Пороховая бочка: Два года президентства Порошенко в оценках экспертов

Два года назад, в конце мая 2014-го, состоялись досрочные выборы президента, на которых победил Петр Порошенко. Тогда его поддержали 54,7% избирателей, что позволило носителю лозунга “Жить по-новому” стать “однотуровим”. Однако с того времени от рейтинга Порошенко осталось всего 17%, и если бы выборы проходили сейчас, президентом стала бы Тимошенко.

Почему так и что удалось и не удалось главе государства за два года, проанализировали эксперты.

Президенту Украины сейчас вполне доверяет лишь 4% украинцев, «преимущественно доверяют” – 18,5%. Такие данные были обнародованы по результатам общенационального опроса, проводившегося Фондом “Демократические инициативы” имени Илька Кучерива и Центром Разумкова с 11 по 16 мая 2016 года.

Совсем не доверяют главе государства 40,4%, «преимущественно не доверяют” – 29,7% населения.

Таким образом, сейчас баланс “доверия/недоверия” к президенту составляет -48%, тогда как в декабре прошлого года, по данным тех же социологов, этот показатель составлял -40, а в декабре 2014-го +5%.

Петр Порошенко и люди

Владимир Фесенко, председатель правления Центра прикладных политических исследований “Пента”, говорит, что подобная ситуация является закономерной для украинской политики.

“На примере Порошенко, в частности первых двух лет его президентства, мы видим повторение железных закономерностей украинской политики. Завышенные ожидания в начале неизбежно приводят к резкому падению доверия. Такое явление наблюдалось у всех президентов. И Порошенко не стал исключением. Более того, последние два года, на мой взгляд, – это самые трудные годы в истории Украины. Безусловно, это не могло не повлиять на отношение к Порошенко. И еще одна интересная закономерность – второй год президентства у всех предшественников Порошенко был также проблематичным”, – говорит политолог.

Кроме общеукраинского социологического исследования, Фонд “Демократические инициативы” провел также опросы 57 экспертов и политологов на тему “двух лет президента Порошенко”.

Если сравнивать это анкетирование с тем, что проводилось по итогам первого года (май-июнь 2015), то общая оценка по 10-балльной шкале снизилась с 5,3 до 4,5 балла.

#Измены
Среди крупнейших неудач Петра Порошенко опрошенные выделили следующее:

1. Неудачная кадровая политика (27 упоминаний)

Неудачная кадровая политика – это первое, за что критикуют Петра Порошенко. И не удивительно. Крупнейшие скандалы вспыхивали, прежде всего, вокруг людей, которых на должности назначал президент.

Для примера, скандал вокруг бывшего генерального прокурора Виктора Шокина, которого обвиняли в “крышевании” так называемых “бриллиантовых прокуроров”.
Не менее резонанс вызвала другая персона, приближенная к Порошенко, первый заместитель председателя фракции БПП Игорь Кононенко, которого за кулисами называют “смотрящим”. В феврале этого года именно последнего бывший министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус обвинил в коррупционном давлении и попытках контролировать министерство.
Новые назначения Юрия Луценко в Генпрокуратуру и Владимира Гройсмана – на Кабмин тоже не однозначно воспринимается обществом.

2. Отсутствие прогресса в борьбе с коррупцией (22 упоминания)

По словам социолога Ирины Бекешкиной, директора Фонда “Демократические инициативы”, “президенту нужно сконцентрироваться на проблемах, которые наиболее важны в обществе, а именно: коррупции, реформировании правоохранительных органов, прокуратуры, судов. Люди понимают, что без борьбы с коррупцией ничего положительного не будет, это задача №1. И насколько она будет выполняться – зависит от нового генпрокурора и от сильной воли президента”.

Среди шагов, которые президент Порошенко должен в ближайшее время сделать в сфере внутренней политики, опрошенные ФДИ эксперты называют якрах такой: “начать реальную борьбу с коррупцией”.

Действительно, системная коррупция, незаконное обогащение чиновников на государственных должностях, остается кровоточивою язвой на теле новой украинской власти, что в глазах общества не слишком отличает ее от “папередников”.

Так, ленты информагентств ежедневно подают новости о задержании коррумпированных госслужащих низших звеньев. Но общее отношение людей к этой проблеме изменится разве тогда, когда произойдут аресты действительно знаковых фигур. Причем – с доведением этих дел до суда и результативными приговорами (собственно, воплощение заявления Порошенко о “посадке трех друзей”).

Иначе процесс превращается в фарс и пиар, как было с задержанием на заседании Кабмина в прямом эфире руководителя Госслужбы по чрезвычайным ситуациям и его заместителя. И Бочковский и Стоецкий, и “регионалы” и главе с Александром Ефремовым, и “бриллиантовые прокуроры” и много других обвиняемых чиновников в худшем случае просто выходят под залог, если вообще не избегают уголовного преследования или не спокойно выезжают за границу, как, например, экс-министр энергетики времен Януковича Эдуард Ставицкий (ныне – израильтянин Натан Розенберг) с выявленными 42 кг золота в его киевском доме.

При этом показательным является отношение Петра Порошенко к критике за этим “кейсом”, в частности той, что раздается из-за границы.

Напомним, недавно американское издание The New York Times жестко раскритиковало отсутствие прогресса в борьбе с коррупцией в Украине. В редакционной статье с заголовком “Неуступчивая украинская коррупция” Порошенко назвали “продуктом старой системы”. “Порошенко, похоже, выбрал продолжение коррупции как цену за определенное место для своего маневра. Но президент, премьер-министр и парламент должны понять, что МВФ и страны-доноры, включая США, не могут продолжать вкладывать деньги лопатой в коррумпированное болото, если правительство не начнет формирование демократического правления, которое украинцы требовали в своих протестах”, – было указано в материале.

Тогда президент Украины, который как раз находился в Штатах, назвал эти обвинения “проявлением гибридной войны”, фактически обвинив в продажности и работе на Кремль ведущую газету США.

3. Провал реформы прокуратуры (20 упоминаний)

Порошенко ШокінРеформа прокуратуры, на которой постоянно подчеркивал Порошенко, тоже до сих пор остается нереализованной. Ярема, Шокин – работа в ГПУ обоих генпрокуроров, внесенных президентом, обернулась фиаско и сказалась на рейтинге Порошенко.

Сегодня снова говорят о “чистильщиков” для Генпрокуратуры, но стоит вспомнить, что такие на Резницкой уже были, и вся эта команда – во главе с заместителями генерального Давидом Сакварелидзе и Виталием Каськом – система вытеснила.

В середине февраля 2016 года, написав рапорт на увольнение с должности заместителя генпрокурора Виталий Касько отметил: “Последней каплей стал очередной перераспределение работы ГПУ, Шокин забрал у меня все функции и инструменты вести дела, над которыми начинала работать наша команда, в том числе относительно «бриллиантовых» прокуроров”.

По оценке экспертов, назначение генеральным прокурором Юрия Луценко тоже, скорее всего, завершится провалом.

Игорь Колиушко, председатель правления Центра политико-правовых реформ, замечает: “То, что произошло с назначением генерального прокурора, содержит очень негативный потенциал для будущего. Фактически произошло отрицание верховенства права. То есть, для решения кадрового вопроса были внесены изменения в закон, которые изменили правила назначения на эту должность”.

“В идеале, генпрокурор должен быть олицетворением правового поведения государства и олицетворением верховенства права. Не знаю, на что рассчитывает Луценко в этой роли, но как на меня, после такого назначения у него уже нет возможности сделать прокуратуру правовым гарантом страны”, – считает Колиушко.

4. Медленный ход системных реформ (17 упоминаний)

Среди обещанных реформ более-менее заметной (успешной называть ее еще рано) оказалась только реформа полиции. Зато судебная реформа, реформа прокуратуры, децентрализация – все еще остаются нереализованными.

“Президент, вопреки его конституционным полномочиям, почему-то считает, что вопрос судебной реформы – это его компетенция. Все, что мы видим по судебной реформе, – это действительно инициатива президента. Почему-то совещания по этому поводу происходят в администрации президента. И теперь возникает вопрос: после того, что произошло с прокуратурой, где президент имел достаточно большие возможности влияния, можем ли мы верить, что в судебной власти эти полномочия и возможности будут использованы для действительно очищение судебной власти, исключительно для того, чтобы переставить угодных и неугодных?” – говорит Игорь Колиушко.

По децентрализации, то ее принятия Верховной Радой стало фактически невозможным из-за того, что президент в одном законопроекте объединил децентрализацию с признанием особого статуса для оккупированного Донбасса – отдельных территорий Луганской и Донецкой областей.

В парламенте, где Порошенко в начале каденции имел коалицию пяти фракций с конституционным большинством депутатов, теперь за знаковые законопроекты едва набирается 226 голосов, и то при поддержке отдельно “мотивированных” олигархических групп “Возрождение” и “Воля народа”. Что уж говорить о 300 голосов за пакет с “особенностями самоуправления ОРДЛО”.

Также стоит напомнить, что провалился график внесения таких изменений в Конституцию на двух сессиях ВР подряд, как того требует закон, и президентская сторона прибегла к, мягко говоря, сомнительного варианта с запросом в Конституционном Суде и голосованием в Раде о том, какую сессию считать “следующей/очередной”.

Относительно системных реформ, то, добавляет Игорь Колиушко, “президент [за два года до сих пор] не внес кандидатуры в ЦИК, хотя это его прямая конституционная обязанность. Также Порошенко не поддерживает реформы избирательного законодательства. Он и его ближайшее политическое окружение противится переходу к пропорциональной избирательной системе с открытыми списками”.

5. Отсутствие прогресса в урегулировании ситуации на Донбассе (15 упоминаний)

Несмотря на общую успешность внешней политики, о которой говорят эксперты, на данный момент острым вопросом для Петра Порошенко является судьба Донбасса. Фактически, минские договоренности стали ловушкой для президента Украины. Запад продолжает давить на Украину – сначала ради внесения изменений в Конституцию относительно статуса ОРДЛО, теперь – с целью проведения легитимных выборов на оккупированных территориях. Следствием невыполнения требований ЕС может стать непродление Западом санкций против России.

Порошенко Путин

При этом Порошенко, хоть и остается адептом Минска и исключает вооруженный сценарий возвращения Донбасса, подчеркивает возможности проведения выборов в ОРДЛО только в случае вывода российских войск и восстановления контроля над государственной границей (сначала – по крайней мере вооруженной полицейской миссией ОБСЕ, затем – Украиной). Конечно, этого не хочет допускать Россия. Тупик.

6. Фигурирование в офшорном скандале (13 упоминаний)

“К сожалению, и на втором году своей каденции бизнесмен Порошенко так и не стал президентом Порошенко, – комментирует политолог Игорь Петренко. – Об этом свидетельствуют и оффшорный скандал, и попытка подчинить себе исполнительную ветвь власти, создав “винницкий” правительство, и проталкивание кума Луценко на должность генпрокурора, попирая законы Украины и законы здравого смысла. Как на первом, так и на втором году президентства Порошенко налево и направо продолжает раздавать обещания, иногда почти невыполнимые, произносить слишком пафосные и иногда совершенно неуместные речи. Есть много разговоров о реформах и изменениях в стране, но результата рядовые украинцы почти не чувствуют”.

#Победы

Несмотря на общий негативный фон, успехов в политике Петра Порошенко все же немало.

Как отмечает Владимир Фесенко, “деятельность Порошенко в сфере своих полномочий, а это внешняя политика и национальная безопасность, безусловно, была более удачной. За второй год президентства мы фактически выполнили нашу программу по получению безвизового режима с ЕС. Второе задание, с которым пока что справляется Порошенко, – это сохранение санкций против России. Безусловной победой президента также является увеличение обороноспособности. Сейчас Россия и сепаратисты не имеют возможности перейти в масштабное наступление. Ведь у нас есть ресурсы, которые сдерживают дальнейшую агрессию в зоне конфликта”.

Если говорить о арифметическом выражении “побед” в упоминаниях экспертов ФГИ, то к основным достижениям президента Украины за два года каденции относят такие:

остановка эскалации боевых действий на Востоке (22 упоминания),
выполнение условий по внедрению безвизового режима с ЕС (16),
создание боеспособной армии (14),
обеспечение международной поддержки Украины (14).

Андрей Еременко, украинский политический аналитик, добавляет: “Также бесспорным достижением Порошенко есть газовая независимость Украины от России. Как оказалось, можно покупать российский газ по реверсной схеме у стран ЕС”.

В последнее время много говорится о том, что Петру Порошенко, на фоне ослабления парламентской поддержки, удалось значительно укрепить свою власть, даже “узурпировать власть”. Так, вместо Яценюка в премьерское кресло сел значительно более лоялен Владимир Гройсман. Ключевые посты в правительстве заняли не “технократы”, а подконтрольны президенту управленцы. Удалось назначить на должность генерального прокурора Юрия Луценко.

Однако несмотря на это, Алексей Гарнань, научный директор Фонда “Демократические инициативы”, отмечает: “Да, есть Гройсман и является Луценко. Есть кадры, которые обещают какие-то изменения. Но в парламенте большинство шаткая, поэтому приходится опираться на какие-то сомнительные голоса. Безусловно, это усложнит работу новому Кабмину. И здесь возникает опасность для Президента. Ведь если раньше правительство Яценюка был словно громоотвод, то сейчас этого нет. Поэтому или будут сдвиги, хотя бы символические, – тогда Порошенко перетянет на себя славу изменений, или не будут – тогда, к сожалению, мы будем иметь новый политический кризис“.

1 Comments

  1. Друзі, хто ще не зустрічав у своїй стрічці цей бюлетень — дуже раджу. Всім, хто цікавиться головною реформою в Україні
    https://www.facebook.com/decentralisation/posts/1195591167141789

Leave a comment

Your email address will not be published.


*