Виктор Винник: мы привели этих людей к власти и нам это расхлебывать

Лидер группы «Мэри» Виктор Винник рассказал о сложившейся ситуации в Украине, событиях на Востоке и страны и влиянии войны на украинское общество.
vr

Что для вас война? Или думали, что война выпадет и на ваш возраст?

Война никогда не проходит. Но мы, Слава Богу, родились, в конце концов в стране СССР, которая воевала всегда. Другой вопрос, что это касалось далеко не всех, потому что дети и люди, которые еще помнят 80-е, прекрасно знают такое слово, как «Афган», «Афганистан». Тогда и слово было такое выдуманное, как «интернациональный долг». И эта история, в некотором роде, она не то, что повторяется, но какое-то сходство, какая-то аналогия конечно есть. Но это где-то было далеко. Это где было абсолютно закрыто. Что мы знали об этом? Мы знали песни под гитару об этом и рассказы участников. Потом уже пришла так называемая «перестройка». Это явление уже как-то освещалось, но ровно настолько, насколько можно было.

Человечество как-то запрограммировано на войну и оно так или иначе воюет. Но мы не были знакомы все те 20-ть лет с войнами… Были около войны: Приднестровье, Балканы. Но все равно это было не у нас. То есть, мы даже гордились, что вот мы такая миролюбивый страна, у нас все нормально, мы до этого не доводим. И, тем не менее, война пришла в наш дом. Я думаю, что эта война – необычная. Это, в определенной степени, расплата за независимость. Поскольку наша независимость нам, в большой мере, нашему поколению досталась просто так.

Шел 91-й год. Гигант, огромная страна СССР заканчивала свое существование. И на ее руинах был так называемый «парад независимостей».

Вот эта война – это такой вызов истории. С нас просто спросили. Сказали: вот вам дали независимость 25 лет назад, а достойны ли вы ее в принципе? Так мне кажется, что в большом историческом аспекте войну ничто не оправдывает, так или иначе. Это такая война, что мы должны выстоять и доказать. Эта независимость – мы достойны ее. Мы, как нация, доросли до этого уровня. Мы знаем, что делать со свободой и независимостью.

Что вас связывает с войной?

С войной меня связывает, как и всех людей, у которых в паспорте написано – Украина, желто-синий флаг. Я понимаю, хоть эту войну странно назвали словом «АТО» и еще какими-то непонятными словами, но, так или иначе, – это война. Особенно, когда побываешь на Востоке. То есть, это настоящая война со всеми атрибутами. Войну мы видели в основном по телевидению в фильмах голливудских: это романтика, это красивые фейерверки, взрывы… самом Деле нет. Война — это страшно. Это кровь. Это грязь. Это страх. Это смерть, в конце концов.

Мне приходилось несколько раз быть с концертами и в розположенні ВСУ, но больше мы имели дело с добровольцами, добровольческими батальонами. Сколько я там услышал историй. В конце концов, никто о себе не рассказывал, рассказывали о других. И это наши современники. Это наши братья и сестры, наши соседи, которые вчера с нами ходили по улицам и жили в домах через стенку. А мы о них ничего не знали. И здесь, когда это все произошло, они просто собрались и поехали. И до сих пор там стоят. Мы сейчас здесь под мирным небом благодаря им. Это заставляет задуматься. Ведь на его месте мог бы быть каждый. Есть реальные примеры героизма. Есть много проблем, о которых также нужно говорить. Потому что война обнажает не только высокие и благородные порывы, но и вызывает в людях и все плохое. То есть, война – такая лакмусовая бумажка. Здесь есть место и подвигам, и есть место разным плохим вещам, которые не надо замалчивать.

Даже если абстрагироваться и не обращать на это внимание… но это реальная война, когда каждый Божий день мы слышим о потерях. Для большинства – это статистика. Что очень страшно – мы привыкли к этому. А потери? Сегодня павшие 1-2 людей. Это уже стало стандартно. Когда там уже 5-10-ть – о, это уже много. Там, «на верху», даже пробуют объяснять. А когда вот такие единичные потери – это стало нормой. Общество к этому привыкло и это страшно на самом деле, что мы так быстро за два года привыкли, что это нормально. Но ведь это не нормально, потому что до кого в этот момент приходит «похоронка». И это чья-то оборванная жизнь…

Нужна была Революция 2013-го? Если бы вернуть время назад, чтобы вы выбрали: революцию или тогдашнюю жизнь?

Провокационный вопрос (улыбается – ред.) Есть фраза, которая приписывается лидеру Степану Бандере: «Ничто не остановит идеи, время которой пришло». По поводу революции и первой, и второй, я не знаю, можно ли это назвать революцией. Ибо революция, как нас учили по истории, должно нести изменения. В результате этих двух революций: Оранжевой и Революции достоинства, какого-то явного изменения не произошло.

Но кто виноват в этом? Виноваты только мы. Мы привели этих людей к власти и, соответственно, нам надо эту кашу расхлебывать. Я считаю, что и первая Оранжевая революция имела свое время, и Революция достоинства. Это уже объективная реальность. Если бы общество было не готовым к этому, они бы просто не состоялись.

Революция, которая произошла, мы же помним, это было не так давно, это было волеизъявление людей. И поэтому говорить нужна она была… Она есть, не надо забывать, освящена. За ней большая жертва – Небесная сотня уже давно не сотня, а гораздо большее число. Эти смерти надо чем-то оправдать. Они отдали самое дорогое. Они положили свои жизни на этот алтарь нашей свободы. Поэтому, однозначно время этих перемен настало. Другой вопрос – на которые мы вышли результаты? Но еще раз говорю: всегда надо начинать с себя. Мы их на своих руках принесли во власть. И в конце концов, мы имеем право спросить с них же, что они там делают.

Как вы считаете, правильную позицию держит руководство Украины относительно событий на востоке?

Я не верю в ментальность людей. Вот говорят, что ментальность у нас такая, у них такая. Есть какие-то моменты, но глобально с детства нас приучают, что вот у украинцев такая ментальность, что мы хитрые… это не правда. Я думаю, что в наши условия поставить любую нацию, и она бы быстренько приобрела признаки нашей так называемой ментальности. Поэтому мы, как и все люди, очень хорошие аналитики и специалисты, но диванные. Мы разбираемся в футболе, в политике, теперь уже прекрасно разбираемся в военных действиях. То есть, мы уже изучили, мы знаем, какие бывают калибры минометов и САУ и т.д. Это страшно, но это факт. Это даже дети знают, потому что в стране война. Действия нашего правительства…Как их квалифицировать? Я считаю, что всем на свете должны заниматься специалисты. И, как бы там не было, у нас есть военные теперь. Это не секрет, что у нас наконец есть армия. Еще может не такая, как нам нужно, но это не то, что было два года назад. И действия командиров и высшего командования армейского… Мы не можем забыть ни Иловайск, ни Дебальцево, ни эти трагедии… Вина лежит на них. Но, мне кажется, что войной должны заниматься военные. То есть люди, которые знают, как это делать. А диванные аналитики что в спорте, что в войне, что в политике – я иронично к этому отношусь.

Я не имею ответа на этот вопрос. Единственное, что надо максимально стараться избегать жертв. Но это война и это надо понять. Этот конфликт затянулся. Как нам говорили – он должен проходить не месяцы, а дни. Тем не менее, мы имеем третий год войны. И что хуже всего – не видно ее конца. Есть в нас такая черта «хорошая». Мы любим, чтобы нас все поддерживали. То есть, мы считаем, что нам все виноваты, что передовые страны мира должны сейчас порвать совершенно с Россией и задавить ее санкциями, а мы нормально будем ездить туда на работу. Тот же Президент там будет иметь бизнес. Как-то мы себя не видим в этом всем. Ну можем не покупать какие-то жвачки в магазине. Помните этот момент такой смешной «мы сейчас забойкотуємо товары и Россия упадет с ее экономикой». Ну хватило этого на два месяца. Сейчас на это внимания никто почти не обращает, потому что у некоторых товаров просто нет аналогов. Это надо правильно сделать. «Сникерсы» надо привозить из Польши, а не из России. Вот.

Вся беда часто на мире от непрофессионализма. Я понимаю, что эти люди, которые сейчас руководят боевыми действиями, они и не имеют опыта, потому что учились в мирное время. Но война это такая штука, которая очень быстро учит.

По вашему мнению, как война влияет на общество? Как война повлияла на ваше творчество?

Я много лет обдуманно сторонился социальной тематики. Мне казалось, что жизнь тяжелая довольно. Есть много проблем, люди заняты выживанием, зарабатыванием денег и они имеют, наверное, право в музыке находить развлечение, спокойствие. Соответственно, если приходили в голову какие-то такие вещи островатые, я этого не подавал. Но со временем понял, что это наверное была неправильная тенденция. И еще много лет назад первая песня такого плана была «Незнакомый мой брат». Когда еще ничего не предвещало беды. Эта песня 2001-го года. Потом опять был такой период капитализации, роста. И потом появилась такая песня, опять же, за долго до войны, как «Сестра». Песня с таким ярко выраженным социальным моментом. И что я понял? На концертах люди часто лучше реагируют и более требуют социальных песен, где они абсолютно не танцевальные. Это текстовые песни, где надо слушать слова. О чем это говорит? Что сейчас такое время, что у общества заостренное внимание на этих вещах.

Как непосредственно война повлияла? Ну как война влияет, когда ты находишься в поле зрения медиа, когда ты слышишь постоянно информацию. Когда начались события на Майдане в 2014 году я был как раз заграницей во Франции. И когда ходишь по улицам Парижа, и там все мирно, красиво, весенне, а на газетных киосках видишь повсюду слово «Украина», «Крым». И ты звонишь или пишешь, что же делается такое дома. И не понятно абсолютно. Понятно лишь то, что есть потери на Майдане. И тогда была написана песня «Падала зоря». Ее восприняла публика без раскруток, без клипов, абсолютно без ничего. Она ушла Интернетом и много радиостанций приняли ее. Потом еще были песни. «Я с Украины» была написана до этих всех событий, но общество сейчас очень обостренное на этой тематике и воспринимается все. Единственная проблема в том всем, что есть такое понятие как «конъюктура». Он присутствует во всем – и в творчестве также. Много артистов, которые до этого пели про ромашки, почему-то стали петь серьезные песни о войне. В большинстве, это выглядит или смешно, или страшно. Они пробуют быть в тренде и как-то себя в этом проявить. Почему я спокоен в этой ситуации? Мне неприятно это, конечно, но я спокоен потому что есть такая штука как время. Сито времени. И оно не пропускает это все. Она (песня) может быть актуальна неделю, но она не останется в годах и не войдет в сердце и душу народа. То есть, оно абсолютно быстро промоется. Есть шедевры, которые были написаны на войне, которые отражают сущность этой войны. Их не так много, но тем не менее они останутся в годах. Рано или поздно, но все войны заканчиваются. И эти песни останутся и будут напоминать последующим поколениям о времени драматический, в который мы живем, в котором живет наша страна.

Песня «На куски» — это нормальная реакция на такие вещи. Я не считаю, что я пишу песни. Я их записываю, если они приходят. У меня никогда не было мук творчества и всяких таких поэтических моментов. Если она есть – это 5 минут взять и записать. Я вообще считаю себя самописцем кардиограммы. Оно откуда-то есть — те слова, мотив, а потом уже записать – моменты профессионализма. А чтобы мучиться, думать, как же оно будет так красиво, чтобы слезу выбить – это «бред». Возможно, кто-то так работает. Я так не умею. Я понимаю, что если песня не была написана за 5-10 минут, значит, наверное, она не должна была быть написана. Она или вернется еще когда-то до тебя, или пойдет куда-то со временем.

Я вот недавно понял, что я хочу. А я хочу, чтобы песни действительно перестали быть актуальными. Лучше пусть такие песни будут про солнышко, про Ромео и Джульетту, о вечных чувствах, и о мире, потому что общество устало. Почти три года войны. Надо помнить, что Вторая мировая длилась 5 лет, а мы уже прошли период половины этой войны. Люди имеют много вопросов, и мало имеют ответов. Это проблема. Но мы должны это пережить. То есть я профессиональный пессимист по натуре, но в некоторых таких вопросах я законченный оптимист.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*