Окончательное решение белорусского вопроса. Россия может организовать переворот и отстранить Лукашенко

Лукашенко и Ельцин подписывают Договор об образовании Союза России и Беларуси, Москва, 1997 год Лукашенко и Ельцин подписывают Договор об образовании Союза России и Беларуси, Москва, 1997 год

Немало белорусских генералов учились в России. Многим в Украине кажется, что «более тесная интеграция» Беларуси и РФ возможна лишь при условии, что на нее согласится «бацька» Лукашенко. Однако в случае необходимости Кремлю хватит сил и средств, чтобы «устранить последнего диктатора Европы» и установить в Минске марионеточный режим. Дворцовые мятежи, организованные Союзом, сопровождали абсолютное большинство социалистических лидеров.

Школа СССР

В моей библиотеке есть один интересный экспонат — разговорник с языка дари, он достался мне в наследство от отца, младшим офицером участвовал в афганской войне в 1979-1981 годах. Книга, выпущенная за год до начала советского вторжения в Афганистан, интересна тем, что в ней абсолютно отсутствует военная лексика, это больше похоже на пособие для инженера, который будет работать в «стране молодого социализма».

В разговорнике можно найти такие слова как «механизм», «тормоз», «груз», но нет ничего, что пригодилось бы, например, при допросе пленного моджахеда. Все это свидетельствует о том, что брежневский СССР планировал иметь в Кабуле марионеточное правительство, лояльность которого держалась бы прежде всего на экономической помощи. Тогда не хватало таких режимов в странах Африки и Азии.

Однако в случае с Афганистаном «что-то пошло не так»: в ходе борьбы за власть в Кабуле верх взял Амин, который постепенно начал выходить из орбиты советского влияния, за что и поплатился собственной жизнью: КГБ сначала пытался действовать скрытно, и через своих агентов попытался отравить афганского лидера, а когда покушение оказался неудачным, Москва решилась на всем известный штурм дворца Амина, который стал прологом к полноценной военной интервенции. Хафизуллы тогда же и убили.

Лидером просоветской Демократической республики Афганистан стал Бабрак Кармаль, который мирно отстранили от власти так же по указанию из Москвы в 1986 году: Горбачев начинал вывода войск, и ему нужна была «свой человек в Кабуле». На эту роль выбрали Мухаммеда Наджибулы (после вывода советских войск он еще три года держать власть, однако проигрывает войну талибам, которые его публично казнят в 1996-м).

Афганистан — кровавая страница советской «кадровой политики» за рубежом. Но дворцовые мятежи сопровождали абсолютное большинство социалистических лидеров от Дубчека (фактически отстранен Москвой от власти в 1968-м) в Чехословакии к Али Насера ​​Мухаммеда в Народно-Демократической Республике Йемен (отстранен в 1986-м политическими оппонентами, которые впоследствии свернули просоветский курс по мере « пересыхания »финансовой помощи из Москвы).

Уже не те, но пытаются

После падения СССР Россия унаследовала методику «дружеской помощи» своим сателлитам с целью установления марионеточных режимов. Изменился, правда, масштаб. Оперативный простор в 1990-х сузился до территории бывшего Союза и мятежных автономных республик самой РФ. Сейчас уже призабылась история первого штурма Грозного 26 ноября 1994: тогда в столицу Чечни двинулись танковые колонны вроде «антидудаевской оппозиции» с целью устранения президента республики.

Джохар Дудаев удачно отразил ту атаку и, главное, взял в плен немало российских кадровых военных. Миф о внутричеченский конфликт «сдулся», и только тогда Москва решилась на полноценное военное вторжение для «установления конституционного строя». В марионеточных республиках — Южной Осетии, Абхазии и Приднестровье — с благословения Москвы неоднократно менялись политические лидеры.

Делалось это по нескольким мотивам: во-первых, чтобы местные князьки не «зажиралися» и не срывались с поводка. Во-вторых, таким образом кукловоды выпускают пар недовольства в нищих самопровозглашенных республиках. Стоит вспомнить хотя бы Игоря Смирнова, который правил в Приднестровье 20 лет (1991-2011). Его произвола и коррумпированность достигали уровня африканских диктаторов, он начал надоедать и Москве. Поэтому в 2011-м Кремль сделал ставку на «молодое лицо» — Евгения Шевчука, а в 2016-м его заменили другим кандидатом, Вадимом Красносельский.

«Ротация элит» — занятие для Кремля незатратных, а вновь избранных «президентов» легче контролировать. Собственно, подобную кадровую политику мы наблюдаем и в «ЛНР-ДНР», где власть «обновляют» быстрее, чем где-либо. Правда, за пределами постсоветского пространства дворцовые перевороты России пока не удаются: попытка оказать мятеж в Черногории в 2016-м потерпела фиаско.

Беларусь

Пример Беларуси — отличный. Ошибочно считают, что сближение Минска и Москвы началось с приходом к власти Лукашенко. Это не совсем так: перейти на российский рубль стремился еще первый премьер независимой Беларуси Вячеслав Кебич в 1992-м. Но с созданием в 1997 году Союзного государства разговоры об объединении двух стран периодически активируются.

В конце 90-х ходили слухи о том, что Александр Лукашенко хотел «подсидеть» слабого здоровьем Ельцина и возглавить государство от Бреста до Камчатки. Это больше похоже на исторический анекдот: ни олигархическая «семибоярщина», ни ФСБшных клан Путина не допустили бы к власти бывшего директора белорусского совхоза.

Кратко анатомия дальнейших российско-белорусских отношений выглядит так: Минск имеет экономические преференции от Москвы в обмен на политическую лояльность. Но не все так идеально: модернизированные и близкие территориально в страны ЕС белорусские НПЗ получают дешевую российскую нефте и экспортируют топливо, это главная статья экспорта страны. Для перегруженной санкциями Москвы такая схема не совсем выгодна.

А вот лояльность Лукашенко совсем не такая, какой бы ее хотелось видеть Кремлю. «Батька» проводит совместные военные учения с россиянами на своей территории, без устали рассказывает о «братские народы», его Минобразования зачищает учебники истории от антироссийских национальных героев: так, недавно лидера восстания 1863 года Кастуся Калиновского белорусские официальные историки объявили поляком.

Вместе с тем, он не признает Южную Осетию и Абхазию, имеет довольно двусмысленную позицию по Крыму, периодически делает реверансы в сторону Запада. И не всегда символичны: в 2015-м он сделал массовое помилование политзаключенных, а это существенный шаг к вестернизации — главная критика последнего диктатора Европы как раз касается прав человека. Если Лукашенко когда-то осмелится отменить еще и смертную казнь, то это тоже станет большим прогрессом.

Немало украинских СМИ «повелись» на русский информационную кампанию в предновогодние дни: мол, Лукашенко окончательно сдал Беларусь России. Однако никаких подписанных документов и практических шагов мы пока не увидели. Заявления о «необходимости углубления интеграции» можно толковать очень широко. Создание совместной комиссии может растянуться на годы. Белорусский президент — мастер долгой игры. После своего возвращения из Москвы он уже успел сделать кучу сенсационных заявлений и о том, что союз должен быть равноправным, и о том, что он за единую валюту, но … этой валютой не может быть российский рубль.

В Москве пока молчат. Либеральная «Медуза» выдала на-гора версию о том, что Путину, мол, нужна Союзное государство, чтобы стать ее президентом и не заморачиваться легитимизацией своего дальнейшего президентства в РФ. Это тоже напоминает исторический анекдот: переписать под себя Конституцию России в очередной раз будет точно дешевле, чем решиться на аншлюс Беларуси. Стоит ли вообще поставить под сомнение тот факт, нужен этот аншлюс Москве здесь и сейчас. Беларусь — один из немногих последовательных союзников РФ. А это и голоса в ООН, и размещение военных баз, и важное звено в обходе международных санкций. Возможно, Кремлю больше говорится о закреплении действующего статус-кво с последующим усилением своего контроля над Лукашенко.

Не Лукашенко единственным.

Ошибочно думать, что когда России захочется захватить Беларусь (в буквальном смысле, гибридными методами или путем установления определенного протектората), то для этого обязательно придется договариваться или ломать через колено действующего белорусского президента. Как все диктаторы, Лукашенко системно работает над тем, чтобы в его окружении не было амбициозных и харизматичных политиков, способных составить конкуренцию «батьке». Однако Москва может действовать скрытно. Например, через силовой блок.

О том, что ФСБ в Беларуси чувствует себя хозяином, может красноречиво рассказать история Павла Гриба — Украинский, которого российские спецслужбы похитили на территории этой страны. Реакция на эти события официального Минска показала, что вся операция прошла без их ведома. Можно это списать на мастерство новых чекистов Путина. Но лучше посмотрим на лукашенковских генералов.

Министр обороны страны Андрей Равков в своем резюме имеет интересный строку: Академия Генштаба РФ, которую он закончил в 2005 году. Председатель местного КГБ в 1992 окончил Высшие курсы контрразведки КГБ СССР (правда, на этот год СССР уже не существовало). Заместитель председателя белорусского ГБ Иван Тертелю — аппаратный долгожитель, сохранил должность со времен предыдущего председателя Комитета Вадима Зайцева. Как отмечают независимые белорусские СМИ, Тертелю остается человеком Зайцева. Смотрим биографию Зайцева: 1997 закончил пограничную академию ФСБ, в 2004 Академию Генштаба РФ.

В принципе, не у каждого белорусского генерала (за исключением разве что МВД) найдется диплом российской военной академии, полученный уже в 2000-х или в конце 1990-х. Могут ли такие генералы по приказу из Москвы организовать «хунту» и устранить президента? В полной мере. Кроме генеральских связей, есть в белорусской элиты и незаурядные деловые завязки с Россией. Древним политическим соратником Лукашенко является Виктор Шейман. В прошлом — советский офицер, афганец, «аксакал» белорусской политики: занимал различные должности — от главы избирательного штаба к секретарю СНБО, чиновника для особых поручений и управляющего делами (нынешняя должность).

О влиянии и возможности Шеймана свидетельствует хотя бы тот факт, что он занимается контрактами с африканскими странами. А вот его сын Сергей имеет в России довольно интересный бизнес, как установило расследование независимой белорусской газеты «Наша Нива». Главным партнером Сергея Шеймана является отставной генерал-майор ФСБ Анатолий Ткачук.

Итак, влияния российской спецслужбы на ближайшее окружение белорусского президента довольно существенными. Россия может в любой момент может организовать дворцовый переворот в Минске, и именно таким образом решить «белорусский вопрос». Придумать для этого ширму будет несложно. Москва может даже сыграть на западной риторике: мол, народ устал от диктатуры Лукашенко, восстал и сверг осточертевшего авторитарного лидера.

Такой цинизм — вполне в стиле Путина. Под прикрытием в информационном пространстве РФ изобретать велосипед не придется. Еще в 2010-м пропагандисты НТВ обкатали дискредитационную кампанию против Лукашенко в документальном фильме «Крестный батька». Однако для того, чтобы решиться на такой аншлюс, у Москвы должны быть весьма веские мотивы: потребность разместить на территории Беларуси новые военные базы для развертывания наступления на Украину или пробития «сувалкивского коридора», необходимости «собирания земель» как политической добычи в случае существенного падения рейтинга Путина, компенсация падения уровня жизни в результате санкций «зрелищами». В нынешнем же формате контролируемый союзник для Москвы выгоднее, чем дополнительные шесть областей в составе РФ.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*