Что нужно делать правым, чтобы побеждать

Правые в Украине Правые в Украине

Закономерно после выборов встал один большой вопрос: почему кандидат от объединенных националистов набрал 1,6 процента, несмотря на то, что в обществе после Майдана ощущалось движение вправо? Это комплексный вопрос, и он требует сложного ответа, поскольку речь идет о многоплановых тенденциях и трансформации украинского социума.

Первая часть ответа — о состоянии общества. Преимущественно наши общие представления и оценки общества являются неточными, когда мы сравниваем его типологию с другими нациями Европы (кроме белорусов), и тогда мы удивляемся, почему те ведут себя вполне отлично от нас, по-государственному и опираясь на национальные интересы, а мы — нет .

В Украине более половины социума — это вполне недоформованная в национальном плане масса. Это именно те, кто с чистой совестью голосовали за секретаря компартии на пост президента, за красного директора завода, за уголовника и вора шапок — им безразлично! Эта масса абсолютно выхолощена духовно и национально (т. Н. «Советский человек»). Это результат коммунистических экспериментов, результат заселения Украины российскими нигилистическими переселенцами, которые воспринимали все украинское как «чужое» и «ненужное» им, это результат вывода особой породы малороссов как вполне лишенных этнических сентиментов и принципов приспособленцев и прагматиков-циников.

Такое гибридоподобное социальное месиво коммунистам удалось создать в больших масштабах именно в Украине (большие денационализированы массы были еще в Беларуси, где они в конце концов победили с 1994 г., В Казахстане, Кыргызстане, Азербайджане, где они стали основами для сохранения номенклатурных режимов, постоянно заигрывали и заигрывают с их пророссийскими симпатиями, у Латвии и Эстонии такие интернациональные агрессивные массы также создавали общественную величину, но все же проиграли национально выдержанным, дисциплинированным и методическим национальным си ам коренных народов).

Поэтому украинские националисты обречены столкнуться с этой многомиллионную стену абсолютного неприятия и враждебности, и поэтому не могут надеяться на широкие победы парламентские или президентские. Эта посткоммунистическая масса воспринимает национализм в чисто советском духе — как «фашизм», как нечто совершенно несовместимое с их представлениями.

Помню очень проникновенные слова коммунистического писателя Юрия Збанацкого где с 1991-го года: «Десятилетия держали людей, как рабов, а теперь хотят дать им демократию — это же безумие!». В этих словах человека, который всю жизнь вынуждены прославляла советский строй, но с трагизмом осознавала, что делалось с нацией самом деле, я в свое время увидел пророчество: украинцы в основном были морально, ценностно, мировоззренчески не готовы к правовой демократии, они восприняли ее только как пространство и разрешение на свинство. Такие примеры уже были в истории человечества: самые яркие — это демократия на Гаити и в африканской Либерии, где рабы, получившие свободу, превратили государства в заповедники беззакония, бедности, преступности и коррупции. Подобные тенденции мы сейчас наблюдаем в Украине. Поэтому не стоит ожидать, что эта страна в близкое время проголосует за то идеалистическое, героическое, трезвое, чем национализм на самом деле.

К тому же весьма вредную роль сыграли за годы независимости наши писатели и ученые либерально-постмодернистского сорта (Андрухович, Неборак, Издрик, Ирванец, Винничук, Жадан, Бондарь, Касьянов, Грицак, Портнов, Гундорова и десятки других), которые постоянно распространяли мировоззренческий релятивизм , космополитизм, «пофигизм» своим циничным стилем и безответственными заявлениями, которые постоянно хихикали про все высокое, традиционное, героическое. Они были кумирами молодежи и отвлекали большую часть ее от национального роста. Это их «зерна» сейчас выросли в электорате Вовы Зеленского среди молодежи прежде всего Правобережной и Западной Украины.

Второй аспект ответа: тактические упущения. Важно понять, что Украина вот уже 19 лет политически находится в ситуации катастрофической потери национально-демократического электората, его полной дезориентированности и распыленности (а он многомиллионным!). Все пошло от периода акции «Украина без Кучмы» 2001, когда Ющенко и Тимошенко вполне хитро «подмяли» под себя людей с национально-демократической сознанием (наследников Руха, УРП, НДП и т.п.), находились в состоянии депрессии и растерянности после смерти В. Чорновила. Это была самая электоральная кража ХХ в., Когда космополитически настроены по украинства политики овладели огромной украинской общественной массой только для того, чтобы цинично манипулировать ею.

С тех пор миллионы людей, преимущественно из Правобережной Украины, Волыни и Полесья, Галиции и Буковины, Подолья и Поднепровья, хаотично ищут себе «лидера», и поэтому бросаются то к А. Яценюка (который так цинично обманул их, приведя после Майдана в парламент десятки просто неукраинцев и коррупционеров), то к А. Гриценко, который на самом деле лишь «хорошей говорящая картинкой», среди соратников которого украинским духом и не пахнет, то к П. Порошенко, который является только немного видоизмененным «Ющенко №2» (все патриотическое здесь — лишь бутафория). Иначе говоря, гражданской активностью настоящих патриотов почти два десятилетия пользуются олигархи, которые удачно подсовывают им очередного «лидера симпатий». Эту систематическую поражение украинства, которая повторяется от выборов к выборам, надо как-то останавливать, потому что от фактора консолидации национально-демократического электората зависит будущее страны.

Главной задачей для националистов было решение проблемы взаимопонимания с этим дезориентированным национально-демократическим электоратом и создание совместной программы действий на президентских выборах, поиск какой-то компромиссной кандидатуры, очевидно, человека с имиджем «твердого государственника» и «опытного военного». Желательно, чтобы этот человек был из-за политической системы, поскольку на это сейчас колоссальный запрос в обществе. Понятно, что создать объединение с национал-демократами было трудно еще и роль т. Н. «Догматических либералов», то есть тех интеллектуальных лидеров этого лагеря, постоянно демонизируют национализм в общественном сознании (прежде всего это такие диссидентские «вожаки», как И. Дзюба, М. Маринович, С. Глузман и т.д.).

Поэтому нужно в дальнейшем пропагандивно «оттеснить» их в лагерь откровенных либералов в политике, в партии вроде «взаимопомощи», чтобы общество четко видело идеологическое родство этих людей и воспринимало их в этой нише. Это важно, поскольку реально в Украине произошла дерзкая подмена понятий и принципов национально-освободительного движения: когда украинцы в конце 1980-х гг. Консолидировались для борьбы с советской системой, то они мечтали о национально-демократическую программу действий и концепцию ценостей; вместо активной группе диссидентов-интеллектуалов удалось подсунуть им набор либеральных космополитических идей (как это произошло — тема отдельного разговора), из-за чего украинское национальное движение приобрел неопределенно-тепл характеристик либерализма как бледной кальки западных либеральных теорий и движений. Но это лишь еще один аргумент за то, что нужно работать на стратегическое объединение националистического и национал-демократического лагеря, так как в таком широком формате объединения возможен реальное влияние на президентских выборах. В формате узкого националистического объединения общество все равно воспринимало националистического выдвиженца как «узкопартийного», и потому отказалось за него массово голосовать.

Поэтому эти президентские выборы националистам надо было использовать для возможной идейной просвещения и консолидации национал-демократического электората, который своей численности может менять ситуацию в Украине, потому что последовательно прав, националистический электорат еще слишком немногочисленным. Разумеется, трудно найти фигуру политика, который бы мог понравиться и национал-демократам, и националистам. Однако без этого положительный сдвиг в украинской политике не произойдет: миллионы патриотов и дальше будут хаотично метаться к «сладкоречевых» и щедрых на обещания «профессионалов», которые регулярно будут их отводить от реальной национальной идеи и борьбы за нее. Это мы уже скоро увидим на парламентских выборах.

И третий аспект ответы — стратегический. Для успеха на предстоящих парламентских выборах националистам надо подумать над тем, как расширить свою идейно-ценностную парадигму. Как мы видим из недавней истории, современные украинцы не способны идти по какой-то воинствующей, наступательной идеологией (на это есть несколько объективных причин, главная из которых — глубокий ментальный пацифизм украинства). В общественном сознании доминирует миф, что «национализм расколет нацию», что «его категорические идеологемы не воспримет русифицированной большинство общества» и др. При этом не принимается во внимание, что именно непоследовательность и вялость либерально-национального лагеря постоянно провоцировала и провоцирует агрессивность со стороны пророссийских сил и их контрнаступление (вспомним, с которой пренебрежением трактовали все национальное малороссы и русские в эпоху позднего В. Ющенко!), Что национализм вполне способен на адаптационные формы работы с пророссийской частью социума.

Сейчас националистам нужно занимать ниши христианской демократии и консерватизма, которые хоть и размытыми в Украине, но сохраняют потенциал к укреплению. Это поможет изменить их имидж в глазах нерешительного и дезориентированного социума, подсознательно боится какой-то определенности и решительности. Понятно, что здесь также есть проблема, потому что в современной Украине нет принципиальных христианских демократов и консерваторов — все нарочно уничтожено в 1990-е гг. Политиканами вроде Виталия Журавского, которые бегали по телеэфирах с Библией, а потом обнаружили, «неожиданно даже для себя», что они «на самом деле — прежде всего последовательные регионалы» и просто любят хорошо пожить. Поэтому нужны усилия в поддержку тех немногочисленных правых сред, которые способны формировать качественные идейные тенденции христианской демократии и консерватизма. Только в таком расширенном формате националисты могут рассчитывать на успех.

Но для этого прежде всего нужны идеологические манифестации и пропагандистская работа: специальные научные конференции, издание, презентации и тому подобное. Например, недавно во Львове в издательстве «Пирамида» вышла книга произведений классика украинской христианской и консервативной мысли Константина Чеховича «Христианский национализм», но ее составители и комментаторы — 100-процентные либералы, которые, разумеется, перекручивают идеи этой фигуры на свой лад. Такое и подобные издания должны готовить именно националисты — с соответствующими громкими презентациями, агитационными публикациями, поездками Украины, чтобы адекватно объяснять людям сущности идей консерватизма и христианской демократии, толковать их традиции. А так, по сути, либералы просто воруют эти идеи и фальсифицируют их. Вокруг каждого такого издания можно создавать «водоворот» эмоций и сред и так постепенно строить пространство широкого правого движения.

Последние выборы показали, что главные и решающие «битвы» происходят в сфере СМИ. Поэтому если националисты пока не в состоянии завладеть телеканалами, то они должны быть активными в пространстве Интернета: ютуб-каналы, разноплановые сайты, твиттер-пространство и тому подобное. Скажем, сейчас очевидна пробел с интеллектуальным, культурологическим мощным сайтом правого толка.

Нужной является генерация идей, овладение умами интеллигенции, потому что нельзя все сводить к агитации «на селе». Ведь сейчас мы — прежде всего интеллигентская нация по количеству людей с высшим образованием; именно эта общественная сфера является активной политически и влиятельной, поскольку простые люди, наслушавшись агитации, действуют по стадным принципу: съеживаются и прислушиваются, куда подует ветер. Зато интеллигентный человек анализирует, оценивает, дискутирует и этим открывается к новым идеям. То есть, убедив одного интеллигента, определенное движение приобретает себе дополнительного агитатора-волонтера.

Важно, чтобы националисты, прежде всего «Свобода» как их авангард, смогли выдвинуть ряд новых инициатив нестандартного плана, поскольку традиционные апелляции к одному типу символов (УПА — духовность — этничность) уже так не сработают, как в 2012

Например, стоимостной могла бы стать специальная система контроля за своими выдвиженцами во власти, которую партия представила во время следующих выборов. В то же время должны появиться новые лица в главных рядах: например, такие фигуры, как успешный мэр Хмельницкого (это ведь Центральная Украина!) П. Симчишин т.д., люди, которые показали свою действенность и принципиальность. Главное — не выглядеть одинаковыми!

Еще одна актуальная проблема — выработка правильной тактики в отдельных регионах страны. Большинство украинских партий не учитывает того фактора, что у нас есть десяток очень специфических по своей ментальности, культуре, нравственными ценностям, мировоззрением исторических регионов, которые контрастно отличаются друг от друга. То, что можно говорить в одном краю, нельзя открыто говорить в другом. Так сложилось, и ничего не поделаешь. Везде одинаково воспринимают только популизм. А такая идеологическая партия, как «Свобода», скажем, должен учитывать эти различия. Например, в таком сложном регионе, как Закарпатье, тема освободительного движения УПА стоит на абсолютном обочине, идея бывшей героики ничего не говорит в сознании большинства его жителей; зато у края сохранился пиетет к христианским политических традиций, к которым и надо апеллировать прежде всего в своей пропаганде. То есть «Свобода» имеет предстать продолжателем дела Августина Волошина и его Украинского национального объединения, которое должно выразительную христианско-демократическую платформу.

В таких насквозь денационализированных и русифицированных регионах, как Приазовье и Буджак (Бессарабия — территория Одесской области между Днестром и Дунаем), где национализм вызывает массовую идиосинкразию, «Свобода» должна появиться в программе комплексного подъема макрорегиона Черноморья как геостратегической основы Украины, чтобы включиться в специфический местный патриотизм. Даже патриотические регионы, такие, как Волынь и Подолье, требуют своей специфики подхода.

Здесь речь не идет об изменении идеологии, речь идет о видоизменении внешней пропаганды. Об этом подробно писал еще С. Бандера, когда осмысливал причины идейно-ценностных и организационных деформаций в ОУН после 1943, в результате встречи националистов с окоммунизированными надднепрянцами. Он подчеркивал, что надо было менять внешнюю пропаганду, а не основополагающие принципы организационной программы, как это сделала группа мировоззренческих оппортунистов на III Чрезвычайном Великом Сборе ОУН в августе 1943 (Д. Ребет, М. Степаняк, В. Кук, Я. Бусел, А. Логуш, М. Прокоп). Именно их линия впоследствии привела ОУН к очередному расколу в 1954 г.., когда появилась группа «двойников» во главе с Л. Ребетом и С. Матлой, которая впоследствии создала среду т. Н. «Либерального национализма». Это была закономерная эволюция тех, кто менял идеи, а не тактические маневры политической борьбы.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*