В защите нуждается украинский язык, а не русский. Результаты исследования

Разговор

Какой язык действительно нужно защищать в Украине? Респонденты в юго-восточных регионах, где доминирует русский язык, указывали на необходимость защиты и развития украинского языка для преодоления последствий политики русификации, которая активно проводилась в СССР. Они приводили примеры притеснений по языковому признаку в отношении украинского языка в период независимости Украины. Большинство респондентов поддерживали государственный статус украинского языка и не говорили о необходимости изменения статуса русского языка. Вместе с тем, многие подчеркивал недопустимость насильственной украинизации.

Этнические русские составляют самое крупное меньшинство в Украине. К русскоязычным в Украине относятся как этнические русские, так и этнические украинцы.

Именно на их благосклонность в 2014 году рассчитывал Владимир Путин, планируя создать в Украине Новороссию. Как известно, путинские планы поднять антиправительственное восстание в Украине провалились, хотя довольно значительная часть жителей восточных и южных регионов восприняли российские пропагандистские месседжи. Итак, Путину пришлось прибегнуть к военному вмешательству.

Как свидетельствуют результаты опроса Центра Разумкова, 6% бойцов АТО считают своим родным языком русский. Еще 19% считают родными оба. И хотя эта цифра намного меньше 73% тех, кто называет родным языком украинский, очевидно что в Украине существует прослойка русскоязычных граждан, которые однозначно считают Россию врагом.

Среди непричастных к АТО русский язык считают родным 19%, оба языка – 23%, украинскую — 55%. Итак, выбор взять в руки оружие и защищать Украину от российской агрессии чаще делали украиноязычные украинцы.

Цифры указывают: русскоязычные украинцы восприняли конфликт на востоке более неоднозначно, чем украиноязычные. Что происходит в их среде? Какие чувства у русскоязычных украинцев вызвали попытки Путина их “защитить”? Как этот конфликт повлиял на их идентичность, языковые практики и видение будущего?

Эксперты Украинского независимого центра политических исследований искали ответы на эти вопросы в рамках проекта “От конфликта к миру: пути взаимопонимания и примирения” при поддержке INTERNATIONAL ALERT (Великобритания).

В рамках исследования мы провели 6 фокус-групп и 15 интервью с экспертами по языковому вопросу и публичными лицами, которые идентифицировали себя, как русскоязычные или билингвы.

Это «качественное» исследование, в противовес «количественному», не может дать ответа на вопрос, какое количество представителей исследуемой группы придерживается тех или иных взглядов.

Но позволяет более глубоко исследовать мотивации, чувства и отношение к ситуации. За исключением 2 человек, участники исследования были лояльными к Украине, так что результаты не являются характерными для тех русскоязычных украинцев, которые не связывают себя с Украиной.
Общие результаты исследования

В Украине существует прослойка граждан, которые идентифицируют себя как русскоязычные украинцы. Они считают себя гражданами Украины, преимущественно владеют украинским языком, хотя и не всегда совершенно, но в повседневной жизни пользуются русским. Для многих из них русскоязычность является важной частью их идентичности.

Многие респонденты отмечали, что изменения, направленные на формирование идентичности политического украинца, начались у них еще до конфликта на востоке Украины. Подавляющее большинство вспоминали, что отправной точкой стала Оранжевый Майдан 2004 года.

Объективные данные, собранные в процессе исследования, свидетельствуют о том, что угрозы нарушения или ограничения прав этнических русских и русскоязычных граждан в Украине до начала конфликта не было.

Подтверждают это и русскоязычные украинцы, которые утверждают, что государство не проводила целенаправленной политики дискриминации по языковому признаку. На территории, подконтрольной украинской власти, такие угрозы не появились и после начала конфликта.

1256 школ в Украине сегодня преподают на русском языке. Русскоязычных периодических изданий больше, чем украиноязычных. По словам участников исследования, ощущение, что права русскоязычных в Украине нарушаются, могут возникать или под воздействием необъективного информирования в СМИ, или в результате политических спекуляций.

По мнению многих респондентов, конфликт, который происходит на территории Украины вследствие российской агрессии, является ценностным или цивилизационным.

Линия конфликта пролегает между теми, кто разделяет ценности «русского мира», ностальгирует по СССР, и теми, кто считает себя гражданами Украины, независимо от речевых практик. Тот факт, что такие лица есть, как среди русскоязычных, так и украиноязычных, подтверждает исследования группы “Рейтинг”, проведенный в октябре 2015 года, согласно которому среди украиноязычных за СССР жалеют 23 %, а среди русскоязычных – всего 44 %.

В чем именно заключается ценностная разница между “русским миром” и Украиной подавляющее большинство респондентов не сформулировали.

Некоторые участники исследования противопоставляли взгляды на жизнь: “демократический или авторитарный, сталинско-советский» (из интервью, Одесса). Кое-кто говорил о том, что разрыв между российской и украинской идентичностями начался еще во время первого Майдана: “Потому что стало абсолютно понятно, что у нас разный взгляд на общественные изменения, там и здесь» (интервью, Киев).

Со стороны этнических русских и русскоязычных украинцев часто наблюдается обида, непонимание, осуждение агрессии РФ относительно Украины. У некоторых происходит отказ от русской идентичности в пользу украинской гражданской идентичности из-за нежелания нести ответственность за действия России.

По мнению респондентов, сегодняшние события отразятся на отношении молодого поколения граждан Украины в РФ в долгосрочной перспективе. Много русскоязычных болезненно переживают разрыв или охлаждение отношений с родственниками, которые живут в Российской Федерации. В результате, далеко не все готовы давать резкие оценки событиям на востоке Украины.

По наблюдениям участников исследования, конфликт интенсифицировал процесс формирования политической нации в Украине. Они отмечают, что укрепляется доверие к русскоязычных граждан со стороны украиноязычных под влиянием того, что обе группы на равных принимали участие в Революции достоинства, а также выступают в войне с Россией на одной стороне.

Изменение идентификации с русского на политическую украинскую не всегда приводит к изменению языка общения, хотя делает человека более открытым к украинского языка. Вместе с тем, недоверие к украинцам, которые разделяют российскую точку зрения, выросла.

Респонденты в юго-восточных регионах, где доминирует русский язык, указывали на необходимость защиты и развития украинского языка для преодоления последствий политики русификации, которая активно проводилась в СССР.

Они приводили примеры притеснений по языковому признаку в отношении украинского языка в период независимости Украины. Большинство респондентов поддерживали государственный статус украинского языка и не говорили о необходимости изменения статуса русского языка. Вместе с тем, многие подчеркивал недопустимость насильственной украинизации.

Некоторые участники рассказывали о неудобствах лично для них или для их окружения, связанные с языковой политикой президента Ющенко, вспоминали сопротивление, который она вызвала в русскоязычных регионах. (Здесь стоит отметить, что языковая политика Ющенко мало чем отличалась от языковой политики Кучмы, кроме риторики. Единственная «языковая» новация, внедренная в то время, это дубляж кинофильмов на украинском. Предполагаем, респонденты вспоминали свои ощущения навеянные российской пропагандой и украинскими пророссийскими медиа — ТЕКСТЫ).

Тренд перехода на украинский язык не является массовым среди русскоязычных. Те, что ассоциируют себя с Украиной, преимущественно двигаются в направлении билингвизма, добавляя украинскую в свой быт. Вместе с тем, подавляющее большинство участников исследования говорили, что отдали своих детей в украиноязычных школ и садиков.

Для подавляющего большинства респондентов важно, чтобы их дети владели русским языком. Вместе с тем, по их мнению, тех знаний, которые своим детям могут дать родители дома, должно быть достаточно. Мысль о том, что у детей должна быть возможность изучать русский язык в школе была озвучена, но не доминировала.

Респонденты в преимущественно русскоязычных регионах говорили, что у них не возникает необходимости изучать украинский язык через доминирование русского в повседневной жизни и в медиа. Это затрудняет переход на украинский для тех, кто хотел бы это сделать.

Также собеседники отмечали, что отдать ребенка в украиноязычную школу еще не означает попасть в украиноязычной среды. Преподавание часто ведется на русском. Курсов украинского языка, которые могли бы посещать взрослые граждане, государство не создало. (Например, в Квебеке существует много курсов французского языка. Они финансируются как государством, так и общественными организациям, которые выступают за сохранение французского — ред).

Респонденты, касаются сферы культуры и литературы, говорили о том, что в Украине рождается своя собственная русскоязычная культура, которая отделяет себя от русской культуры.

И, хотя даже сегодня происходит интенсивный культурный обмен, существует достаточно много авторов, которые пишут на русском языке про украинские реалии. А сборник поэтических произведений, которая раньше издавалась под названием “Русская поэзия в Украине”, вышла под названием «Украинская поэзия на русском языке».

Русскоязычные участники исследования убеждены, что русскоязычная культура будет оставаться частью украинского культурного достояния еще в течение долгого времени.

Участники исследования связывали свое будущее с Украиной. В случае ухудшения ситуации или эскалации конфликта на востоке ни один из них не собирался ехать в Россию. Если необходимость покинуть Украину возникнет, подавляющее большинство планируют искать новое место для жизни в Европе.

Выводы и рекомендации

Исследование показало, что русскоязычие далеко не всегда является маркером приверженности к действиям Российской Федерации и/или отсутствии патриотизма.

Много русскоязычных граждан восприняли нарративы, на которых строилась украинская независимость, и интегрировались к украинской политической нации, при этом сохраняя русскоязычную часть собственной идентичности. Конфликт на востоке ускорил процесс их интеграции украинской политической нации, но значимого влияния на их языковые практики не имел.

Русскоязычные считают, что сейчас продолжается русификация

Хотя вооруженный конфликт преимущественно вытеснил языковые вопросы на второй план, тема будущего русского языка и его носителей в Украине является потенциально конфликтной.

Много русскоязычных респондентов и билингвов хотели бы, чтобы у их детей сохранялась возможность общаться на русском языке, тогда как сторонники украинизации считают, что русский язык представляет угрозу для украинского, и должен постепенно вообще исчезнуть из Украины. Они описывают процессы, которые сейчас происходят в публичном пространстве, как продолжение русификации.

По мнению экспертов Украинского независимого центра политических исследований, украинское государство должно основывать свою языковую политику на поддержке украинского языка, как государственного, поддерживать ее развитие во всех сферах общественной жизни. Вместе с тем, оно должна гарантировать свободное развитие русского языка и языков других национальных меньшинств, параллельно стимулируя изучение европейских языков.

Украина должна тщательно следить за соблюдением языкового законодательства средствами массовой информации, преподавателями и представителями государства, особенно в тех регионах, где происходит нарушение прав украиноязычных граждан. Защита языковых прав как русскоязычных, так и украиноязычных граждан будет способствовать укреплению доверия между этими двумя группами.

Разработать широкий спектр мероприятий (информационных, образовательных и культурных), которые бы поддерживали и продвигали интеграцию этнических русских-граждан Украины к украинской политической нации.

Проводить информационные и образовательные кампании по вопросам прав человека в целом и языковых прав в частности, а также по вопросам прав меньшинств.

При участии представителей гражданского общества и организаций меньшинств разработать и принять новое языковое законодательство, которое бы утверждала государственный статус украинского языка, одновременно учитывая рекомендации ЕС по сохранению языков меньшинств, находящихся под угрозой исчезновения, и включало четкие правила обеспечения языковых прав меньшинств на локальном уровне.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*