Как сносили Щорса: Чиновники самоустранились от своих обязанностей, провоцируя противостояние

Памятник Щорсу

«Растолкаем, поставим лестницу — и повредим Щорса! А тут Петлюру поставим». КГГА и Минкультуры самоустранились от проблемы. Вместо того, чтобы выполнять свои обязанности и перенести стоимостные памятники в музей, чиновники провоцируют «народный демонтаж». Власть становится подстрекателем к преступлению. Фактически соучастником.
Памятник Щорсу

«Покажите сумочку», — молодые и красивые полицейские весело болтали о чем-то между собой, но к памятнику Щорсу, где уже собралась толпа, не пускали. «Зачем?» — «Вдруг, у вас там что-то, что нельзя приносить на митинг». – «На какие юридические нормы ссылаетесь?» — «На… закон о полиции».

Накануне Николай Коханивский (ОУН) анонсировал в фейсбуке народный демонтаж памятника «украинскому Чапаеву» Николаю Щорсу.

Зачем власть, которая ничего не делает?

Еще на подходе к оцепленному полицией толпы стало очевидно: памятник стоит, и сегодня с ним ничего не будет происходить.

Николай Коханивский шел к камерам, давать интервью.

В нескольких местах в толпе, как водокрути в Днепре, шли словесные стычки. Чаще всего темой перепалок уже был не сам памятник, хоть желающих подискутировать «за» или «против» Щорса хватало – пенсионеры-коммунисты, пенсионеры-националисты.

Но в целом разговор скатывался в плоскость «дурак – сам дурак», «я киевлянка, а ты киевлянка?!». И так далее, как это всегда бывает.

До драк не доходило.

«Каждая организация объявляет себя мессией города и считает, что надо ломать все, что заблагорассудится. А наша власть только жалуется: ой, извините, что у нас такое происходит, не подходите близко, а то упадет на голову. Если власть, которую мы выбрали, жалуется нам на незаконные застройки, зачем мы ее выбрали?» — риторически возмущался Александр Глухов, многолетний защитник усадьбы Мурашко.

«Это же те самые методы, против которых мы боремся – беспредел!!! Те методы, которые используют незаконные застройщики. Считаю, что вопрос сноса монументов должны брать на себя компетентные органы», — говорила в громкоговоритель местная активистка Лидия Гончаренко.

— Почему вы не штурмите КГГА?!

— А чего штурмовать ее, там бумажки подписывают! Что, пойти взять КГГА, пусть подпишут разрешение?

— Конечно, они должны это делать!

«Потолкаемся и повредим»

В любом случае сносить памятник не собирался. Даже националисты. На этот раз их акция, как это не странно, была ничуть не радикальной.

По крайней мере, у тех, кто привык к радикальным действиям (вроде памятников Ленину или чекистам), произошел когнитивный диссонанс после комментариев Коханивского прессе.

С другой стороны, при таком количестве полиции и солдат, атака на Щорса была бы, пожалуй, не очень удачной, поэтому тактику решили изменить.

Вот что сказал СМИ истребитель памятников Николай Коханивский:

— Мы пришли предупредить, и дали властям срок – до 24-го августа, до Дня Независимости. За это время его должны перенести в музей тоталитарного искусства. Собственно, нас этот вариант устраивает.

Просто снос – незаконно. Но действует закон о декоммунизации. Принуждением нам не дают его снести. Но 24-го мы придем в большем количестве — скажем, не 200 человек, а 3 тысячи. Проштовхаємось, поставим лестницу и повредим.

Мы требуем – действуйте в рамках законодательства. Этот памятник – человеку, который по происхождению – украинец, а стала на сторону оккупантов. Какую бы художественную ценность он [памятник] не имел, его надо убрать из городского пространства. А здесь совершенно естественно поставить памятник Симону Петлюре».

В это время на заднем плане выступления Коханивского кто-то начал сильно размахивать черно-красным флагом с балкона жилого дома по железнодорожными кассами.

Интересно, что обе стороны в принципе согласны с вариантом «сохранить в музее». И сделать это по букве закона, цивилизованно и без ущерба произведению искусства. В чем тогда причина баталии?

Не уничтожать, а демонтировать в связи с законом

Закон о декоммунизации приняли в прошлом году, в августе. Это был переломный момент в истории.

Впервые в Украине режим Советского Союза официально признали тоталитарным, поэтому его символы приравниваются к символов нацистской оккупации. Согласно закону, советская символика должна быть устранена из городского пространства.

Украинский Институт Национальной памяти под руководством Владимира Вятровича, создал список объектов, которые подлежат устранению.

Как указано в официальном ответе КГГА журналисту ТЕКСТОВ (полностью смотрите ее в конце статьи), принято решение о создании специального музея для сохранения таких объектов. А пока его нет, демонтированы мемориалы складируют в Государственном музее авиации (аэропорт «Жуляны»).

Кстати, из этого же письма КГГА можно узнать, что в Киеве осталось 11 из 144 монументов, которые подлежат декоммунизации. Среди них — и Щорс на углу Шевченко и Петлюры, который «требует специального технического проекта для демонтажа».

Заявление Коханивского переполошила пам’яткоохоронців. Накануне акции киевовед Михаил Кальницкий обратился к КГГА с требованием не дать разрушить памятник, поскольку именно этот монумент занесен в Госреестр памятников, и имеет свой номер.

А если скульптура имеет номер и статус памятника национального значения, то она защищена законом. И убирать ее надо по закону, а не самовольно крушить.

Вполне естественно, что в результате провозглашенной декоммунизации ученые опасались именно разрушение, и именно монументов с охранным статусом.

Исходя из опыта Бессарабки и Лыбидской, где объекты (памятники Ленину и чекистам) просто уничтожили, они представили себе такую картину со Щорсом.

За это борцы с монументами сразу зачислили пам’яткоохоронців до апологетов СССР — едва не российских оккупантов.

Но стоит вспомнить времена до Майдана: когда киевляне пытались уберечь архитектуру города от застройки и руїнації, те же самые ученые были экспертами, чье мнение опиралась общественность. Даже в ситуации с Гостиным Двором.

Годами Гостиному Двору через суд возвращали его статус – тот самый номер в Государственном реестре, который защищает здание. Тогда Министерство культуры в короткий срок лишило статуса здание, подготовив необходимый для реконструкции «заключение экспертов».

Советник Кличко: «Распилить на металл!»

На фоне официальной тишины в ситуации со Щорсом возникало ощущение, будто государственные структуры самоустранились. И теперь просто со стороны смотрят на противостояние радикалов и пам’яткоохоронців, словно на шоу.

Первый неофициальный комментарий от представителя местной власти прозвучал в комментариях от действующего главы департамента благоустройства и сохранения городской среды КГГА:

Активисты, которые выступают за снос монументов, говорят: неоднократно обращались в местные органы, и безрезультатно.

Киевская власть не инициирует эти процессы самостоятельно, как того требует закон. Зато чиновники провоцируют “народный демонтаж”.

Дмитрий Белоцерковец, бывший глава того же департамента благоустройства — а теперь советник председателя КГГА (!), известный демонтажем Мафов — вместо объяснить законную процедуру демонтажа предостерег от “падения кусков постамента” на головы граждан.

Далее Белоцерковец договорился до того, что защищенную законом памятник национального значения… просто распилить и продать, как ценный металл.

Еще бы канализационные люки призвал резать и продавать.

Первый официальный комментарий от КГГА появился только в 16 часов. И это был комментарий не Кличко, а его первого заместителя – Геннадия Плиса. Для демонтажа, по его словам, нужен специальный проект и лишения статуса памятника.

«Только Министерство культуры сменит статус памятника – мы его демонтируем», – заверил чиновник, призвав общественность воздержаться от «вандальный» способ сноса монумента и дождаться цивилизованного демонтажа.

Минкульт, получив мяч от КГГА, в тот же вечер отбил его почти в те же ворота.

Министр культуры Евгений Нищук, заявил, что нужно общественное обсуждение и решение Кабинета Министров, которое должно базироваться на представлении КГГА и Министерства культуры.

«И тогда министерство должно решать, что с ним делать», — сказал чиновник.

Интересно, что на следующий после “стояния под Щорсом” утра краевед Александр Глухов получил ответ на свой запрос в Министерство культуры, где говорится о том, что памятники такого уровня вообще… под закон о декоммунизации не попадают:

Предложение УИНП: «Исключить из реестра => отключить => в музей»

А вот фрагменты юридического обоснования, подготовленного Украинским институтом национальной памяти:

«Частью шестой статьи 7 Закона Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики» установлено, что … местные госадминистрации и органы местного самоуправления обязаны в установленном порядке осуществить демонтаж памятников, памятных знаков, посвященных:

— лицам, причастным к организации и осуществлению Голодомора 1932-1933 годов в Украине, политических репрессий,

— лицам, которые занимали руководящие должности в коммунистической партии, высших органов власти и управления СССР, УССР (УССР), других союзных и автономных советских республик,

— работникам советских органов государственной безопасности,

— лицам, связанным с деятельностью коммунистической партии, установлением советской власти на территории Украины, преследования участников борьбы за независимость Украины в ХХ веке.

…Николай Щорс является участником установления советской власти в Украине, с сентября 1918 года командовал Богунским полком в составе Первой украинской советской дивизии, а с марта 1919 года – командовал Первой украинской советской дивизией, которая принимала участие в боях против армии Украинской Народной Республики.

Объект, которых находится на пересечении бульвара Т. Шевченко и улицы С. Петлюры в г. Киеве, состоит из скульптурной фигуры лошади, Г. Щорса и размещенных на постаменте барельефы с изображением событий так называемой «Гражданской войны».

Поэтому он прославляет установления советской власти на территории Украины и преследования участников борьбы за независимость Украины в ХХ веке…

Однако, учитывая то, что по состоянию на сегодняшний день этот памятник включен в Государственный реестр недвижимых памятников Украины по категории национального значения, демонтажа памятника согласно Закона Украины «Об охране культурного наследия» должно предшествовать изъятие указанного памятника из Государственного реестра.

…После осуществления демонтажа памятник как произведение искусства, который является символикой коммунистического тоталитарного режима, может быть передан в соответствующий музея для его использования в экспозиции музея или Музейном фонде Украины».

Чиновники провоцируют противостояние и подстрекают к преступлению

«То, что Щорс «подпадает», также определены специалистами Института национальной памяти, — считает Ярина Ясиневич из Центра Исследования Освободительного Движения. — КГГА официально было сообщено о перечне объектов, подпадающих под демонтаж, определен историками и юристами».

Ясиневич напомнила, что со времени принятия закона власть призвали сформировать группу специалистов, которая определит, что имеет художественную ценность. В конце во многих городах так и сделали, стоящее передали в музее или где-то хранят.

«Реформа в любой сфере — это не буквоїдство, а исполнение закона по букве и по духу. И здесь я не соглашусь с памятноохранителями, — говорит Игорь Розкладай, юрист и общественный деятель. — Щорс поставленный советской властью в весьма стратегическом месте с очень четкой целью. Кто бы что там не считал, но Щорс является элементом коммунистической пропаганды, против которой, собственно, и направлен закон. По букве и духу закона он должен быть демонтирован».

При этом Раскладывай тоже поддерживает стремление сохранить памятник. Чтобы показывать, как действовала и действует пропаганда, в том числе через искусство.

«И в этой ситуации городская власть является подстрекателем к преступлению путем умышленного неисполнения своих обязанностей, — подчеркнул юрист. — По сути это является формой соучастия».

Выводы

В этой истории есть несколько ключевых факторов.

1. Органы местного самоуправления отреагировали лишь тогда, когда состоялся анонс демонтажа. То есть ожидать сохранения памятников от департамента свержения Мафов не стоит.

2. Следующим шагом КГГА должно быть рассмотрение вопроса на заседании рабочей группы. Эффективно ли будет сводить дискуссию в плоскость «искусство»? Вряд ли. Скорее должен появиться алгоритм сохранения с переміщеням памятника. Но какой?

Для того, чтобы памятник можно было сдвинуть хотя бы на сантиметр, его надо лишать охранного статуса. Причины «декоммунизация» в законе об охране памятников не существует. Зато статуса могут лишить в связи с тем, что монумент перестал представлять собой ценность.

3. Стало понятным, почему КГГА и Минкульт избегают решать подобные вопросы. Условия непростые задачи: как из точки А в точку Б передвинуть коня с человеком, так, чтобы это соответствовало закону, в то время, как один закон требует немедленного передвижения объекта а другой — запрещает это делать.

Не удивительно, что удобный вариант — радикально настроенные граждане, которые повредят памятник. В результате он потеряет ценность. И ломать голову над задачкой будет поздно.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*