Что ждет Московскую церковь в Украине: два сценария

Московская церковь Московская церковь

После создания официально признанной канонической Православной церкви Украины, украинский филиал РПЦ ждет неясное будущее, которое может развиваться по нескольким сценариям.

Маргинальная секта?

Уже сегодня много священников Московского патриархата осознают, что работать на Российскую церковь в Украине в период российской агрессии означает вести деятельность во вражеском окружении, что является чрезвычайно невыгодным делом. В первые дни создания канонической Украинской православной церкви сразу несколько приходов в разных областях отошли от московской и присоединились к украинской Церкви, и все понимают, что этот процесс только начался и уже не остановится.

Ни один храм в Украине не присоединится к Московского патриархата — РПЦ только терять приходы. Численность храмов РПЦ в Украине начинает свой необратимый отсчет к уменьшению. Большинство таких переходов будут происходить внезапными массовыми порывами, во время которых ряды РПЦ будут редеть как русская пехота под залпами украинских «Градов». Каждое обострение отношений с РФ — похороны военных, убитых на Донбассе, очередная провокация Москвы в Азовском море, а тем более полномасштабная война с Россией — будут приводить новые антироссийские взрывы и все больше московских храмов под давлением общин побросают РПЦ. Украинское государство будет помогать только украинской церкви, а московская, вполне вероятно, переживать времена не лучше, чем РПЦ в сталинский период-то есть будет приходить в упадок и маргинализироваться.

При условии существования в Украине патриотической проукраинской власти, новая Поместная православная церковь должна получить всестороннее государственное содействие, которое выражалось бы в налоговых и коммунальных льготах, увольнениях от разнообразных платежей, лояльности органов государственной власти, исключительных правах сотрудничества в сфере военного капелланства, доступ священников к преподаванию христианской этики в учебных заведениях и других формах государственной поддержки. В том, что преференции со стороны украинской власти будут, можно не сомневаться. Если государственная поддержка национального церковного проекта в той или иной форме будет, то к нему массово присоединяться. А те, кто не присоединится, превратятся в кучку маргиналов. Будет достаточно объяснить правила игры «друзьям — все, врагам — закон», и большая часть церковного начальства, чтобы войти в число «друзей», согласятся на что угодно, включая «канонической независимостью».

Украинской церкви государство передаст Киево-Печерскую и Почаевскую лавры, и новая Церковь стремительно развиваться и будет богатеть в тепличных условиях лояльности украинской власти. Зато московская УПЦ, которую при таких условиях будет переименована в Русскую православную церковь, лишенная государственной лояльности, только терять приходы за приходом, которые массово, целыми районами переходить к ПЦУ. Любые попытки московских православных титушек силой удерживать храмы проваливались бы после вмешательства спецотрядов полиции и Нацгвардии, которые бы успешно нейтрализовывали организованные промосковские группы еще до их приездов в храмы.

Государство всегда может найти средства влияния на нелояльных граждан, поэтому у православных титушек массово бы «находили наркотики» или задерживали за административные правонарушения. А у наиболее экзальтированных московских православных «бабушек» начинались многомесячные задержки пенсий и отключения коммунальных услуг под самыми разнообразными, но всегда законными предлогами. И конечно же никаких субсидий верующие РПЦ никогда бы не видели. После этого большинство прихожан УПЦ МП серьезно бы задумывались, стоит ли им ходить в такую нефартовую церковь, и насколько дорого это им обходится.

Священники РПЦ также бы понимали все финансовые и юридические трудности дальнейшей деятельности в рамках Московского патриархата и все чаще покидали бы эту российскую структуру. Условия, в которых бы оказалась бы УПЦ МП, повлекли бы ситуацию, когда московским священникам пришлось бы выбирать между любовью в Москву и любовью к деньгам, и все чаще им приходилось выбирать последнее. Все бы знали, что быть в Московском патриархате означает почти то же самое, что принадлежать к Церкви Сатаны — все тебя будут обходить стороной, сторониться, будут ненавидеть, и у вас не будет никаких шансов реализоваться в украинском обществе.

В условиях длительного продолжения такой политики, через 10…15 лет количество прихожан и приходов УПЦ МП уменьшится в несколько раз, а когда самая большая Церковь в Украине скатится на обочину до статуса мелкой секты на задворках украинской религиозной жизни. Московский патриархат в Украине не исчезнет совсем, но в отдельных русскоязычных регионах останется несколько десятков храмов, которые выглядят как очаги мракобесия и будут восприниматься как что-то вроде «Белого братства».

Московский реванш?

Однако окончательный коллапс УПЦ МП может и не наступить, если в Украине сменится власть, которая будет лояльной к москве. Если на президентских выборах 2019 года победит кандидат, настроен на компромисс, а не на противостояние с Кремлем, политик, склонный к амбивалентности в гуманитарной и идеологической сферах, для которого вопросы национальной Церкви находится на последних местах в системе политического мировоззрения, Московский патриархат примет настоящий реванш. Или если на парламентских выборах 2019 года значительный процент парламентских мест займут партии, созданные на базе бывших регионалов «Оппозиционный блок», «За жизнь» и другие представители пятой колонны — РПЦ сохранит свое влияние в Украине.

Конъюнктура парламентских фракций 2019 года может сложиться так, что пророссийские силы могут стать частью правящей коалиции, а Виктор Медведчук вполне серьезно претендует на должность спикера парламента в следующем году. Хотя уже сегодня у социологов нет сомнений, что за год кум Путина станет депутатом украинского парламента и будет иметь там свою подконтрольную фракцию, с которой властям придется считаться и договариваться. В обмен на голоса для принятия бюджета, принятие важных экономических законов, власти и демократическим силам, которые, как всегда, между собой разругаются, придется искать голосов нардепов из пророссийского лагеря, следуя указаниям из Кремля, будут требовать не только расширение прав русского языка, но и русской Церкви. Если же экс-регионалы войдут в коалицию, то как коалиционные партнеры займут министерские посты в правительстве, получат квоты в прокуратуре и судах, должности заместителей в Минобороны или СБУ, что, конечно же, будет означать гарантии неприкосновенности Российской церкви.

При таких условиях государственная и местная власть и правоохранительные органы займут нейтральную позицию в конфликте относительно принадлежности храмов, не вмешиваться и ничем не помогать Украинской церкви отстаивать право украинских верующих быть в каноническом единстве с ПЦУ. РПЦ же, используя демократизм и нейтралитет власти, пойдет в наступление, и при помощи привезенных мобильных бригад православных титушек с рязанским акцентом, захватывать храмы, общины которых будут решать перейти к Украинской церкви. Полиция не будет вмешиваться и препятствовать, осознавая отсутствие и бесперспективность государственной политики по церковным вопросам. Действуя силой и наглостью, используя российские деньги и ресурсы российских спецслужб, РПЦ сохранит церковные сооружения и свой статус, превратив процесс выхода общества из-под контроля Москвы на кровавую бойню за участие российских наемников и бандитов, демонстрируя, что никаких позиций Русская церковь не сдаст.

Молодая украинская церковь окажется один на один против обеспеченной всеми ресурсами РПЦ. Государство же, учитывая политическую конъюнктуру, будет придерживаться европейских конвенций отделенности государства от религии. В Украине останутся действовать две равнозначные православные Церкви, взаимоотношения между которыми характеризуются острым антагонизмом и постоянными стычками, а церковный раскол еще глубже будет разрывать общество. РПЦ потеряет небольшую часть приходов, но останется большой церковной структурой в Украине и будет продолжать держать миллионы украинцев под влиянием «русского мира».

Поворотным пунктом в истории Московского патриархата в Украине станут выборы 2019 года — не только президентские, но и в большей мере парламентские, которые определят дальнейший сценарий развития событий и дадут ответ на вопрос: РПЦ скатится до положения мелкой маргинальной секты, останется самой многочисленной церковью и крупнейшей структурой пятой колонны в Украине?

Leave a comment

Your email address will not be published.


*