Brexit признали пирамидой

brexit

Новая версия Брекзита Терезы Мэй провалилась, Палата общин проголосовала против «жесткого» выхода из ЕС без сделки. Редактор отдела политики поддерживающего лейбористов журнала New Statesman Стивен Буш оценивает шансы остановить катастрофический сценарий. W-N.com.ua предлагает полный перевод статьи.

Правительство потерпело двойное поражение в парламенте: депутаты проголосовали за внесенную Иветт Купер поправку <депутат от Лейбористской партии, бывший министр труда в правительстве Гордона Брауна. — The Insider> и снова за резолюцию в целом.

Важно ли это? Предложенная правительством формулировка резолюции выглядела так:

«Палата отказывается одобрить выход из ЕС 29 марта 2019 года без соглашения о выходе и рамках будущих отношений, но при этом отмечает, что, согласно законам Соединенного Королевства и ЕС, выход без соглашения остается вариантом по умолчанию, если данная палата и ЕС не ратифицируют соглашение».

Теперь же в результате принятой поправки она формулируется так:

«Палата отказывается одобрить выход из ЕС без соглашения о выходе и рамках будущих отношений».

Правовая реальность заключается в том, что в соответствии со статьей 50 <статья договора о Европейском Союзе, регламентирующая процедуру выхода. — The Insider> в полночь 29 марта 2019 года по брюссельскому времени Соединенное Королевство покинет ЕС — независимо от того, ратифицировало ли оно соглашение с Европейским Союзом вообще. Чтобы предотвратить это, парламент должен сделать две вещи: исключить из британского свода законов дату выхода, а затем проголосовать за то, чтобы либо ратифицировать соглашение с ЕС о выходе, либо отозвать британское уведомление о введении в действие статьи 50. Голосование за продление действия статьи 50 изменит дату, когда Соединенное Королевство уйдет, но не изменит выбора, который предстоит сделать, — так же, как решение спрыгнуть с более высокой скалы не освобождает вас от необходимости выбирать: удариться со всей силы о землю или раскрыть парашют.

Депутаты могут — и смогли — вычеркнуть из резолюции 26 слов, но это лишь подчеркивает, что они еще ничего не сделали, чтобы изменить правовую реальность. Так имеет ли какое-то значение то, что произошло сегодня?

Ответ: да, но лишь в небольшой степени. Депутаты последовательно демонстрировали готовность голосовать за резолюции, декларирующие намерение не ступать за край обрыва, но с той же последовательностью отвергали все, что на самом деле позволило бы отойти от этого края. Вот против чего они проголосовали: против мер по сохранению Соединенного Королевства в едином экономическом пространстве, против мер по проведению второго референдума, против предложения Джереми Корбина по Brexit, против соглашения о выходе, согласованного Терезой Мэй. И даже против предложения Иветт Купер о продлении и внесении поправок в соответствующие законы, чтобы вычеркнуть дату выхода.

Что сегодня важно, так это то, что наконец-то дали о себе знать видные консерваторы, выступающие за сохранение членства в ЕС. Четыре члена кабинета министров — Эмбер Радд, Грег Кларк, Дэвид Манделл и Дэвид Гок — не проголосовали против резолюции, как им поручила Тереза Мэй, а воздержались. К ним присоединились и многие заместители министров.

Но проблема в том, что даже сегодняшние мятежники среди консервативных лидеров придерживаются различных взглядов Есть те, кто хотел бы провести еще один референдум, чтобы вопрос снова решил народ. Есть те, кто в глубине души против второго референдума, но считает, что выход без сделки будет национальным бедствием, которое разрушит страну и Консервативную партию.

И эта же динамика присутствует во всей палате. Правительство потерпело поражение от коалиции, в которую входят Стивен Ллойд — либеральный демократ от Истборна, пообещавший своим избирателям, что он никогда не будет голосовать за второй референдум, — и 35 депутатов от Шотландской национальной партии, которые давали предвыборное обещание сохранить Шотландию в Соединенном Королевстве. Резолюцию поддержали семь депутатов, избравшихся как лейбористы, вышедших из своей фракции и создавших независимую группу — отчасти из-за их поддержки второго референдума, — и семь теневых лейбористских лидеров, которые воздержались при голосовании по поправке Купер о продлении действия статьи 50, так как боялись, что это раскроет их позицию.

Это уже много, но большинства, способного сделать какие-то конкретные шаги, чтобы остановить выход без соглашения, все еще нет.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*