«Не Мафия». Власть и активисты во время ролевых игр меняются местами. Учатся слушать и говорить

Украинская Миротворческая Школа Украинская Миротворческая Школа

Ролевая игра проявляет ряд стереотипов. Один из них — «недостаток политической воли». Активисты часто считают, что некоторые изменения не происходят просто потому, что власть этого не хочет. В диалоге раскрываются условия, которые не позволяющие или притормаживают развитие процесса. Еще один навык — умение критиковать собственные предложения. Это заметно в случае с «простыми решениями», которые часто при детальном рассмотрении или взгляде с другой позиции оказываются ложными, невозможными или даже вредными. Украинская миротворческая школа (УМШ) помогает местным общинам разработать эффективные методы принятия решений через игры, в которых моделируются жизненные ситуации.

Играют те, кто влияет на ситуацию: власть, бизнес, активисты, педагоги. В начале игры между ними часто лежит пропасть недоверия, у них разные точки зрения на одинаковые проблемы. Причем, если активист начинает играть за «власть», то другие активисты его быстро начинают ненавидеть. Это потому, что не хватает общения между людьми, и мало кто умеет высказаться о проблемах, с которыми сталкивается.

Знаменитая децентрализация принесла городам и селам деньги, которые когда-то можно было получить только после правительственного распределения. Местные власти и местные активисты становятся именно теми, кто меняет страну, они могут пустить финансы на образовательный хаб, на освещение или, возможно, на дешевые кредиты для местного бизнеса, как это делается в Германии.

Но граждане практически не участвуют в решении местных проблем, они навть не умеют их описать; не представляют, как город должен развиваться и что для этого нужно делать. Это — последствия советской командно-административной системы управления. «Важно учить местные власти привлекать к решению проблем и к развитию общества все заинтересованные стороны. Обр этого не умеют », — говорит координатор проектов УМШ Сергей Данилов.

Это своего рода психотерапия. Участники «проигрывают» алгоритм решения сложных вопросов. Игры дают возможность конструктивно работать с собственными ошибками и избегать стереотипов. Привыкшие к «круглых столов», совещаний и рабочих групп «игроки» сначала выглядели сбитыми с толку, но впоследствии активно включались.

Дмитрий Звонок, тренер УМШ, эксперт Центра ближневосточных исследований, рассказывает:

Игры затрагивают различные аспекты жизни общества и, соответственно, каждая группа имеет свои специфические представления о предмете, рассматривается в игре. Активные обсуждения позволяют участникам выработать общее видение проблем и развития общества. Как правило, это происходит впервые. А публично проблемы не обсуждаются вообще.

Наши игры — прямой путь к увеличению социального капитала общества. В группах развивается способность к прямому диалогу в максимально бесконфликтной форме. Участники видят, что во всех них есть общий интерес. Группы узнают об условиях существования и работы друг друга, о проблемах, которые объединяют и разделяют их. Это путь к преодолению стереотипов, касающихся других групп и своей собственной.

Среди стереотипов — «недостаток политической воли» на местах. Активисты часто считают, что изменения в обществе не происходят просто потому, что власть не хочет. В диалоге раскрываются условия, не позволяющие достиг желаемого изменений или притормаживают их.

Еще участники учатся критиковать свои позиции и предложения. Особенно это заметно в случае с «простыми решениями», которые часто при детальном рассмотрении или взгляде с другой позиции оказываются ложными, невозможными или даже вредными. Это достигается благодаря изменению ролей во время игры.

Например, активисты в роли власти и с ее полномочиями не способны выполнить собственных требований, которые они сами ставили к реальной власти. Изменение ролей является одним из основных способов разрушения стереотипов и предвзятого отношения.

Еще одним полезным опытом можно назвать расширение способов совместного принятия решения, делегирование полномочий и взятие ответственности. Так появляется возможность понять, чем руководствуется -Каким принципами и мотивами — та или иная группа при принятии решения.

А отсутствие ограниченности формальными процедурами позволяет выйти за привычные рамки и использовать другие модели (либеральные — или наоборот), пользоваться другой логикой и видением. Увидеть процесс принятия решения с другой стороны, часто является полезным для представителей власти. Так, например, активисты возможность прожить сложность согласования позиций и проблему ответственности за принятое решение, особенно в процессе его критики.

Власть же имеет возможность увидеть пользу в делегировании тем группам, которые имеют возможность по-другому, более эффективно решить задачи, стоящие перед ними. Это возможно благодаря расширению представлений о месте, возможности и роль каждой социальной группы в решении проблемы.

Свободный полет фантазии и поиска нестандартных решений — еще один важный навык. Игры требуют максимально использовать фантазию для решения задач. Это как минимум показывает ценность креативного процесса, а часто подталкивает к решению реальных проблем общества.

Мы выделили интересный перечень стереотипов, характерных как для власти, так и для активистов: «власть не имеет политической воли»; «Власть руководствуется исключительно собственными потребностями»; «Активисты слишком агрессивные»; «Бизнес заботится только о прибыли»; «Активисты могут только требовать»; «Восприятие властью активистов как конкурентов»; общий стереотип «значительного различия в видении развития общества».

О том, какие проблемы решали на играх, рассказывают участники:

Алексей Зюзин, ОО «Приморск 24/7»:

Мы провели игру «Моя власть». Участие приняли представители бизнеса, активисты, депутаты. Сначала люди вели себя скованно, но легкий формат игры позволил многим открыться, выговориться. Сконцентрировались на трех проблемах, с которыми реально можно работать на перспективу.

Для Приморская очень актуальный вопрос — жилье. Как для молодых семей, так и для внутренних переселенцев, которых у нас много. С депутатами договорились работать над недостроенными общежитиями, где можно было бы поселить людей.

Еще одна проблема — диагностический центр. Сейчас этот проект уже частично реализуется в нашей больнице. Благодаря медицинской реформе появляется новое оборудование. Но люди хотят получать больше услуг в обществе.

Третья тема, которую активно обсуждает молодежь — проведение рок-фестиваля в Приморске. Этому способствуют наше расположение, близость к морю, есть красивые пейзажи, где можно было бы интересно провести время в период фестиваля. Вообще, молодежь жалуется на отсутствие интересного досуга, например, кинотеатра.

Если говорить об угрозах для общества, то люди связывают их с морем. Это и военная ситуация на Азове, и вообще мысли о том, что море «закроется» для местных. То есть, люди не смогут использовать его для заработка.

Вывод, который мы сделали после нескольких игр — недостаточное взаимодействие внутри общины. Студенты говорят одно, школьники другое, власть третье. И все опасались озвучивать свои позиции. Игры позволили услышать друг друга, лучше понять друг друга.

В результате, подписали меморандум о сотрудничестве с властью, в котором определили главные приоритеты совместной работы. Теперь мы пытаемся делать все, чтобы этот меморандум ни был бумажкой для отчета. Ищем грантовую поддержку, сотрудничаем с бизнесом, много общаются с депутатами и главой общины.

Алена Рщупкина, директор коммунального учреждения «Центр социальных услуг» Чаплынской поселкового совета:

Мы при поддержке экспертов УМШ попытались самостоятельно обыграть тему «Положение молодежи в Чаплинской общине». Моделировали реальные жизненные ситуации и свое поведение в них. В отличие от реальных событий, игра — это безопасный процесс. Если есть ошибка, то ее можно исправить.

С одной стороны, молодежь говорит о том, что ей скучно. С другой — она ​​пассивная в жизни общины. Что должно сделать руководство, чтобы изменить ситуацию, и какова роль молодежи как заинтересованной стороны в этом процессе? Ответы на эти вопросы мы хотели получить после игры. Пригласили активную молодежь, пришел и глава общины Алексей Фаустов.

Оказалось, у нас мало мест, которые могли бы стать альтернативой кафе и баров. Говорили об образовательных хабы в других городах, где можно посещать клубы иностранного языка, развивать другие навыки. Есть запрос на антикафе — креативный социальное пространство, где можно играть в настольные игры, проводить семинары, лекции, мастер-классы в зависимости от запроса посетителей.

Местная молодежь готова платить за это. У власти есть понимание, что это будет работать, только если в основе бизнес-подход, а не создание коммунального учреждения и содержание его за счет бюджета.

Председатель ОТГ Алексей Фаустов говорит, что Чаплинская общество не хочет называть «Молодежным центром» кабинет в школе или актовый зал, ведь для молодежи это почти ничего не меняет. Поэтому, если в Чаплинской общине есть запрос на такой формат заведения, как антикафе или образовательный хаб, поселковый совет готов содействовать частному бизнесу в выделении помещения.

Справка.
Проект Украинская Миротворческая Школа (УМШ) действует с сентября 2014 года. Цель проекта — налаживание взаимодействия между организациями гражданского общества, местной и государственной властью, бизнесом, украинскими и международными экспертами для управления конфликтами и развития человеческого потенциала в местных общинах Украины. УМШ способствует созданию экспертной среды в местных общинах.

Осенью прошлого года и в январе 2019-му эксперты УМШ внедряли проект «Развитие общего видения моделей местного самоуправления» в шести населенных пунктах Херсонской и Запорожской областей Скадовск, Чаплинка, Каланчак, Приморск, Бердянск и Токмак. Проект УМШ «Развитие общего видения моделей местного самоуправления» был поддержан Посольством Великобритании в Украине.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*