Олег Синютка рассказал, что будет с Грибовицкой свалкой после трагедии

Тема Грибовицкой свалки две недели подряд не сходит с уст жителей Львовщины. Люди переживают за судьбу инженера-эколога ЛКП «Збиранка», которого и до сих пор не нашли, обсуждают информацию про новый полигон для твердых мусорных отходов, что якобы может появиться в селе Добряны Николаевского района, интересуются, куда сейчас вывозят мусор из города, поскольку Грибовицкая свалка сейчас закрыта.

С этими и другими вопросами журналист «World News» обратился к председателю Львовской облгосадминистрации Олега Синютки, который поделился собственным видением выхода из ситуации.

Протест в Добрянах: никто не говорил, что будет легко

Олег Михайлович, в пятницу, 10 июня, в эфире радио «Вслух» вы сказали, что область не определилась с участками, которые подходят для нового полигона для твердых мусорных отходов. Сейчас мы знаем, что ОГА предложила городскому голове на рассмотрение сразу несколько таких участков. Расскажите подробнее об этом.

В общем мы предложили на выбор городу 7 или 8 участков, хотя официального письма с такой просьбой так и не получили. На сегодня рассматриваем один участок в Николаевском районе, в селе Добряны. Отдали городу все документы, которые требовались от нас. И сейчас встает вопрос о разработке технических условий для нового полигона, оформление землепользования, согласования общества и тому подобное.

Насколько мне известно, 14 июня жители Добрян протестовали против обустройства вблизи их села полигон для мусорных отходов. Как найти общий язык с обществом? Ибо сегодня одно село поднялось против, а завтра другое…

Надо прежде всего говорить с людьми. Пусть город идет к людям, говорит с ними, убеждает. Никто не говорил, что будет легко.

То есть этими вопросами должен заниматься городской голова Андрей Садовый?

Все, что требовалось от администрации, мы сделали. Если надо присоединиться к организации встреч, готовы помочь. Но люди, которые должны решить именно эту проблему, должны встречаться с людьми, убеждать ее. Других вариантов нет.

Сколько времени нужно для подготовки проектной документации и разработки технических условий для нового полигона в случае согласования с общиной?

Думаю, технически это можно выполнить достаточно быстро. Месяц, два – реалистичные сроки.

Львов – это 650 тонн мусора ежедневно

Куда сейчас вывозят мусор из города? Куда везут ежедневно 650 тонн отходов?

Знаю, что на территории Львовской области мусор вывозят в Борислав, Буск, Новояворовск.

Есть информация, что, кроме области, мусор везут за 500 км в Житомир, а к 14 июня машины с отходами со Львова ехали в Луцк. Однако 15 июня городской голова Николай Романюк на странице в «Facebook» написал, что прием мусора из Львова прекратили через категоричную позицию жителей села Брище. По вашему мнению, насколько экономически правильно преодолевать такие большие расстояния? И как это может повлиять на львовян, которые платят за вывоз мусора?

Надо изучать экономические расчеты. Сейчас за мусор платят люди, и, разумеется, надо считать, сколько оно будет стоить, если его перевозить на большие расстояния. Наверное, после этого суммы в платежках не будут 6 гривен. Но я не знаю точно, куда везут мусор.

Недавно на одной из пресс-конференций городской голова Андрей Садовый заявил, что за 10 лет на должности не получал ни одного предложения по рекультивации полигона твердых отходов, поскольку это не бизнес, а убыток. Как вы считаете, можно ли на мусоре зарабатывать?

Я никогда не планировал и не делал расчеты по переработке мусора как бизнеса. Поэтому сейчас любые заявления от меня будут непрофессиональными.

Правая рука Садового

Олег, на протяжении многих лет вы были правой рукой Садового и, конечно, знали о проблему Грибовицкой свалки, понимали, что однажды она может «взорваться»…

Семь с половиной лет я был первым заместителем городского головы, поэтому было бы некорректно делать свои комментарии или выводы относительно этого. То, что было в моих полномочиях, что касалось жилищного хозяйства – установка контейнерных площадок, организация сортировки мусора – все было сделано. К сожалению или к счастью, вопрос полигона не входили в сферу моих полномочий. Это не моя сфера ответственности. Поэтому комментировать с моей стороны было бы некорректно.

Попробуйте все-таки поставить себя на место Садового. Ваши действия?

Знаете, мой принципиальный жизненный подход – надо делать все, что от тебя зависит, на той должности, где ты сегодня находишься. И тогда гораздо проще жить и намного больше можно сделать. Сейчас, глядя на проблему, думаю только о том, что я могу сделать как председатель облгосадминистрации.

На Грибовичской свалке уже три года никто не проводит утилизацию биогаза. Ранее, как известно, это делало Ооо «ГАФСА». Почему власти города блокировала работу предприятия?

Я не был участником переговоров по «ГАФСА», поэтому сейчас не хочу комментировать те вещи, за которые не отвечал. Но представители этой компании связались со мной и попросили о встрече, которая запланирована на сегодня (17 июня – ред.). Возможно, услышу от них предложения, которые спасут ситуацию.

Поиски человека. Пока будут продолжаться?

Есть предположение, что тело инженера-эколога ЛКП «Збиранка» волна мусора могла отнести в гудроновые озера…

Так, часть мусора сейчас в гудроновых озерах. Это – факт. Это может увидеть каждый человек, которая там была. Или мужчину отнесло в озеро?.. Думаем и надеемся на лучшее. Будем искать, пока либо не перелопатимо все мусор, или не найдем человека.

Если говорить о технике, считаю, сейчас городским властям нужно увеличить количество экскаваторов на гусеничном ходу для того, чтобы ускорить поиски. Это очень важно, потому что в первый день аварии на свалке работали 10 экскаваторов и 12 бульдозеров. Почему теперь техники нет, не знаю.

Почему вообще такая ситуация произошла на Львовщине? Почему в Харьковской, Одесской областях нет такого?

На самом деле от трагедии не застрахован никто. Грибовицкая свалка – одно из старейших, но оно не было одним из самых неблагоустроенных. За свою жизнь я видел разные полигоны и скажу, что наш – далеко не самый худший. Но случилось, как случилось. Трагедия. Следствие в конце концов даст ответ. Однако, поймите, ежемесячно на различных свалках возникают пожары, потому что там высокая температура, газы и другие вещи, которые провоцируют воспламенение. Поэтому надо очень аккуратно следить и придерживаться технологий: слой мусора, слой земли.

Проверка с неприятными последствиями

Недавно министр экологии и природных ресурсов Остап Семерак поручил областным администрациям провести инвентаризацию всех имеющихся свалок и определиться с теми, которые можно «перезапустить», а какие закрыть. Область уже выполнила это поручение?

Мы это сделали еще до трагедии. Второй год подряд стараемся ликвидировать несанкционированные свалки. И мне кажется, что в области мусора стало меньше. С другой стороны, наблюдаем за имеющимися свалками, посылаем на проверки экологические инспекции. Кстати, была такая очень неприятная вещь и неизвестно, как она еще вернется с юридической точки зрения, когда нашу экологическую инспекцию не допустили до свалки. Думаю, эта история может иметь очень неприятные последствия.

Вчера на телеканале «112 Украина» Садовый заявил, что наконец руководство Львовской области начало двигаться в плане поддержки после трагедии.

Приятно, когда положительно оценивают твою работу.

Как можно воспринимать эти слова Садового?

Спросите у городского головы, что он имел в виду.

То есть вы считаете, что все делаете своевременно?

Считаю, что любое дело, которое я делаю, можно делать быстрее и лучше. И этого требую от своих работников: что они делают, можно делать совершеннее, потому что, на самом деле, предела совершенству нет. А что имел в виду мэр?.. Есть общая проблема, и мы не должны выяснять отношения: кто лучше, а кто хуже. Есть проблема 700-тысячного города. Как ее решить – об этом надо думать.

Я не ховатимуся за спинами правоохранителей

И снова вернемся к Садовому. Городской голова заявляет о каких-то эфемерных людей, которые мешают ему контактировать с местным населением. Вы в своей работе сталкивались с людьми, которые вам лично или вашим сотрудникам мешали работать и создавали проблемы?

Мне ничего не мешает. Если есть люди, которые думают иначе, их надо убедить в своей правоте или понять самому, что ты неправ. Но для этого есть только один способ – общение. Если к людям никто не идет и не говорит с ними, то априори результата не будет.

Если к вам придут протестующие с требованиями?

Уже приходили.

Если придут с немного более жесткими намерениями поговорить, как среагируете?

Последний, кто приходил, – перевозчики. Я вышел из помещения, где стояла группа молодых людей с мусорным баком, и довольно резко спросил их: «Что это такое и как мы с этим будем дальше жить?». Потом пригласил их в помещение администрации поговорить, но мне ответили, что здесь постоят. Поэтому, повторю, основное – говорить с людьми. Выходишь к ним и имеешь возможность спросить, в чем дело, что не так. И тогда люди, даже, если они не удовлетворены, смогут рассказать обо всем, что наболело.

Главное во время беседы – быть внутренне убежденным, что ты сделал все, что от тебя зависело. А когда ты боишься выйти к людям, все выглядит иначе. Поверьте, я тоже не всем нравлюсь. И есть такие, кто приходит и требует большего от меня. Но на самом деле надо с людьми говорить, даже когда они кричат и имеют другие взгляды. Мы не в Советском Союзе, когда все должны были быть одинаковыми.

И все-таки, если бы к вам пришли активисты, митингующие… Вы бы обратились за помощью к силовым структурам?

Надо сделать все, чтобы никогда не допускать такой ситуации. В моем кабинете были протестующие, когда я работал в городском совете, и мы с ними разговаривали на повышенных тонах. Я выходил и к митингующим на улицу. Тоже были непростые разговоры, но жизнь сложна.

То есть вы бы не обратились к силовым структурам?

Я никогда не буду прятаться от людей за спинами правоохранителей. Ибо если спрячусь за спинами правоохранителей, или вообще спрячусь от людей, не буду иметь права быть на той должности, которую сейчас занимаю.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*