Украинское Приднестровье — ближнее и дальнее: об обществе и культуре утраченного региона

Украинское Приднестровье Украинское Приднестровье

Наш собеседник: Владимир Фоменко — руководитель Международной общественной организации «Украинский центр «Сотрудничество» (Киев), которая с 2006 года работает в направлении Приднестровья, имеет филиал в г. Тирасполе; организатор ряда культурологических проектов патриотического содержания, направленных на развитие украинского самосознания в Приднестровье, в частности, Центра культурного наследия Тараса Шевченко и др.

Изменилось ли та общественно-политическая жизнь в Приднестровье после украинского Майдана 2013-2014 гг.?

Чтобы понять, изменилось ли оно в 2013-2014 гг., надо заглянуть в 2012 год, когда властная команда президента непризнанной республики Евгения Шевчука выбрала для себя только один внешнеполитический вектор — российский. На приднестровском телевидении тогда начали регулярно появляться непонятные «эксперты» под флагом Российского института стратегических исследований, наши «москвофилы», преимущественно из южных областей Украины, где уже функционировали центры «Русского мира», в том числе директор «Центра изучения южноукраинского пограничья» В.Коробов (Херсон), добавились т.н. местные аналитики, например, М.Кушак — в то время проректор Приднестровского государственного университета им. Т.Г.Шевченко по международным связям, а сегодня — заместитель министра образования ДНР и т.д., которые начали навязывать приднестровском обществу мнение, что «Украина как государство уже не существует». Напоминаю, это был конец 2012-го — начало 2013 года!

Уже тогда «блоки» местных новостей превратились в абсолютную кальку с российских каналов. Началась массовая информационная «обработка» населения, неслыханный давление на общественные объединения Украинской, которые отказывались сотрудничать с властью, а в некоторых случаях — и прямое запугивание активистов, прежде всего тех, которые работали в государственном секторе. Исчезла возможность говорить правду на широкую общественность.

Именно поэтому в 2013-м году события на Майдане большинством жителей Приднестровья были восприняты почти сплошь как негативные, угрожающие для них. Люди были настолько напуганы, что в 2014 году была провалена кампания по вступлению детей в украинские вузы по бесплатным квотам, предоставляемых нашим государством лицам, имеющим статус зарубежного украинском. Лишь постепенно, посещая Украину, люди начали задумываться над тем, что там все не так, как им показывает «зомбоящик», что там происходит что-то другое. Начались слабые процессы «смены парадигмы» оценок событий в Украине.

Итак, процесс расстановки акцентов в приднестровском социуме по Украине — это вопрос времени. При этом мы должны понимать, что здесь отсутствуют площадные настроения как таковые. Это такая местная особенность. Примером Майдана приднестровцев в Украину не обратишь, они должны видеть в обновленной Украине реальные изменения в сторону позитива и чувствовать этот позитив на себе. А сегодня наши граждане, проживающие в Молдове, вынуждены платить за переоформление загранпаспорта 130 долл. США. Это тариф установлен нашим государством, но для многих это месячная пенсия, поэтому появилась устойчивая тенденция к получению нашими гражданами гражданства Республики Молдова в качестве второго, так молдавский паспорт стоит в разы дешевле. Вот Вам и акценты …

Насколько реальной является присутствие на 1 / третий украинский в культурной, общественной, политической жизни региона, как это записано в конституции и официально декларируется в Приднестровье?

Формально — да. Посмотрите на количество украинских фамилий в органах власти Приднестровья! Их больше половины. Я уже не говорю о наличии украинского гражданства. Но они Украинский и гражданами на самом деле? Нет!

Подавляющее большинство ставит свою украинскость на задний план, а в паспорт гражданина Украины относится, как к пропуска на границе и не более. Это в основном лукавые люди. Они понимают, что если будут украинском, то могут лишиться «места под солнцем». Влияние России остается чрезвычайно мощным, хотя есть и положительные сдвиги. Недавно руководитель Приднестровья В. Красносельский в интервью «Европейской правде» заявил, что Россия никогда не нападет на Украину с территории Приднестровья и это дает мощный толчок к перезагрузке отношений этого региона с Украиной. Если это произойдет, то возможно люди у власти будут чаще вспоминать, что они украинцы и чувствовать себя представителями украинской общины, настроенными на решение ее насущных вопросов. Но здесь многое будет зависеть и от Украины, от ее готовности восстановить свое присутствие в Приднестровье.

В каких районах края украинцы живут компактно, насколько защищены их языковые и культурные права?

В Приднестровье проживает примерно 120-150 тыс. Украинском (из них граждан Украины — до 90 тыс. Человек). Формально это треть населения, общее количество которого определяется по прописке, но по факту многие живет и работает на выезде, преимущественно за рубежом. На севере, в Рыбницком и Каменском районах проживает коренное украинское население, потому что исторически — это украинское Подолье. Там украинский до 50%. Но в целом по республике, если говорить не об процент, а о количестве, то вновь срабатывает та же треть: чем больше город или район, тем больше там проживает украинский.

Языковые и культурные права Украинской более или менее защищены, однако в местах, где украинцы расселены компактно, нужно превращать школы на собственно украинские с полным циклом образования на украинском языке. Сегодня это большинством русскоязычные школы с изучением украинского языка как второго. Складывается парадоксальная ситуация: дети обучаются на русском, а в быту говорят на украинском. В Приднестровье существует всего три украинских учреждения среднего образования: Рыбницкая общеобразовательная школа № 1 им. Леси Украинский, Республиканский украинский теоретический лицей-комплекс в Тирасполе и Бендерская гимназия № 3 им. И. Котляревского, а также один детский сад в Рыбнице.

В культурном плане в каждом городе или районе существуют общества украинской культуры, объединенные в Союз Украинской Приднестровья имени Александра Бута (имени человека, который был ведущим украинским активистом в регионе в 1990-2000 гг.). Есть много творческих коллективов. Однако, культурная активность общины за последние годы в значительной степени измельчали ​​под влиянием событий, описанных выше, то есть в результате «площадной реакции», как это ни парадоксально. Сейчас идет определенное возрождение оптимистичных гражданских и национальных настроений и динамика его довольно положительная.

Что и как нужно сделать, чтобы открыть украиноязычные школы в селах хотя северного Приднестровья?

Для этого нужны воля местных властей, желание местного населения (общины), наличие преподавательских кадров и соответствующего количества учебников, отвечающих местным программам (наши, государственные украинские учебники можно использовать в Приднестровье лишь частично, потому что здесь введены образовательные стандарты РФ). Ну, и поддержка со стороны украинского государства. Последнее нужно не только потому, что надо будет наладить процесс переподготовки кадров. Люди пойдут на преобразование школ с русского на украинский только тогда, когда их дети после окончания украинской школы смогут гарантированно поступить в украинский вуз. То есть нужна отдельная программа по Приднестровью для граждан Украины, которые там проживают. Пока бесплатные квоты на поступление предоставляются только гражданам иностранных государств (как правило, Молдовы и РФ), которые имеют статус зарубежного украинском.

Что такое Приднестровья в ментальном измерении? Есть ли оно хоть частично продолжением социальной культуры Подолья, по крайней мере на севере?

Да, но только на севере. Надо понимать, что исторически юг и север Приднестровья находились по разные стороны границы между Речью Посполитой и Турецким султанатом, который проходил рекой Ягорлык, и, соответственно, развивались в разных измерениях, на разных цивилизационных основах. Большинство украинский, которые сегодня проживают на юге Приднестровья, является переселенцами или потомками переселенцев из разных регионов Украины, поэтому трудно говорить о какой-то особой ментальности и сохранения каких-то отдельных социально-культурных традиций. Сейчас, по моему мнению, здесь больше просматривается проникновение молдавской культуры: брачные традиции, кухня и тому подобное.

Три крупнейшие города региона — Тирасполь, Бендеры, Рыбница — это урбанистические центры «русского мира» и только? В чем их специфика и сложность?

«Русский мир» здесь повсюду, независимо от размеров населенного пункта. Это тенденция минимум последних десяти-двенадцати лет. Но жизнь этих городов строится вокруг градообразующих предприятий. Все зависит от того, куда ориентированное производство — в Россию, в Украину или в ЕС. Если производство будет больше завязано на Украине, то рано или поздно город станет частью «украинского мира», если можно так выразиться.

Сейчас очень многое зависит от поведения украинской государственной власти, политических элит. В целом они очень пассивны в приднестровском направлении. В основном они смотрят на Приднестровье только как на «сепаратистский регион Молдовы». А надо смотреть на этот регион как на историческую территорию Украины с третью украинского населения. Этот принцип должен быть запечатлен в политическом сознании украинства в целом.

Что конкретно можно сделать для укрепления украинства в крае и со стороны украинского государства, и со стороны гражданства?

Прежде всего нужна четкая позиция украинского государства, нужен четкий ответ на ключевой вопрос: «Что для нас Приднестровья и его населения?». С исторической точки зрения потомки всех коренных жителей региона, несмотря на их национальность, является украинским автохтонами, а именно Приднестровья — украинский автохтонии. На уровне государства этого понимания не хватает, поэтому проблемы приднестровского украинства лежат на плечах гражданского общества.

Здесь надо заметить, что в января 2018 года в Киеве была создания Инициативная группа по оказанию помощи украинской общине Приднестровья во главе с героем Украины, поэтом, общественным деятелем Дмитрием Павлычко, которая начала активно сотрудничать с Союзом Украинской Приднестровья имени Александра Бута. В состав этой группы вошли многие известные, авторитетные люди и мы надеемся, что это приведет к положительным сдвигам, к увеличению культурного и науч-образовательной присутствия Украины в Приднестровье.

В то же время есть и вполне отрицательные приложили. Я имею в виду позицию по Приднестровью руководства Украинского Всемирного Координационного Совета (УВКС), которая занимается делами Украинской за рубежом, в лице М. Ратушный и нескольких человек из его близкого окружения. Это когорта т. Н. «Профессиональных патриотов», для которых не существует чего-то идейного, существует только выгоду. Я неоднократно говорил господину Михаилу, что он отстаивает интересы той части украинского общества Приднестровья, которая раскалывает с середины Союз Украинской, приводил конкретные примеры, подтвержденные информации в СМИ, но все напрасно.

Насколько этнические молдаване (румыны) является социальной и политической силой в Приднестровье?

Это скрытая пружина чрезвычайно мощной силы. Как только появится реальная перспектива объединения с Молдовой, приднестровские молдаване начнут массово превращаться в румын. На мой взгляд, проблема молдавского населения Приднестровья является наиболее политизированной на фоне проблем других национальных групп, но политизированной с точки зрения внутренней политики Приднестровья. С точки зрения его самоидентификации. Когда в 1924 году Котовский и Фрунзе превращали Украинский Приднестровья на МАССР (Молдавскую автономную социалистическую советскую республику) в составе УССР, никто не спрашивал ни молдаван, ни украинский. Это была важнее часть бизнес-проекта Г. Котовского — создать под себя вотчину в виде национальной автономии несмотря на то, что по численности населения украинцы и русские на той территории преобладали молдаван. Но, исторически это произошло. И когда в 1990 самоопределилась ПМР, она появилась на историческом основе МАССР, так и стала не просто Приднестровской республикой, а Приднестровской молдавской республикой, Верховная Рада которой, кстати, в первые годы приняла обращение о желании войти в состав Украины.

Поэтому молдавская община Приднестровья есть, по сути, «государственно нацией» и призвана сохранять свою отдельность от современной Молдовы, тем более от Румынии. Прежде всего это проявляется в сохранении и развитии молдавского языка на основе кириллицы (в Молдове государственным языком официально считается румынский, которая использует латиницу). Это тот идеологический костяк, на котором строится непризнанная ПМР.

Возможно ли в будущем объединение Приднестровья с Молдавией (именно так называли эту страну украинцы традиционно), пусть и на основе широкой конфедерации?

Чисто гипотетически, да. В федерацию не соглашается Приднестровья, в конфедерацию — Молдова. Приднестровье больше устраивает т. Н. отложенный статус. То есть, пусть все остается так, как есть, а потом появятся какие-то новые условия и мы к этому вопросу вернемся. Активизация Запада и РФ по реинтеграции Молдовы и их конкурентная борьба за модель реинтеграции (федерация, или расширенная автономия), по моему мнению не будет положительного результата. Здесь должна быть какая-то другая модель, вроде Гонконга, который до поры до времени существовал почти самостоятельно, под протекторатом Великобритании, но готовился к объединению с Китаем. Сегодня в Молдове и Приднестровье построены совершенно разные подержанные системы и со временем дезинтеграционные процессы только усиливаются. А приднестровский референдум 2006 года о приобретения независимости с последующим вхождением в РФ — это виртуозный политический «пат», который тогдашнее Приднестровья поставило России.

Что происходит: РФ видит Приднестровье только в составе Молдовы, как пятую колонну, призванную растворить собой прорумынские, прозападные силы и восстановить влияние империи по Пруту; а Приднестровье говорит, что оно является частью «русского мира» и не видит себя вне России. И удовлетворить и отказать невозможно — «пат». А на перспективу — срыва геополитических планов РФ в т. Н. Припрутская междуречье. Вот и получается, что «русский мир» в Приднестровье неожиданно превратился для России на внешнеполитические грабли.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*