Интеллектуал Игорь Лосев: «Чтобы остаться на карте Европы, нам нужен менталитет народа-воина»

Украина Украина

Он считает: «Наши выборы превратились в какую-то чертовщину, что грозит стране гибелью». И вообще: «У нас не политика, а провинциальный цирк». «А объединять страну без украинского языка, культуры, истории и идентичности означает строить государственное здание на песке».

Наш корреспондент пообщался с Игорем Лосевым — доцентом кафедры культурологии Киево-Могилянской академии, политологом, философом, публицистом, колумнистом, журналистом. И расспросил об изменении сознания украинцев после революции достоинства, про эффективность политики украинизации в стране, про борьбу с «пятой колонной» и на культурном фронте, про выбор украинцев 31 марта, как строить отношения с агрессивными соседями и каким должен быть наш Президент, чтобы страна процветала.

На сколько и в чем события на Майдане изменили сознание украинцев?

В различных слоях нашего населения изменения произошли по-разному. Если говорить об авангарде украинской нации — люди стали более решительными, более адекватно понимают угрозы внешнеполитические, готовы к действиям. А в отношении тех, кого называют «болотом» (люди, которые могут присоединиться как к авангарду, так и к противникам Украинского государства, те, что есть равнодушными, — таких людей древние греки называли «идиотами» в социальном смысле, ведь были равнодушными к общественному жизни и не чувствовали ответственности за судьбу государства), — их взгляды вряд ли изменились. Также изменились взгляды у тех 15-20% людей, которые враждебно настроены к украинской государственности.

Есть ли в Украине настоящая интеллигенция и как она влияет на общество?

Настоящей интеллигенции у нас не так уж много. Ее значительно меньше, чем лиц с высшим образованием. Поэтому интеллигенты — это люди, которые сознательно преданы украинскому делу, которые часто вынуждены выполнять свое призвание в условиях численного меньшинства при преобладающей силе и возможностях противников и героически бороться, зачастую не чувствуя поддержки государства. Потому наше государство редко поддерживает украинское, разве что перед выборами осуществили определенные шаги, и те в пропагандистских целях. А ведь должно быть системная повседневная работа. Но и в таких условиях люди делают свое дело, закаляются, потому что некуда отступать. И постепенно украинская идея берет под свой контроль все большую часть территории Украины. Если присмотреться: с 1991 года некоторые наши политологи в шутку разделяли Украину на четыре зоны: Галичину и Волынь (бандеровская Украина), центральную Украину (петлюровскую), южную Украину (махновскую) и восточную Украину и Крым (коммунистическую, красную). Но с 1991 года и идея, которую хранили и лелеяли в Галиции, вышла аж на границу с Россией (в современной Черниговской, Сумской и даже иногда и Харьковской областях). Ведь и известный лозунг «Слава Украине — Героям слава!» По региональному стало всеукраинским.

Поэтому процесс продолжается. Я помню, как где-то в 1988-89 гг. «Галицкие пассионарии» приезжали в Киев, шли по Крещатику с флагами, а киевляне робко стояли на тротуаре и смотрели. А галичане к ним обращались: «Киевляне, пойдемте с нами!» Один ушел, другой, а сейчас это уже массовый процесс. Сейчас государственная ментальность киевлян и галичан уже не слишком отличаются. Центральная и Западная Украина сейчас де-факто является уже единственным геополитическим телом. А вот юг и восток — здесь нужно осуществлять очень большую работу, чего наше государство, к сожалению, не делало и не делает. Как пример того, что на освобожденных территориях Донбасса мэрами до сих пор остаются всем известные сепаратисты и никто их не трогает. И такая же ситуация на юге — поэтому это, конечно, хорошего нам не обещает.

А по мнению общества сегодня чрезвычайно влияет олигархическое телевидение … Настоящую интеллигенцию на эти телеканалы в большинстве своем не приглашают: и не только на олигархические, но и на другие. Потому что это люди, которые имеют четкое мнение, умеют ее отстаивать, кроме того, они часто умнее, ни все эти малограмотные ведущие, которые радуются, если их гости в студии не умнее их.

На сколько была эффективной и в чем была политика украинизации в последние годы?

Настоящей украинизации, системной, как, например, в Чехии, когда в период президентства Масарика происходила чехизация онемеченной Чехии, у нас не было. Были только разговоры об украинизации. Поэтому украинизация предусматривает изменения в системе образования, принципы функционирования информационной сферы, создания нового шоу-бизнеса и еще много чего практического. А у нас — забавная ситуация — на юге и на востоке страны призвали людей переходить на украинский язык и при этом у нас не было никаких бесплатных курсов. И когда человек согласился, то где ему можно выучить украинский? Разве что самостоятельно.

Я, к примеру, самостоятельно выучил язык, когда приехал в Киев из родного Севастополя. Почему? Это вопрос личных убеждений. Я украинский государственник и хочу, чтобы это государство было. И я понимаю, что Украина без русского языка проживет, а без украинского ее просто не станет. А поскольку я хочу, чтобы это государство было, я сознательно перешел на украинский.

Вот Киевом пройдитесь: множество рекламы почему-то на русском языке, хотя во всех нормальных странах за такое штрафуют (если реклама не на государственном языке). И закон наш о языке — беззубый. А на опыте мы уже увидели: если закон не предусматривает санкций в случае его невыполнения, тогда это не закон, а только доброе пожелание. Поэтому нужна и языковая инспекция, и соответствующее министерство, которое бы отслеживал состояние украинского языка в разных регионах страны.

В чем Украина уступает на языково-культурном фронте той же России и прибалтийским странам?

Вы только посмотрите на нашу «элиту». Российская элита, к примеру, формировалась пять веков и таки сформировалась, и хотя она еще более воровитая, чем наша, но одновременно в перерывах между воровством не забывает о государственных интересах, в отличие от нашей.

Вот, к примеру: много лет в Севастополе издавали газету «Флот Украины» от Минобороны. Российские оппоненты говорили, что эта газета является «боеспособным кораблем» украинского флота и ее можно приравнять к дополнительной бригаде морской пехоты на украинской стороне. И в 2014 году ни один офицер из этой газеты не предал Украину, не перешел на сторону России, хотя им обещали «золотые горы»: все вышли на материковую Украину и в Одессе снова начали издавать эту газету. А товарищ Полторак, наш министр обороны, ее просто уничтожил. Сейчас ее уже нет, хотя в Одессе ситуация достаточно шаткая, и такая газета была бы очень и очень нужна — патриотическая, украинская. Поэтому и проигрываем, потому что нет политической воли. Бывает при власти фанатичных патриотов Украины, а есть те, кто занимается самообогащением и сохранением своей власти.

И, честно говоря, чем больше я смотрю на всех этих политиков, тем более у меня ухудшается настроение. Потому что достойных людей среди них я практически не вижу или дураки, или негодяи, или явные коррупционеры, или вообще люди, которые Украину за пять копеек продадут. А почему у нас такая ситуация, почему мы не можем выбрать нормальных людей, вопрос риторический.

Почему, по вашему мнению, украинцы именно так проголосовали на президентских выборах?

Надо начинать с первого лица. Все наши беды в 2014 году начались с того, что Верховный Главнокомандующий вопреки Закону «Об обороне» не объявил военное положение на всей территории Украины. Все остальное — это уже производное. И де-факто страну, которая воюет, заставили жить в режиме мирного времени, а это очень опасно.

Тем более, никто в демократических странах в таком случае выборы не проводит — нельзя. Тем более, если Россия вмешивалась в выборы в США, Великобритании и в других странах, то про Украину все уже понятно. И если у нас никто не закрыл абсолютно антиукраинские телеканалы, которые работают под видом украинских, и они с утра до вечера осуществляли антигосударственную пропаганду — такой и результат.

А почему, по вашему мнению, никто не борется с антиукраинской пропагандой на наших телеканалах и на сколько в Украине в целом эффективно борются на фронте гибридной войны?

Эффективной борьбой с ними было бы закрытие таких телеканалов. В период военного положения это очень легко сделать. Но настоящей борьбы нет. Они берут массой, ресурсами, потому что Москва не жалеет денег этим каналам. А во время войны ни терпимости и толерантности к врагу не должно. Если будет по-другому, враг тебя просто уничтожит. А наши «вожди» хотели сидеть на двух стульях по принципу «утром воюем — вечером торгуем». А такая гибридная позиция неизбежно приведет к неизбежной капитуляции и гибридной поражение. При этом наши солдаты на фронте гибнут не гибридно, а по-настоящему.

Как должна наша власть эффективно бороться с «пятой колонной» в Украине?

Если у нас война — значит надо бороться с врагом не только с внешним, но и с внутренним, а не терпеть его. А наш пока еще действующий Президент (его называют даже «мистер договорняк») пытается с врагами договариваться. А с врагом, как известно, не договариваются, его одолевают.

Какой эффективный сценарий нашей победы на Донбассе? Возможно мирное урегулирование конфликта?

Победа возможна только военным путем. Как писал Тарас Григорьевич: «Не обманывайте сами себя». А чтобы это произошло, нужно, чтобы наша страна жила по законам военного времени. И только тогда, когда мы получим действительно мощную армию, а не так, как нам сегодня рассказывают, а действительно мощную, вооруженную до зубов. Когда весь наш народ будет настроен на решительную борьбу, тогда, возможно, и дипломатический путь даст результат, когда другие увидят абсолютно мобилизованную и готовую к борьбе страну. А если все видят расслабленную страну, то плевать хотели на наши заявления и требования.

Насколько сильным было влияние российских и пророссийских политиков на сознание украинский течение последних лет?

Давление на Украине всегда был сумасшедший и больше всего на тех, кто ему подчинялся. И сейчас он есть. А беда в том, что у нас активно этого никто не боролся, а просто пытались как-то все это смягчать и спускать на тормозах. Так было, к сожалению, во время правления практически всех президентов. Все еще теплится надежда договориться с тем, кто давно поставил себе цель нас уничтожить. Но договориться с врагом не удастся. А что если показать ему свою силу.

Что сейчас больше разъединяет украинский?

Разъединяет украинский странная политика власти: это сидение на двух стульях, договорняки, нежелание действовать принципиально. Если бы была мощная патриотическая власть, которая должна пламенную страсть разбить врага и вернуть все потерянные территории, постепенно сформировался бы и общенациональный консенсус. А так …

Я помню, в 1991 году, когда был референдум о независимости, мои земляки в Севастополе побежали в книжные магазины искать украинские словари и учебники. А когда увидели Леонида Кравчука с его «взвешенностью», начали чувствовать пренебрежение к украинской власти. А когда еще пришел Леонид Кучма и сказал: «А мы сделаем русский вторым государственным», то вообще никто украинский язык изучать не хотел. Поэтому отсутствие действительно сильной патриотической власти постоянно порождает центробежные процессы в Украине. У нас нет сильного центра: он парализован.

Почему Крым захватили в 2014 году? Из-за присутствия двух основных факторов: первый — вторжение российских войск; второй — паралич власти в Киеве. А если бы не было паралича, все могло бы сложиться совсем по-другому. И сегодня он присутствует. Потому что это такое: выпустили этих кандидатов, среди которых есть люди, которые давно должны сидеть за решеткой, причем даже не за политику, а за воровство и коррупцию и т.д. А их даже никто не трогал, не привлекал к ответственности. И это свидетельствует, в частности, о слабости власти, которая всегда порождает очень неприятные последствия.

Какие «защитные механизмы» должны ввести в нашей стране, чтобы сохранить идентичность украинской нации?

Надо изменить систему образования, функционирования информационного пространства, создать действительно мощную украинскую культуру, шоу-бизнес. Хорошо хоть наконец взялись за кинематограф.

Что нужно, чтобы наконец завершилось формирование украинской современной нации?

Все зависит от политического класса страны, власти. Если удастся сформировать более или менее нормальный политический класс, потому что он сегодня ненормальный, то процесс может завершится через 7-10 лет. А нет, то придется еще как минимум 50 лет эволюционировать. А история нам столько времени может и не дать.

Возможно ли изменить психологию тех украинском, которые положительно относятся к России?

А как может измениться их психология, если они видят, что у нас с одной стороны заявляют, что идет война, а с другой — видят, что граница с Россией не закрыли, дипломатические отношения не разорвали, железнодорожное сообщение не перекрыли. И к нам спокойно приезжают российские диверсанты. И в любой момент любой может сюда приехать из России и делать все, что заблагорассудится. Также во время войны видим, как наш Верховный Главнокомандующий едет отдыхать на Мальдивские острова — это нечто феноменальное. Во время Второй мировой войны Черчилль сидел в Лондоне и на какие Багамские остовы не ездил, хотя это была территория Британской империи. Как можно во время войны бросать свою страну? А вдруг что-то? И когда люди на все это смотрят, то думают: «Да нет никакой войны, все это сказки». А если нет войны, значит и нет врага. Я уже не говорю о том, что наши СМИ не рассказывают людям правды. Вот в Киеве даже нет ни одного патриотического плаката. И это просто нечто феноменальное для страны, которая воюет. Ни плаката типа: «Смерть русским агрессорам!» Или «Долой русских оккупантов». А во время войны столицы воюющих стран все завешаны похожими плакатами. Да и вообще: если вы пройдетесь Киевом, украинской столице, вы не найдете никаких признаков того, что наша страна воюет.

Поэтому нам нужна милитаризация сознания. Если мы хотим остаться на карте Европы и мира, должны быть носителями менталитета народа-воина, который защищает свою страну. А у нас никто никому не напоминает, что продолжается война. А в России ведь как: так осуществляют политику, абсолютное большинство жителей этой страны враждебно относится к Украинской. А у нас и певцы туда ездят с концертами, и заявления делают капитулянтские на всех уровнях и никто таких людей не преследует. Я уже не говорю о том, что люди родились со взглядами пророссийскими и сейчас они продолжают в том же духе.

Когда Крым и Донбасс вернут с оккупации, возможно будет ментально от оккупации вернуть жителей этих территорий?

Жители Донбасса уважают только сильную и жесткую власть — такой должна быть наша власть. Должен показать: все, кто совершал преступления против Украины, будут наказаны. И все должны в этом убедиться. Если этого не будет, а снова начнутся все эти примиренческие позиции, тамошнее население уважать Украину не будет. Более того: никаких договорняков. Там вообще длительное время должны существовать военно-гражданские администрации. И не надо проводить никаких выборов, потому что опять выберут негодяев антиукраинских.

На Донбассе вообще в течение 7-10 лет выборов быть не должно. Надо очистить сначала эту территорию от всей этой антиукраинской гадости, бандитизма, коллаборационистов и предателей. И уже тогда можно говорить о выборах. А если таким людям угождать, они это будут воспринимать как слабость. А слабых, как известно, всегда душили. Хорошее отношение надо показать потом, а сначала — строгость в отношении тех, кто совершал преступления, сотрудничал с оккупантом, агрессором. И когда население это увидит, по крайней мере знать, что можно, а чего — нет, что есть определенная «красная линия» и надо быть лояльным гражданином Украины. Только жесткие и решительные действия будут иметь огромный воспитательный эффект.

Какая самая большая ошибка власти и общества во время войны?

По ошибки власти и гаранта — это не объявление военного положения в стране. По отношению к обществу — оно очень быстро забыло, что среди всех угроз в Украине наибольшей угроза крупномасштабного вторжения российских войск в Украине.

Исторические ошибки нашей власти повторять категорически нельзя?

Когда наши лидеры также сидели на двух стульях: с одной стороны хотели украинской государственности, а с другой — хотели жить в любви и дружбе с Россией, якобы демократической и федеративной. Тут уж либо или: нельзя сохранить все, чем всегда надо жертвовать. Была даже забавная ситуация, когда в Киеве, по улице Владимирской 100 лет назад шла большая демонстрация солдат и киевлян под лозунгом «Да здравствует самостоятельная Украина!». А на балконе Центральной Рады стоял Михаил Грушевский и на эти лозунги ответил: «Да здравствует федеративная Россия». Вот и ответ: наш народ тогда уже был значительно политически развитым, чем его лидеры. Ведь понятно: независимая Украина в федеративном России невозможна.

Но, к сожалению, все эти наивные идеи до сих пор у нас живут: раздавались же лозунги «интеграции с Россией». А я всегда спрашивал: «А какого предела мы интегрироваться с Россией, чем все это должно завершиться?». Сторонники же таких лозунгов ужасно не любили этого вопроса, потому что очень хорошо знали на него ответ: интеграция в растворения Украины в России. Но тогда еще считали, что пора честно в этом признаться. И сказать, что полностью сейчас наше общество от этого излечилось, нельзя.

Как должна выглядеть политика нашей страны на международной арене, чтобы быть эффективной? Какие отношения должна строить наше государство с агрессивными соседями (той же Польшей и Венгрией)? Наши «дорогие» соседи ведут себя, как обычные вороны, которые видят ослабленный организм, ведь они видят нашу слабую власть, нерешительной и склонную к договорняков. А если бы видели сильную власть, себе такого бы не позволяли, как сейчас.

Вот по той же Польше: ну нельзя реагировать отсутствием реакции. Особенно, когда поляки заявляют о «событиях на Волыни» с постоянными обвинениями в адрес Украины. Надо решительно отвечать, и решительно, тем лучше. У нас должны быть свои претензии к полякам, которые вели колониальные войны на нашей территории, и во время Второй мировой войны тоже. Они говорят о «преступлениях против польского населения», а мы должны им рассказывать о «их преступления против украинского населения». А их было очень много.

А у нас предпочитают молчать, не портить настроение «дорогим друзьям». А эти наглеют и наглеют, потому что не встречают никакого сопротивления. То же и в отношении Венгрии. Мы же им до сих пор не рассказали о «их преступления во время Второй мировой войны на территории оккупированной нацистами Украине», об их преступления против украинского на Закарпатье, когда они захватили эту территорию и начали расстреливать бойцов Карпатской Сечи, которые попали к ним в плен. Это все в истории было, а мы о фактах молчим, потому они и наглеют. У нас неправильная дипломатическая позиция: не все вопросы можно спустить на тормозах — иногда надо ударить кулаком по столу.

Почему наши чиновники так надеются на помощь Запада, в том числе финансовую? И нужны в Украине иностранные руководители на топ-должностях?

Мы нуждаемся в помощи от наших западных партнеров, но это не значит, что нужно становиться перед ними на колени и признавать все. О присутствии иностранных специалистов, то и наши специалисты хорошо бы работали, если бы у нас регулярно бросали за решетку коррупционеров. Обязательно появились честные люди, которые бы работали и не воровали. А так у нас приходит человек управлять, видит, что ответственности нет никакой, и думает, что государственная карман — твоя личная карман, и не удерживается от соблазна. А если бы они знали, что наказания не избежать, обязательно посадят, они бы этого не делали. А без иностранцев на высоких должностях можно прожить — у нас хватает кадров.

В Украине возможна хотя бы частичная деолигархизация общества?

Этот вопрос можно решить, если будет политическая воля. Есть методы, которыми влияние олигархов сводится к минимуму. Надо просто применять эти методы. И опять же мы выходим на принцип политической воли. Если хочет с этим бороться лидер, он будет это делать; если же он не хочет ни с кем кувшины побить, тогда будет так, как есть.

Если бы не погиб Вячеслав Чорновил и стал Президентом, какую Украину мы имели бы сейчас?

Принципиально наша страна бы не изменилась, но много положительных процессов ускорились бы. Прежде всего Украина быстрее развивалась бы в политическом и экономическом планах.

Каким должен бы быть Президент Украины, чтобы наша страна наконец стала богатой?

Прежде всего он должен быть патриотом нашей страны — это когда человек любит свою страну больше, чем себя, и готов ради нее идти на личные жертвы и потери. Это главное.

1 Comments

  1. Проблемы современной Украины — это во многом следствие несовершенства системы формирования государственной власти. На самый верх пролазят неадекватные лица, болеющие клептократией. И дальше подбирают себе подручных из числа беспринципных карьеристов, готовых обслуживать любой режим. Это можно исправить, если изменить саму систему формирования органов управления, опираясь на принципы меритократии. К высоким должностям допускать тех и только тех, кто этих должностей достоин — наиболее умных, честных, порядочных людей. Чтобы ни у кого не было соблазна превращаться в царька или барыгу-клептократа, нужен непрерывный народный контроль за властью, закреплённый законодательно. Любая антинародная политика должна приводить к немедленной отставке должностного лица.

    Последние почти 30 лет вся реальная власть сосредоточена в руках всего лишь нескольких семей, которым принадлежит большая часть всей собственности в Украине. Их боятся трогать даже президенты. Понятно, что они-то друг с другом всегда найдут общий язык. Ворон ворону ока не выклюет. Стравливая граждан Украины между собой по разным признакам (Восток — Запад, украиноязычные — русскоязычные, и прочее) эти несколько семей год за годом, десятилетие за десятилетием зарабатывают миллиарды долларов. Что бы они не декларировали через купленные СМИ, их истинная цель — это обогащение за счёт украинского народа. А то мол экономика, рабочие места… и прочие оправдания.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*