НАТО — живее всех живых. Блок успешно адаптируется к новым военным реалиям

НАТО НАТО

В этом году НАТО исполняется 70 лет. Журнал The Economist посвятил этому событию специальный репортаж, который является чем-то вроде полного медицинского обследования альянса. Начинается этот материал с точки зрения назад, потому что за 70 лет есть что вспомнить и над чем задуматься. Отдельная статья посвящена политике НАТО в отношении России и угроз, связанных с ней. Не обошли вниманием вопрос оборонных бюджетов, которое, хотя и существует столько, сколько существует НАТО, недавно приобрело особую остроту.

Также представлены обзоры тем, связанных с будущим НАТО. Сюда входят инициатива, известная как Армия ЕС, а также инициативы, связанные с информационной войной и обновлением командных структур НАТО. Завершает этот репортаж статья, в которой авторы попытались заглянуть в будущее, чтобы понять, как будет выглядеть НАТО, когда ему исполнится 100 лет.

Спецрепортаж состоит из шести полноценных статей и одной короткой заметки. В четырех из шести статей в различных контекстах упоминается Украина. Но даже если бы этих упоминаний не было, спецрепортаж о НАТО стоит представить и на украинском языке, и на это есть одна причина — евроатлантическая интеграция является важным приоритетом для Украины.

Чтобы достичь цели, нам надо разобраться, чем сегодня являются ЕС и НАТО, и каких изменений ждать в этих образованиях. Нам нужно найти свое место в системе европейской безопасности, а для этого, в первую очередь, надо очень хорошо понимать, какие вызовы ждут ЕС и НАТО в будущем.

Уже сам тот факт, что НАТО исполняется 70 лет, заслуживает уважения. Этот военный союз не является самым продолжительным. Впрочем, в отличие от скорее мертвых, чем живых Англо-Португальского и шотландского-Французского соглашений, начало действия которых датируется тринадцатым веком, тот факт, что НАТО жизнеспособный до сих пор, ни у кого не вызывает сомнений.

Ну, почти ни у кого, кроме, возможно, президента Трампа. Можно вспомнить интервью, в котором он поставил под сомнение необходимость защищать новичка НАТО, Македонию. Можно вспомнить высказывание во время последнего саммита в Брюсселе угрозы того же Трампа выйти из НАТО, если союзники не увеличат оборонные расходы. Приходят в голову и признание Трампа своим советникам, что он с удовольствием при случае выведет США с НАТО, распространяла американская пресса. Впрочем, это лишь показывает, что НАТО живее, чем когда, и находится на вершине повестки дня союзников. А шаги, осуществляет НАТО для актуализации своих возможностей, достаточно красноречиво показывают, что слухи о его смерти очень преждевременны.

НАТО действительно доказывал в прошлом свою устойчивость к кризисным ситуациям. Альянс чем гордиться — от его последнего конкурента, каким был Варшавский пакт, не оставалось практически ничего: из восьми участников семь стали членами НАТО, а восьмой, Советский Союз прекратил свое существование.

Поэтому новым соперникам стоит быть осторожными. Даже если они находятся на берегу совсем другого, не Атлантического, а Тихого океана, как, например Китай, чья растущая мощность уже достаточно давно беспокоит США, а значит, потенциально может стать приоритетом и для НАТО.

Но пока Китай вышел на финишную прямую в направлении статуса супердержавы, другая сила, похоже, решила напоследок громко хлопнуть дверью. Так, речь идет о России, для противодействия которой и было, собственно, создан НАТО. Сейчас среди союзников консенсус: РФ — это сила, которая приходит в упадок и не может составить конкуренцию длительно, впрочем, вполне способна создать проблемы в ближайшие десятилетия.

Гибридная оккупация и аннексия Крыма, гибридное военное вторжение Украины и оккупация Донбасса, совсем не гибридный и очень откровенный нападение с последующим захватом кораблей украинских ВМС — все эти события стали для НАТО важным сообщением. И НАТО берет это сообщение во внимание, демонстрируя такую ​​важную черту, как способность к самоактуализации.

Важно, что не только рост военной готовности России не прошло незамеченным для альянса. Собственные достаточно серьезные недоработки тоже не остались без внимания. О чем можно говорить, когда для немецкого подразделения, участвовавшего в учениях Trident Juncture 2019, снаряжения и оборудования собирали по всему бундесвера.

Вообще тема расходов европейцев на Власу оборону вызывает вопросы еще со времен Джона Ф. Кеннеди, и с тех пор не потеряла своей актуальности. Мотивационные мероприятия Трампа несколько улучшили ситуацию, впрочем, до приемлемого уровня еще далеко. Та же Германия, на саммите в Уэльсе в 2014 году обязалась до 2024 вывести уровень расходов на оборону до 2% ВВП, сейчас говорит, что более чем 1.24% ей не по силам. И, как всегда, имеет кучу оправданий.

Сейчас НАТО излишне задач, которые можно сгруппировать в два основных направления: текущие операции и антикризисный менеджмент. География операций НАТО все еще очень широка: от Афганистана до Африки, от стран Балтии до арабского моря. Аналитики уже некоторое время говорят об опасности распыления усилий и необходимости принятия трудных, но необходимых решений, которые бы позволили сфокусироваться на важнейших приоритетах.

Один из аспектов актуализации НАТО — открытие новых командных центров, которые были бы сфокусированы на разработке и внедрении новых, инновационных методов ведения войны. Пример такой работы — и эксперименты с 3D-печати запчастей и компонентов в полевых условиях, и использование сенсоров для автоматизации охраны баз и мест дислокации, и беспилотные транспортные средства для улучшения логистики и уменьшения потерь на поле боя.

Все это было опробовано на последних масштабных учений НАТО Trident Juncture 2019 у берегов Норвегии. Россия, к слову, не смотрела на эти учения, сложа руки. Вместо этого она использовала их для испытания собственных разработок радио-технической борьбы, и активно глушила GPS сигнал в зоне проведения учений альянса.

Другое направление работы НАТО — создание центров компетенций для ответа на гибридно-информационные угрозы. В отличие от традиционного способа ведения войны, который предусматривает существенные инвестиции в оборудование, технику и инфраструктуру, которые могут себе позволить далеко не все союзники, направление информационных и киберугроз идеально подходит для обработки такими небольшими странами, как Латвия и Эстония.

Во время упомянутых выше учений усилиями этих центров был проведен эксперимент, который с помощью соцсетей и открытых источников информации позволил не только установить местонахождение солдат, участвующих в учениях, и наблюдать за их перемещениями в реальном времени, но и влиять на их поведение. В частности — на готовность в нарушение приказов оставить место несения службы.

Впрочем, эти меры нельзя считать достаточными. И особенно — в контексте сценария выхода США из состава альянса, военные эксперты исследуют вполне серьезно. Недаром европейские политики все чаще ведут разговоры на тему концепции чисто европейской оборонной стратегии и даже объединенной Европейской Армии.

Выводы не дают повода для оптимизма: в случае выхода США, европейская оборона будет существенные пробелы — как функциональные, так и количественные. Эти выводы подкреплены опытом операции, где лидерство было за европейскими союзниками, такими, как операция в Ливии.

Если вопрос ядерного сдерживания еще можно теоретически как-то решить за счет французской «ядерного зонтика», то недостаток разведывательных, наблюдательных, ракетных технологий, а также навыков проведения специальных операций может дорого стоить европейцам. Впрочем, Украинский стоит смотреть на эти проблемы скорее как возможность доказать свою незаменимость в системе европейской обороны.

Если вовремя развить компетенции, которые будут дополнять способности европейских союзников, шансы Украины на более тесное оборонное сотрудничество и, возможно, даже на на членство в оборонном союзе существенно повысятся. Пример Македонии, будущего 30-го члена НАТО, показывает: при наличии серьезного интереса существует мало препятствий, которые могли бы сдержать союзников от принятия в свои ряды нового члена.

Впрочем, позиционирование Украины в системе евроатлантической или европейской безопасности потребует серьезной домашней работы, а также исключительных коммуникационных и дипломатических навыков. А главное — готовности Украины зубами цепляться за необходимые ей решения со стороны союзников. Такие задачи точно не под силу дилетантам, которые считают, что можно бить баклуши, потому что «нас там не ждут».

Чтобы с достоинством пережить свои семьдесят и дожить до ста НАТО нужно найти себя заново. Такие периоды не случаются часто, они нуждаются в работе на пределе возможностей и означают поиск, новации и преобразования. Все это, при внимательном отношении, может раскрыть перед Украиной дополнительные возможности — учитывая ее пятилетний отпор российской гибридной агрессии и приобрести определенные уникальных компетенции в этом направлении. Поэтому пожелаем НАТО успешных изменений и долгой жизни, а Украина — мудрости, чтобы не упустить возможности и не потерять собственные возможности в новой евроатлантической реальности.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*