Кормить солдат надо лучше: боец АТО рассказал о реалиях на фронте

Украина АТО

«С 4-го на 5-е июля был обстрел. Прямое попадание в окоп заряда вражеского АГС. Свиста во время прилета не было. Меня вывезли. Меня и еще 4-х парней. Получил ранение в руку, правый бок (задело легкое) и в позвоночник (три обломка). Это произошло в Песках (под Донецким аэропортом). Я без понятия, куда нас сначала отвезли. Помню, что забирали наши. Степановна (медик с Песков) помогла организовать все. Помню, как меня грузили в машину… а дальше только со слов. Вывезли нас к зеленой зоне. Немного подлатали и отправили на Днепр. Две недели я провел в реанимации. Неделю в обычной палате, а потом меня перевели в Одессу. Там тоже где-то две недели провел. И потом меня перевели во Львов», — рассказывает молодой парень, военнослужащий 128-й горно-пехотной бригады Александр Катрич, с которым мы встретились в стенах Львовского военного госпиталя.

Родился и вырос парень в Николаеве. Ушел на войну по мобилизации. И, по иронии судьбы, не дослужил до «дембеля» 6 дней – получил ранения.

А что с тремя собратьями, которые были с вами в окопе тогда?

Уже дома. Один бегает. Другому еще надо провести кучу пластических операций – ему сильно повредило нос.

Как вы вообще попали к 128-й бригады, ведь вы сам из Николаева?

После мобилизации где-то две недели я провел в Широком Лане. Потом меня отправили на Десну. Там был где-то месяц. Ну и там, на Десне, разбирали в разные бригады людей определенной специальности. Ну так я и попал в 128-й бригады.

Сначала нас отправили на Луганщину. Были неподалеку Счастья. Потом была Михайловка. На некоторое время нас отправили на Яворовский полигон (Львовская область) на повышение квалификации. Потом вновь отправили на Широкий Лан. Это было зимой. Помню, как разгребали снега по пояс, чтобы поставить палатки для проживания. После Широко Лану поехали в Пески.

А какая у вас военная специальность? Звание?

Командир отделения ПЗРК (переносного зенитно-ракетного комплекса). Младший сержант.

Какие у вас были первые впечатления от войны?

Когда я попал на передовую, мне было очень интересно. Был даже определенный азарт, кураж (улыбается).

Испытывали ли страх?

Вообще страшно не было. Вот первый обстрел – да, было немного страшно. Было непривычно. Но потом уже второй, третий обстрел – привыкаешь. Уже знаешь куда бежать, что делать. Скоординировали с ребятами свои действия и «работали».

Врага видели?

Видел в тепловизоре. Они обычно выдвигались ночью. Днем они в основном молчат. А вот только стемнеет, так сразу начинается обстрел. А нам в ответ нельзя: «наблюдайте». В принципе, у нас была техника, но если нет команды… Насыпать можно было сильно. Когда поначалу позволяли вести огонь в ответ, то мы им такой отпор давали, что 3-4 дня нас никто не трогал. Ну а сейчас лишь команда «наблюдать».

Как вы считаете, изменилась украинская армия за эти два года войны? Есть ли прогресс?

Да, украинская армия изменилась. Скажем так, «приспособилася» до этого всего. Но я считаю, что наше руководство кое в чем не прав. Я считаю, что с самого начала надо было подавить это все (первые попытки оккупации), чтобы не затягивать. С самого начала надо было дать достойный отпор окупанту. Никто бы тогда на нас не пошел. Все было бы хорошо. И столько ребят сейчас бы не лежал здесь (в госпитале), и не было бы столько потерь.

Так какой же должна быть новая украинская армия?

Порядок. Должен быть порядок. Ну и … лучше кормить солдат.

Вас плохо кормили? Были проблемы с обеспечением?

Готовили мы в основном сами. Часть продовольствия давала армия: какие-то крупы, картофель. А остальное – фактически покупали сами. Скидывались с ребятами и покупали в ближайшем городке. В Широком Лане вообще почти все время за свой счет жили.

В зоне АТО с местными общались?

Один раз у меня была попытка наладить контакт, но мне не понравилось. Мы как раз тогда уехали в Селидово. Вот… одни нормально относятся, другие из-под тишка стараются тебе улыбаться, а потом в спину плюют. И сразу дают понять, что лучше тебе не подходить к ним.

Обычно общение было таким: пришел в магазин, скупился и пошел. Бывали такие случаи, когда приходишь в магазин, вежливо здороваешься, а на тебя смотрят, будто ты с автоматом пришел и говоришь: «отдай». Бывали такие случаи, что и отвечали нам вежливо, но пока говорили, то просроченные продукты подсовывали. По разному бывало…

Вы гражданской жизни фактически не видели после войны…

Нет… больница, больница, больница… Вот считай, с апреля по июль — лишь подвалы, окопы, руины… Вот иногда в Селидово по продукты выезжали. А тут разве на коляске. Потому что после операций ноги еще слабые.

Когда пошли на войну, кто вас ждал дома?

Бабушка. Она где-то пол года не знала, что я на войне. Она думала, что я где-то в «учебке». Узнала случайно, когда мои друзья пришли к ней и принесли посылку для меня. Бабушка как услышала про «передовую», сразу за телефон, давай звонить мне. Я ее успокоил, что у меня все хорошо… «Ты ж там осторожно. Ты же у нас такой непоседливый…», — начала бабушка. Как только была свободная тихая минутка, то сразу созванивались с ней. Она даже до конца не знает, что со мной случилось. То есть, не знает о ранении. Думает, что у меня просто открытый перелом ноги.

О чем мечтали на передовой?

Была мысль после дембеля съездить в какой-нибудь город. А еще прыгнуть с тарзанки, чтобы высота была хорошая. Ну и главное, что хотелось, да и хочется сейчас – семья. Семью хочу. Чтобы возвращаться с работы и обнимать любимую, малых своих (сына с дочкой хочу). Работа есть, руки есть… осталась семья. С отцом своим долго не общались. Но он сразу же приехал, когда узнал о моем ранении из новостей. Я когда его увидел, то аж сам сел на кровать.

Честно говоря, с 128-й бригады не могу показать пальцем на человека, который бы забилась в угол от страха. Все как-то на позитиве были, улыбались, шутили. Был такой случай. Был у нас там один человечек, который сделал себе сабвуфер из разбитых колонок. Представьте себе, 06:00 утра – гимн Украины на все Пески на всю громкость звучит. С той стороны как начали стрелять… Не понравилось, не понравилось оккупантам (улыбается).

Были свои плюсы, были свои минусы. Я не мог выспаться, например. Первая неделя на «передовой» — я вообще не спал. Рядом всегда бронежилет и автомат лежали. Потом уже привык, что по нам постоянно стреляют.

Обидно только одно, что за 6 дней до дембеля получил ранения. Уже и указ был подписан. Уже вещи понемногу стал собирать… и тут на тебе.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*