, приближенных к Путину, которые вместе с российским президентом и решают, что делать дальше. Путин и его режим — очень мобильный. Решение про наступательные операции в Кремле могут принять утром, а уже вечером начать его реализовывать. Уже понятно, что Россия будет продолжать агрессивную политику в отношении Украины. Агрессор не намерен демократическим путем возвращать Украине аннексированы территории. В Кремле плевали на международные обязательства или реакцию международного сообщества.

Возможно полномасштабное вторжение РФ в Украину?

Ярослав Макитра:
К сожалению, последние годы мы очень расслабились, начали забывать, что война на Востоке никогда не прекращалась. Украина должна быть готовой к долгой войне с Российской Федерацией. Россиян не остановят санкции или другие ограничения. И вероятность полномасштабного наступления всегда сохраняется. В такой ситуации каждый украинец должен понимать сложность ситуации и быть готовым к худшему.

Юрий Сиротюк:

Россия готова на все, даже на прямое вторжение на территорию Украины. И это будет происходить не в обвязку там, где продолжается конфликт: у нас есть Сумская область, которая имеет общую границу с РФ. Есть граница с Беларусью, где сидит ФСБ. Есть граница с контролируемым РФ Приднестровьем. Россия — это как медведь с гранатой, ее сложно спрогнозировать, но надо готовиться даже к полномасштабному вторжению.

Олег Жданов:
В России сейчас нет шансов развязать открытую полномасштабную войну, потому что их не поймут даже дружественные страны Европы, например, Германия. На Западе не хотят военного конфликта на европейском континенте. Если вторжение произойдет, то не стоит забывать, что у нас война с Россией продолжается с 2014 года и по состоянию на сегодня уже есть понимание того, откуда может наступать РФ и где находятся войска противника. Мы понимаем, какими темпами происходит наращивание войск РФ в пограничной зоне. Если Россия захочет напасть на Украину, наша разведка об этом узнает. Также ситуацию на украинско-российской границе регулярно мониторят наши западные партнеры.

Действительно, сейчас РФ накапливает группы войск возле украинской границы. Это можно сравнить с армией СССР, которая некогда стояла в Восточной Германии, чтобы противостоять НАТО. Сейчас в Краснодарском крае россияне концентрируют большое количество военной техники, но, по предварительной информации, они это делают для переброски ее на Ближний Восток. Как по мне, пока рано говорить, что Россия уже завтра может на нас напасть. Есть четкие признаки, когда страна планирует военное вторжение: накопления человеческих ресурсов, материальных запасов, развертывание полевых госпиталей. Таких прямых признаков пока нет. Но, конечно, всегда нужно быть начеку.

К каким шагам может прибегать Россия?

Юрий Сиротюк:
Идет война на истощение. В РФ считают, что, постоянно держа наше государство в состоянии напряжения, им удастся уничтожить государственность, подорвать политический строй в нашей стране и привести к власти своих ставленников. Поэтому РФ и дальше будет вести свою пропаганду. Они ее активно использовали, когда в Украине вводили военное положение. Во время голосования за его введение, мы увидели: в Раде оказалось слишком много людей, которые открыто работают на интересы России, и тех, кто не заботятся о безопасность и целостность государства, а о выборах и возможность прийти к «корыту», что тоже крайне опасно. Поэтому в дальнейшем Россия может и дальше распространять фейки, врать, а потом в самый непредсказуемый момент просто напасть.

В Сирии РФ использовала очень опасное оружие — авиацию. В Украине этого пока еще не было. Но мы должны понимать, что может дойти и до того. Также в дальнейшем РФ может продолжить совершать террористические акты, направленные против мирного населения, возможны диверсии на военных объектах. Не исключаю вероятность кибератак, чтобы влиять на информационные системы, средства связи. Сейчас РФ продемонстрировала, что она начала абсолютную блокаду Азовского моря. На очереди — Черное море.

Если РФ применит авиацию, чем мы можем ответить?

Олег Жданов:
В России есть не только боевые самолеты, но и вертолеты. В Украине с авиацией дела намного хуже. У нас есть старый, еще советский небольшой парк самолетов. Мы не проводили никакой их модернизации, кроме установки системы GPS. В общем есть лишь несколько десятков самолетов, которые реально могут летать. Обидно, что наш Главнокомандующий относится к этому безразлично. Так, в 2015 году Запорожский завод отремонтировал два Су-27 и Порошенко передал их на вооружение, выдав это за невероятный успех. Хотя победы здесь мало. У нас авиация, как и флот, находятся в крайне ужасном состоянии. Кроме того, мы ничего не можем поделать со старыми самолетами, потому что их большая часть требует ремонта, а запчасти к ним производят только в России.

Конечно, у нас был частичный выход из ситуации: в 2014 году Канада нам предлагала 20 истребителей F-18. Причем предлагалось поставить их совершенно бесплатно. Мы от них отказались, мотивируя дорогим обслуживанием и тем, что наши пилоты не умеют на них летать. И это при том, что канадцы готовы были отправить в Украину своих пилотов, которые бы научили наших управлять этими самолетами. Это полный нонсенс.

В бюджете на 2019 год есть достаточно средств, чтобы хоть как-то обновить вооружение?

Олег Жданов:
Военный бюджет 2019 года ничем принципиально не отличается от аналогичных документов за 2016-2018 годы. Сумма, выделенная на ВСУ, — это тот минимум, который позволяет нашей армии существовать. Так, по сравнению с 2018 годом на 18 % увеличили финансирование, но оно пойдет на выплату зарплат украинским военнослужащим и отнюдь не на закупку новой военной техники, которая нам крайне нужна в противостоянии с врагом.

В случае активизации боевых действий Запад нам поможет?

Юрий Сиротюк:
После отравления в Великобритании семьи Скрипачей, против РФ были введены жесткие санкции. После того, как русские захватили наши катера с 23 военнослужащими, слышим лишь «обеспокоенность». Нам не стоит ожидать реальной и адекватной помощи Запада: в Черном море за Украину не будут воевать корабли НАТО или США. В конце концов, Запад можно понять: они же видят, что в Украине наши политики не готовы вооружать армию, выделять на это достаточно средств, зато видят коррупцию и то, что Украина до сих пор торгует и сотрудничает с РФ. Соответственно это может быть еще одной из причин их пассивного поведения.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*