Ватное звучание. Почему отбор на Евровидение-2019 превратился в игрища пророссийского шоубизнеса

Евровидение-2019 Евровидение-2019

Финал отбора украинского участника Евровидения-2019 прогнозируемо завершился скандалом. Ситуация вокруг песенного конкурса с фатализмом асфальтового катка, который съезжает в пропасть, выруливая в такой же самый беспросветный негатив и лютую # измену. И самое обидное, что всего этого можно было бы элементарно избежать, если бы некоторые нормально и в полном объеме выполнили свои служебные обязанности.

Но обо всем этом по порядку.

Напомним, за право представлять Украину на конкурсе в Израиле соревновались на последнем этапе шесть претендентов: ANNA MARIA, KAZKA, MARUV, Brunettes Shoot Blondes и YUKO. По условиям конкурса, победителем становился тот, кто получил максимальный балл по сумме баллов, полученных от профессионального жюри и от зрителей. На финальном этапе 23 февраля жюри проголосовало так:

Freedom jazz — 6

MARUV — 5

YUKO — 4

KAZKA — 3

Brunettes Shoot Blondes — 2

ANNA MARIA — 1

Зато СМС-голосования зрителей продемонстрировало несколько иные симпатии:

MARUV — 6

KAZKA — 5

Freedom jazz — 4

Brunettes Shoot Blondes — 3

ANNA MARIA — 2

YUKO — 1

Таким образом, наибольшее количество баллов — 11 — получила певица MARUV с композицией Siren song. Freedom jazz получил 10 баллов. А вот KAZKA, которую еще до начала конкурса считали наиболее логичным участником Евровидения от Украины (причина известна — их песня «Плакала» в октябре 2018 попала в топ-10 чарта известного сервиса распознавания песен Shazam) стала лишь третьей, набрав 8 итоговых баллов . Главную роль здесь сыграло жюри, которое поставило группу на третье место снизу.

Само по себе это нормально: в конце концов, вкусы и музыкальные пристрастия у всех разные. Проблема в другом: из шести участников, которые попали в финал, половина (!!!) непосредственно связана с Россией. В том числе и победительница MARUV (она же Анна Корсун), которая через пять дней после финала, 28 февраля, едет в Москву с концертом.

И считает, что это совершенно нормально. Мол, она за мир и вне политики: «… Многие люди, живущие в России, хорошо относятся к тем, кто живет в Украине. Они слушают украинскую музыку, восхищаются ею. Не все плохие, нельзя судить всех по одному человеку — президенту. Не может быть 4 миллиона, или 4 миллиарда, кажется (проживает в России — ред.), Жителей России, все откровенно плохие и хотят воевать ».

К Юлии Юриной, участницы фолк-дуэта YUKO и одновременно российской гражданки, претензий меньше всего. В конце концов, она прямо и недвусмысленно заявила, что не гастролирует в России уже год, не планирует гастролировать в будущем и намерена получить украинское гражданство. Впрочем, на это можно заметить, что в Украине не настолько большой дефицит исполнителей с украинским паспортом, чтобы отправлять на «Евровидение» перебежчиков из России, независимо от их реальной или декларируемой проукраинскости.

Но то, что случилось с дуэтом ANNA MARIA, иначе как сленговым словом «зашквар», назвать нельзя. Оказалось, что родители близнецов, которые собирались представлять Украину, представляют в аннексирована Крыму русский оккупационную администрацию, причем на высоких постах. Отец Александр Опанасюк был судьей т. Н. Верховный суд Крыма, к нему открыто производство по статье «государственная измена».

Мать Лариса Опанасюк — заместитель председателя совета министров (!!!) Крыма, награждена российской медалью «За возвращение Крыма». Что касается дочерей, то они всячески пытались уйти от ответа на вопрос, чей Крым и происходит на Донбассе.

Как происходило общение на эти драматические темы, можно увидеть в интервью певиц с Романом Скрыпиным на крымскотатарском телеканале ATR. Смотрите с 42-й минуты, оно того стоит.

Интервью на ATR лишило ANNA MARIA каких-либо шансов: после того, что они наговорили, им следует ездить разве что в оккупированный Крым — куда их, кстати, уже пригласили. Но MARUV от них ничем не лучше: более того, если поведение близнецов можно объяснить влиянием родителей, то ватнисть обусловлена ​​исключительно мировоззрением. И на первом месте — желание заработать деньги там, где их платят. В Москве платят хорошо и аудитория одинакова — так вперед.

И здесь возникает принципиальный вопрос: как же случилось так, что не просто в список участников, а в финальный этап отбора дошло столько исполнителей, которых там и духа не должно быть? Потому что в таком случае не дошло бы до дикого скандала, где в адрес Украины звучат обвинения в предвзятости, давления на художников, цензуре, лоббизме и т.д. и т.п.

Ответ на этот вопрос состоит из двух слов — имени и фамилии. Зураб Аласания — уже освобожден, но номинально все еще полномочный председатель правления Национальной общественной телерадиокомпании Украины.

За несколько часов до конкурса Аласания, который, очевидно, понял, к чему все идет, написал в фейсбуке «неофициальный стейтмент», как он сам назвал свой комментарий. В нем он признал факт связанности финалистов с Россией в своей жизненной или карьерной деятельности. И заявил, что это недопустимо. Но отметил, что это неизбежно — потому что такая существующая действительность.

Но пригрозил, что «Общественное» имеет право назначить участника вне результатам конкурса. Впрочем, пожаловался, что это разрушит хрупкое доверие на украинском медийном рынке. Но подытожил, что примет взвешенное решение — мол, время еще есть.

Если кто-то запутался в этих взаимоисключающих «стейтмент», то их можно передать и проще. Для «Общественного» (и для Аласания персонально) Евровидение было тяжелым и неблагодарным хлопотами.

Причем, продолжалось это годами. В 2015 пришлось «выгребать» за пропуск Евровидение — впервые за всю историю Украины. В 2016-м — за песню Джамалы, которую российская пропаганда и профинансированы ней западные «Миролюба» обвиняли в политической заангажированности. В 2017 на голову упали последствия победы Джамалы: пришлось организовывать конкурс в условиях, по сравнению с которыми сакраментальные условия банки с пауками — это комфортное и конструктивное среду.

А еще пришлось держать удар (и платить штраф) за недопуск на киевское Евровидение россиянки Самойловой. А еще — третий с конца результат группы O.Torvald в 2017-м и 17 место непонятного мальчика с ником Mélovin в 2018-м (помните его прошлогоднее выступление в образе молодого гей-Воланда, играет на горящем рояле? И никто не помнит, вот и хорошо).

Чтобы снять с себя большую часть этого бремени, «Общественное» передало право на проведение конкурса группе StarLight Media — то есть, телеканала «СТБ», который в нее входит. Соответственно, полномочия отбора участников тоже перешли к «СТБ». Для канала такой проект — это воплощенная мечта, причем, во всех возможных проявлениях: от роста рейтинга — до набегов стай продюсеров, которые любой ценой стремятся протолкнуть своих «звьйозд» на конкурс.

Потому что это прекрасный трамплин, после которого коммерческая стоимость «звезды» растет на десятки процентов, а в отдельных удачных случаях — и в разы. Более того, шоубизнесовый мир тесен, Все как-то связаны, все видят возможность гешефта и все готовы прокрутить выгодную тему. «Шоу маст гоу он», как известно.

И здесь в полной мере проявил себя фактор, о котором Аласания прекрасно знал и который охарактеризовал в своем «стейтменте» без двусмысленностей: «Одной из таких проблем является тесная связь деятелей украинской индустрии развлечений — с российским рынком и российскими капиталами». При отсутствии каких-либо фильтров и полного доминирования шоубизнесовый междусобойчик попадания в списки исполнителей, связанных с Россией, было неизбежным. Попадание даже в отборочный процесс на Евровидение повышает их коммерческую привлекательность — а потом можно и в Москву с концертным туром, косить бабло.

Но есть одно но. MARUV может сколько угодно устраивать стриптиз для московских зрителей, а Анна с Марией — петь в Крыму для оккупантов на концерте ко дню рождения Путина. В конце концов, у нас свободная страна. Это вопрос этики и личной порядочности. И Украина как государство принципиально не имеет государственные средства устраивать таким исполнителям рекламу во время отбора или даже представительства на Евровидении. Это позор, умноженная на идиотизм. Этого нельзя допустить.

Впрочем, чиновники, которые заявили, что этого не допустят (в частности, вице-премьер и экс-министр культуры Вячеслав Кириленко) тут же получили ярлык узколобых реакционеров: мол, и как вы смеете менять правила конкурса уже после завершения? Это же несправедливо, недемократично, это против объективной оценки музыкальных талантов, бла-бла-бла, гав-гав-гав.

Похоже, именно те, кто примут решение не пускать MARUV на Евровидение, и окажутся крайними. Именно их синхронно будут критиковать и российские пропагандисты, и украинские защитники свобод. Зато, лоббисты из пророссийского шоубизнеса и должностные лица, которые должны этот лоббизм подавить в зародыше, останутся все в белом. Хоть бери и выпускай на сцену следующего Евровидения.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*