Отмена статьи о незаконном обогащении: почему, зачем и благодаря кому?

Уголовный кодекс Украины Уголовный кодекс Украины

С тех пор, как Конституционный суд признал незаконной статью Уголовного кодекса о незаконном обогащении, общество разделилось на два лагеря — тех, кто устал от моральных насмешек украинской политической верхушки и тех, кого это устраивает, потому что они и есть политической верхушкой.

Почему же высшие судебные системы государства принимают такие решения, что кажется, будто просто хотят рассердить граждан? На что надеялся Президент Порошенко, позволяя принимать такие законы? И как такие украинские «ноу-хау» воспринимают за границей? Об этом наш корреспондент спросил у политтехнолога Тараса Загороднего, политэкспертов Александра Солонько и аналитика Центра противодействия коррупции Алексея Бойко.

Решением отменить статью о незаконном обогащением, Конституционный суд не вышел за рамки конституционного представления?

Тарас Загородний:

Она действительно не соответствует ни 62 ст. Конституции, ни 63, это было давно известно. Наша уважаемая антикоррупционная общественность ничего не говорила об этом, ничего по ним не говорила и НАБУ. Проблема в том, что эта статья была прописана таким образом, что человека обвиняли в преступлении, если у него появлялось лишнее имущество, которое сразу же называли незаконно приобретенным. Законное оно или нет, определяет только суд. Во-вторых, человек должен был объяснять, что это за собственность, а это уже нарушение 63 статьи Конституции, где человек имеет право не давать показания относительно себя. Мы должны понимать, что появление лишнего имущества у человека или чиновника еще не является признаком преступления, это лишь его маркер. Поэтому эта статья стала мертвой сразу, было понятно, что ее отменят. По-другому и быть не могло.

Александр Солонько:

Вопросы юридической техники и т.п. уже сейчас является второстепенным. Прежде всего здесь вопрос политический. Мы можем дискутировать по поводу того, правильно ли это решение было процедурно принято, но тут надо смотреть на конечную цель, которую преследовали люди, которые такие решения инициировали и принимали. Уже не первый день говорим о том, что Конституционный суд надо давным-давно ликвидировать, потому что его превратили в орган освящение политических решений представителей власти

Алексей Бойко:

Там было несколько редакций этой статьи, одна принималась еще при Януковиче, другая — в 2014 году. Когда парламент принимает решение определенным законом выложить определенную статью в определенной редакции, то предыдущие перестают действовать. Поэтому эта статья была бы и признанной, но согласно тексту представления была только от одной редакции. Возможно, они так спешили, потому что по большому счету желательно было бы расписать эти моменты. Из-за этого она и не была полностью юридически правильной. Сейчас мы имеем то, что уголовные дела закрыты, чиновники получили индульгенции, и даже если мы сейчас решим создать идеальную статью о незаконном обогащении, к которой не смогут придраться, все равно уже потеряли кучу драгоценного времени.

Поскольку уголовная ответственность за незаконное обогащение была одной из рекомендаций ЕС и обязательств Украины перед МВФ, теперь какой мы имеем вид перед ними?

Тарас Загородний:

Во-первых, мы должны прежде всего думать не о зарубежных партнерах, а о себе. Мы должны понимать, что они через так называемых общественных активистов имеют искаженное представление об Украине. С их «рекомендаций» создали и дополнительные НАБУ, Назка, САП, которые стали настолько независимыми, которые теперь невозможно проконтролировать. Поэтому мы прежде всего должны смотреть на себя и делать то, что нам выгоднее.

 Александр Солонько:

То, что это выглядит абсолютно жалко перед международным сообществом, очевидно. При всем уважении к ним, в этой стране жить нам, а не французам, американцам или немцам. И мы должны ориентироваться на себя, чтобы строить в стране общественные отношения, которые будут способствовать нормальному развитию государства. Конечно, все понимают, что такое решение было принято для того, чтобы обеспечить безнаказанность коррупционерам, потому что рано или поздно доноры и люди, которые были причастны к решениям о выделении кредитов, спросят за результаты, которых может не быть. Очевидно, что закон обратной силы не имеет, и ты уже не восстановишь уголовное дело, например, на Труханова, даже если снова будут внесены статью в каком-то виде.

Алексей Бойко:

Показатели имеем не очень хорошее, но здесь не все так однозначно. Они лишь рекомендовали нам, что делать, потому что им выгоднее сделать из нас более или менее самодостаточных субъектов, чем если бы мы постоянно сидели на пособиях. Это взаимопомощь.

Были ли такие прецеденты в других странах и какое там отношение к таким решениям?

Тарас Загородний:

Ни в одной стране мира нет такой формулировки статьи, которую продвигали в том числе и эти сумасшедшие грантоеды о том, что нигде нет прямого обвинения в том, что человек незаконно приобрел состояния. Например, когда НАБУ замечает, что у какого-то чиновника появился дом, то это для них лишь сигнал, что гражданин может быть причастен к преступлению. Тогда они возбуждают уголовное дело, берут его и проверяют, оплатил ли тот налоги. То есть коррупция — это совокупность мощных преступлений, но об этом не посты в «Фейсбуке» надо писать, а расследовать. Во всем мире так, но не у нас.

Александр Солонько:

Я вообще не представляю, как такое могло бы произойти, например, в США. Там подобное решение не могло быть принятым, потому что на стадии появления информации в СМИ там была бы очень жесткая реакция и общества, и представителей властной вертикали. Такое никакой адекватной законодатель в своем уме не реализованные бы.

Почему скандальные уголовные производства так активно закрывают накануне выборов? Какая польза от этого Президенту Порошенко?

Тарас Загородний:

Не спорю, что все преступления, которые были нарушены по уголовным делам 2015 и теперь отменены, имеют отношение к Президенту. Конечно, это нашей действующей власти дало большое ослабление, ибо без нее это бы не прошло.

Александр Солонько:

Думаю, что это банальная консолидация так называемой элиты и предоставления гарантий людям, которые могут помочь Президенту обеспечить определенный результат на выборах. В Одессе депутаты городского совета от партии Труханова под видом материальной помощи занимались подкупом в интересах Порошенко. Это все просто предоставление гарантий безнаказанности некоторым политическим игрокам взамен на политические дивиденды.

Алексей Бойко:

Возможно, власть так поступила, потому что считала, что после выборов уже не будет возможности это осуществить. Насколько мне известно, несколько судей из Конституционного суда, которые голосовали за эту отмену, указали в своих декларациях значительное увеличение состояния за последние годы. Действия говорят сами за себя.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*