«Дружба» Трампа и Путина: новый «пакт Молотова-Риббентропа»?

Путин Трамп

Мировая история уже имеет пример «дружбы» руководителей двух мировых потуг – Советского Союза и Германии, то есть Гитлера и Сталина, которые в свое время подписали пакт о ненападении (так называемый пакт Молотова-Риббентропа), а заодно и секретный протокол о переделе Европы. И когда дело дошло до передела — «дружба» закончилась и началась вторая Мировая война, на первом этапе которой Германия едва не стерла своего «друга» с географической карты.

Сегодня отдельные эксперты проводят определенную аналогию между теми драматическими событиями и «дружбой» между новоизбранным президентом США Трампом и московским диктатором Путиным, ставя вопрос: а не приведет ли она к подобным последствиям?

Кстати, в одном из изданий российский оппозиционный политик Кремля Гарри Каспаров заявил, что «Дональд Трамп является идеальным партнером для Путина для передела мира». «Поскольку с точки зрения Трампа, Крым является куском частной собственности, где можно будет торговаться с Путиным относительно различных привилегий. Не будем забывать, что Трамп пережил несколько крупных банкротств, последнее из которых было в 2008 году. Тогда это завершилось значительным вливанием иностранных средств и есть все основания считать, что они поступили из России», – заявил российский оппозиционер.

Возможна ли «дружба» между Трампом и Путиным и во что она может перерасти? Об этом корреспондент «World News» пообщался с политологом, директором фонда «Институт трансформации общества Олегом Соскиным, профессором, заместителем председателя Координационного совета Общественной лиги «Украина-НАТО» Игорем Тодоровым и политологом Михаилом Басарабом.

В своей предвыборной программе Трамп неоднократно говорил о необходимости сотрудничества с Россией и Путиным. Возможна ли между ними «дружба» и есть ли риск заключения между ними нового пакта «Молотова-Риббентропа»?

Олег Соскин:

Он является стратегическим менеджером, для которого главное – это успех того дела, которым он занимается. Надо учитывать, что он несколько раз был банкротом. Но каждый раз он поднимался и становился все богаче. У него очень хорошее образование. Он окончил военную академию, бизнес-школу, много книг написал. Это очень успешный человек, которая прошла через серьезные драматические кризисные периоды в своей жизни. Он совершенно точно понимает, что ему осталось ну максимум 8 лет в качестве президента. И он не имеет правила на ошибку. Поэтому никакой дружбы с Россией не будет. Будет очень точный расчет. Очень точный финансовый, экономический, геополитический и геоэкономический расчет.

Я думаю, что его команда будет ориентирована на то, чтобы прекратить раздавать доллары от правительства США внутри страны через госбюджет, и снаружи. Вот из этого нужно исходить. Ему не нужен прямой конфликт с Россией. О чем он будет договариваться о разграничении зон влияния.

Если бы, не дай Бог, была бы эта «дружба», как между Гитлером и Сталиным, тогда действительно Европа станет разменной монетой в этой дружбе. Китай и Европа. Ну и Азия и Латинская Америка. Это будет очень плохо для всех. Итак, Латинская Америка полностью отойдет ему (ред.-Трампу), все два континента, и центральная Америка – это зона Соединенных Штатов. Япония тоже, поскольку это Азиатско-Тихоокеанский ареал. Понятно, что тогда Европа полностью попадает, как и Северная Африка, Средиземноморье под влияние России. И тогда Украина будет в очень плохой ситуации.

Игорь Тодоров:

На мой взгляд, проводить аналогии Гитлер-Сталин-Путин-Трамп не стоит. Ведь Гитлер и Сталин представляли два тоталитарных режима, которые во многом были родственны, поэтому довольно логична была их «дружба» и раздел сфер влияния, по крайней мере в Европе. Относительно Трампа, он победил в демократической стране, которая имеет очень глубокие соответствующие традиции. Можно критиковать избирательную систему, я думаю, она того заслуживает в США, но, тем не менее, выборы легитимны. С другой стороны, существует более 200-летняя система сдерживания и взаимного контроля за всеми ветвями власти с их стороны. Поэтому нельзя говорить о возможном союзе Трампа-Путина, потому что на самом деле политические системы, политические режимы коренным образом отличается. В отличие от схожести нацистской Германии и большевистского Советского Союза.

Я не хотел бы, чтобы это воспринимали как умеренный оптимизм, потому что на самом деле практика доказывает, что она богаче любые аналитические прогнозы. Но все же, мне кажется, что не так все однозначно плохо в связи с победой Трампа. В конце концов, существуют устоявшиеся механизмы, которые исходят из национальных интересов Штатов и эти интересы не зависят принципиально от того, кто именно будет в Белом доме.

Михаил Басараб:

Это большой вопрос, существует ли «дружба» между Трампом и Путиным. Потому риторика избирательной кампании и его реальная внешняя политика могут существенно различаться. Более того, какой бы влиятельной ни была фигура президента в США, он не единолично правит страной и, конечно, что на решение президента имеют влияние и Парламент, и элиты, и окружение. Поэтому рано говорить о том, что имеем альянс Трамп-Путин, что заявления Трампа во время избирательной кампании перерастут в поддержку США кремлевского режима. То есть, это далеко не факт.

Во что это может вылиться? Представим себе: американская внешняя политика станет более лояльной к России, чем сегодня – такое тоже возможно. Если политика новой администрации США станет лояльнее к кремлевского режима, это создаст дополнительные проблемы для нас. Но жизнь не заканчивается. И на самом деле Америка не станет «задним двором» для Москвы. То есть Америка не будет играть роль «младшего брата» в отношениях с Россией. Это очень упрощенный подход к анализу риторики Трампа. США останутся крупнейшим государством мира. Государством с мощнейшими вооруженными силами. Поэтому США вряд ли будут на бэк-вокале у Путина.

И все же: как победа Трампа может повлиять на ситуацию в мире?

Олег Соскин:

Возможен приход новых элит в Германии, Франции, Италии. Понятно, что это будут элиты ближе к Путину, к России. То есть, ориентированные на сотрудничество с Россией как геополитическим лидером на Евразийском континенте.

К власти в Европе сейчас будут приходить элиты, ориентированные именно на такое движение при любых обстоятельствах, несмотря на то, будет ли дружба между Трампом и Путиным, или нет. Они сейчас будут брать власть на уровне своих стран. Это будут, с одной стороны, националисты, консерваторы, но с другой стороны – они будут ориентированы на то, чтобы строить неконфликтного модель Евразии. Поэтому им надо будет искать механизмы какого-либо сотрудничества с РФ. Ведь европейские страны не заинтересованы в войне с Россией, они не хотят, чтобы она была изолирована.

Ну и в НАТО будет огромный кризис. Однозначно Трамп уменьшит финансирование. Потому что Трамп умеет считать деньги. Он переложит военные расходы на Евразийском континенте на НАТО. А с себя он это будет снимать. Он будет заботиться о личной оборону США вне НАТО. Вот эта огромная стратегическая смена будет. И понятно, что это будет на пользу России.

Игорь Тодоров:

Я думаю, будут влиять несколько факторов, в частности, интересы тех же Штатов в Тихоокеанском регионе, отношения с Китаем, который уверенно занял 2-ю позицию в мире по экономическим показателям. Это большая глобальная игра. С другой стороны, Трамп много чего пообещал во внутренней сфере и у него есть возможности внедрить те реформы, которые он пообещал благодаря поддержке республиканцев. Поэтому, на мой взгляд, на первом этапе президентства он не будет активно проводить внешнюю политику, а будет сохраняться определенная инерция, которая идет от нынешней администрации.

Михаил Басараб:

Много кто говорит, что Третья мировая уже идет. Она, безусловно, отличается от классической войны, такой, какой мы привыкли изучать ее в учебниках по истории. Но очевидно, что мы уже сегодня находимся в состоянии глубокого противостояния с несколькими мощными центрами. То есть, это США и НАТО, это Россия, Китай и целый ряд более мелких игроков. Я бы говорил, что важно не допустить эскалации этого противостояния. Может ли это привести к масштабным столкновениям в классическом понимании этого слова – теоретически возможно все. И я не исключаю, что возможна жесткая политика администрации нового президента сша в отношении России и геополитических посягательств РФ. С президентством Трампа глобальное противостояние стало более вероятным, чем было бы при Клинтон.

А как это скажется на Украине?

Олег Соскин:

При любых обстоятельствах эта группа Порошенко-Гройсмана-Яценюка, вся эта так называемая правящая прослойка, которая сегодня есть в Украине, ей будет конец. Уже можно сказать, что победа Трампа – это для «БПП», «Народного фронта», «УДАРА» означает политический финиш, а также экономический и финансовый. Поскольку они для Трампа вообще не интересны. Для него они как грязное белье, до которого нельзя касаться, потому что можно испачкаться.

Ситуация будет для Украины очень сложная. По-сути, прекратится финансовая поддержка со стороны США этой власти в Украине. Я думаю, что США больше денег не даст. Денег не будет. А нет денег, Украина — банкрот. Как только Трамп сформирует команду, то может быть поставлен первый вопрос: отзывать эти гарантии Правительства США с кредитов, которые они дали — 3 или 4 млрд. долларов. Они не дадут никакой летальной оружия, фактически прекратят военную помощь и отзовут своих специалистов. Перестанут давать гранты на полицию, антикоррупционные бюро и тому подобное.

Игорь Тодоров:

Не стоит недооценивать субъективный фактор. Я думаю, что такое популистское понимание в мире, определенное одобрение аннексии Крыма, которое было в 2014-м году со стороны Трампа, когда еще он не был кандидатом, в этом смысле позиция президента США относительно Украины будет зависеть во многом от Украины, от нашей способности проводить реформы.

Тем более, у Трампа можно найти во время его предвыборной кампании фактически противоположные высказывания. Он подчеркивал, что всесторонне на стороне Украины, критиковал Европу за невнятную позицию, говорил, что именно Америка заняла более адекватную позицию. Но с другой стороны, он продолжил и критику Обамы.

Михаил Басараб:

Вряд ли президентство Трампа будет катастрофическим для Украины. У Штатов есть конституционная память, есть своя традиция, в том числе и внешнеполитическая традиция, установленные стратегические интересы.

Но, если новый президент США будет значительно более лояльным к Путину, чем Обама, мы должны иметь в виду, что прежде всего Украина должна помочь себе сама и полагаться только на собственные силы.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*