Проспект Бандеры: реакция на переименование улиц в Киеве

В четверг, 7 июля, депутаты Киевсовета переименовали 5 улиц, переулок и проспект. В частности, улица Баумана в Шевченковском районе стала улицей Януша Корчака, улица Кутузова на Печерске – улицей Генерала Алмазова, улица Суворова на Печерске – улицей Михаила Емельяновича-Павленко, переулок Кутузова в центре столицы – переулком Евгения Гуцола.

Однако наибольший резонанс среди определенных слоев населения вызвало переименование Московского проспекта в проспект Степана Бандеры. Большинство украинцев отнеслись к таким переменам с пониманием и гордостью. Однако в социальных сетях и некоторых СМИ отдельными силами нагнетается истерия «справедливого негодования»: мол зачем лишний раз злить Путина? Стоит ли нам таким образом портить и без того несколько напряженные в последнее время отношения с поляками? Повлияет ли это переименование на качество дорожного покрытия на проспекте?

А что об этом думают сами инициаторы переименования и эксперты?

Сергей Рябенко, главный специалист отдела правового обеспечения украинского Украинского института национальной памяти – одного из инициаторов переименования:

Переименование улиц, которое состоялось 7 июля, проходило не в рамках выполнения так называемого Закона о декоммунизации, а по общей процедуре, то есть путем реализации Киевским городским советом своих полномочий.

Решение, бесспорно, является позитивным, потому что, если мы посмотрим на объекты топонимов, которые вчера были переименованы, то увидим там, к примеру, Московский проспект. В стране, которая де-факто ведет войну против российского агрессора, как на меня, немного слишком много топонимов, связанных с оккупантом. Тем более, если вспомнить историю с появлением названия Московского проспекта, то узнаем, что это название является не исторической. Это было политическое переименование, осуществленное в 2000-х годах, поэтому переименование очень актуален.

Кроме того, уместным является переименование улицы Суворова на Печерске – улицей Михаила Емельяновича-Павленко. Формально под декоммунизацию это название не подпадает, но можно вспомнить, что Суворов, как один из тех, кто олицетворял политику имперской России по отношению к Украине, ничего хорошего для Украины не сделал, его роль в подавлении Варшавского восстания является достаточно противоречивой. Поэтому, очевидно, таким личностям не место на топонимической карте Киева.

Что касается тезиса, будто поляки обидеться на появление в Киеве улицы Бандеры, то я бы не равнял всех поляков, украинцев и россиян под одну линейку. В Польше, как и в любой другой стране, есть люди, которые выступают против этого названия, есть те, кому откровенно все равно, как называется проспект, а есть те, кто доволен переименованием.

На топонимической карте Польши, кстати, также есть много имен, которые негативно воспринимают в Украине, ибо это названия в честь личностей, которые имеют отношение к украинско-польского конфликта, который был до и во время II мировой войны. Очевидно, что противоречивые фигуры в нашей истории с обеих сторон всегда будут и просто нужно понимать, что герои у нас разные. Не нужно указывать друг другу, как называть улицы.

Юрий Сиротюк, председатель фракции ВО «Свобода» в Киевсовете – партии, которая активно отстаивала необходимость этих переименований в столичной мэрии:

В четверг в Киеве на место улиц, которые преимущественно связаны с российской оккупацией и колониализмом, пришли названия улиц, которые связаны с героями национально-освободительных соревнований. Конечно, появление в Киеве проспекта Степана Бандеры – это запоздалый, но давно ожидаемый акт. Не понятно, почему из этого делают большой ажиотаж, ведь улица Бандеры уже давно является едва ли не во всех крупных городах Украины. Улица Бандеры есть даже в пределах доступности зоны антитеррористической операции, а флажок и изображения Бандеры есть не у каждого солдата на войне. Мы понимаем эту истерию, потому что даже мертвый Степан Бандера страшен для Путина и «путиноидов», но киевляне давно хотели иметь такую улицу. Революция Достоинства происходила под бандеровскими лозунгами, портреты Бандеры висели по всему Майдану. Украинский народ давно оценил, кто является его героями и кого на самом деле надо уважать и в Киеве люди очень положительно относятся к Бандере. Отмечу, что именно община Киева и Украинский институт национальной памяти были инициаторами переименования.

Стоит добавить, что переименование улиц в Киеве – это очень серьезная процедура и депутаты принимают в ней участие исключительно на этапе голосования. До того все решения принимает специализированная комиссия, которая состоит из 19 человек, из которых депутатов только трое, а инициатива переименования может идти от любого гражданина. Отмечу также, что больше всего обсуждения, которое когда-либо было в Киеве – это как раз обсуждение проспекта Бандеры. За это переименование также проголосовали больше всего киевлян, поэтому депутаты просто не могли не послушать людей.

Правда, был в этом голосовании и негативный момент – не состоялось переименование проспекта Генерала Ватутина в честь Романа Шухевича, а улицы Ванды Василевской – на Всеволода Змієнка. Жаль, потому что проспект Бандеры имел переходить аж за Днепром, а на левом берегу меняться проспектом Шухевича. Очевидно, рано или поздно это будет.

Зачем это нужно? Потому что все войны, которые происходят за последнее столетие – это войны за мозги, это мировоззрению войны. Поэтому для «русского мира» главное – русская речь, русские церкви, имперские символы – эти кутузовы, суворовы, которые на самом деле были бездарными военачальниками, но где-то участвовали в подавлении национально-освободительной борьбы балканских народов, к примеру. Поэтому возвращение украинства, эта война за прошлое – она даст успех в войне за будущее. Ибо, если мы не избавимся от мусора в головах и в дальнейшем будем жить по принципу «какая разница на каком языке и на какой улице», то никаких позитивных изменений не будет. Ведь в Украине сейчас идет война за идентичность. Украинская идентичность – идентичность свободолюбивого нации, которая последние 350 лет была колонизирована Москвой и борется с имперской, колониальной идентичностью, которая хочет оставить все русское. Пока мы не очистим Украину от этой скверны оккупации, пока не очистим свои головы, не стоит ожидать победы в войне физической. Поэтому вполне понятна реакция «путиноидов» и Кремля, но Бандере и Шухевичу в Киеве быть. В Киеве будет улица Шухевича, потому что этот город – не столица «губернии русской», а столица крупнейшего в Европе государства.

Бандера важен еще и потому, что он не ходил с автоматом, а является символом борьбы украинского народа за государственность в условиях беспросветной безгосударственности против сильнейшего оккупанта. Мы должны ориентироваться на Бандеру, потому что он не выходил из сегодняшней ситуации, не выбирал между меньшим злом, не искал политической выгоды, а методом свершившегося факта строил украинскую Украину. И мы сегодня живем в еще не полной украинской Украине благодаря тому, что Бандера положил за это свою жизнь. Поэтому не надо удивляться позиции Киевского городского совета по этому поводу – она занимает государственническую позицию и осознает свою историческую миссию – быть городским советом столицы Украины. К слову, на прошлой неделе Киевсовет, в отличие от Львовской городской рады, которая провалила голосование за празднование Акта 30 июня 1941, единодушно поддержала это решение.

Есть еще один факт, о котором стоит говорить: некоторые люди расстраиваются, что не стоит этого делать на кануне саммита НАТО, наши польские братья обидятся. Здесь я хочу ответить, что мы можем иметь с кем исключительно равноправные отношения. Польская нация, к примеру, имеет право иметь себе героя Пилсудского, мы не можем ей мешать, но в то же время хотели бы призвать братьев-поляков относиться к нам, как к равным. Мы, украинцы, никогда не позволяем себе вмешиваться в дискуссию относительно того, кто был героем Польши, мы ведем себя благородно и этого же просим от Польши. Мы никогда не пойдем на союз «меньшего брата» и не позволим кому-то выбирать нам героев.

Владимир Цибулько, политический эксперт:

Логика этого переименования – это нелинейный сопротивление российской агрессии. Поэтому, сколько бы Россия не кричала, она является первопричиной этих переименований. Именно агрессия России стала первопричиной российской детопонимизации рядом с декоммунизацией названий. Конечно, российские политики и российский МИД будет истерить и даже вспоминать решение Нюрнбергского суда, где, кстати, про украинские националистические образования нет ни слова. Россия просто продолжает ложь советской пропаганды, поэтому воспринимать их вкиди, как аргументы, не стоит.

Решение о переименовании проспекта в пр-т Степана Бандеры, бесспорно, может кого-то возмущать. Однако считаться на возмущение соседей не надо, поскольку это наше внутреннее дело. Варшава ни разу не консультировалась с нами на предмет топонимики, поэтому мы в них будем спрашивать мнение о переименовании только тогда, когда поляки начнут спрашивать у нас. Более того, когда количество названий улиц с именами украинских культурных деятелей достигнет того уровня, который есть с польскими деятелями в Украине, тогда можно будет дискутировать. Пока же польская присутствие в украинской топонимике в десятки раз превышает украинскую в польской топонимике.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*