Блумберг: Украина показала Италии пример, как надо проводить национализацию банка

Национализация Приватбанка

Национализировать крупнейший банк страны – отнюдь не веселое дело, но если это надо сделать, то делай это быстро. Украина действовала быстро в прошлый уикенд – вместе с Международным валютным фондом – очищая свою банковскую систему. Национализировав Приватбанк, она обеспечила стабильные условия для владельцев депозитов и устранила системные риски.

Следовало покрыть дефицит капитала в $5.5 миллиардов, а это большая дыра для такой слабой экономики, где валютные резервы Нацбанка составляют $15 миллиардов. Приватбанк осуществляет половину платежей в банковской системе Украины и обладает одной пятой всех банковских активов. Депозиты превышают $8 миллиардов, и три четверти из них – это вклады отдельных граждан. Именно они, очевидно, является наибольшим приоритетом.

Европейскому союзу и Италии следует принять это во внимание в то время, когда они мучаются с решением последнего шанса для Monte dei Paschi di Siena SpA (старейшее банковское учреждение мира, которая балансирует на грани банкротства – прим.) Критический элемент — это убедить розничных держателей вторичных облигаций, что им надо поменять эти бумаги на акции без фиксированных дивидендов. Это уменьшит сумму, которую должен собрать Monte Paschi из параллельного продажи акций – самую сложную часть плана по дофинансирование на сумму 5 млрд евро. Этот капитал нужен для покрытия 30 миллиардов евро в «плохих» кредитах, что позволит старейшему банку мира и дальше побороться за жизнь.

Введенные Евросоюзом правила участия государства в национализации банков, Директива по восстановлению и оздоровлению банков(BRRD), создали почти невозможную ситуацию, где все вовлеченные стороны пытаются убраться с дороги друг у друга, и государство не имеет возможности действовать самостоятельно. Но, как это всегда бывает, ключевой вопрос – это как дать совет держателям долгов.

В противовес этому, Украина должна действовать решительно во время поручительства в отношении частных держателей бондов и облигаций. Она обеспечит три серии приоритетных евро бондов Приватбанка, которые составляют чуть больше 5% его обязательств на сумму $555 миллионов. Есть давние опасения, что эти бонды могут после этого быть конвертированы в акции без фиксированных дивидендов, что аннулирует долг перед держателями этих бумаг. Хотя международные кредиторы вряд ли добровольно на это пойдут, как утверждает Оксана Рейнхардт с MINT Partners.

Украине следует быть осторожной в обращении с международными держателями приоритетных долговых обязательств в той же манере, как с бывшими владельцами Приватбанка, которые получили 97% его корпоративных займов и которые обладают значительными объемами бондов. Стране, которая планирует выйти на рынок международных бондов где-то через год, стоит иметь в заимодателей положительную репутацию.

Несмотря на потребности Украины разгладить последние неровности, она все же дает Европе пример. Евросоюз также хочет, чтобы во время спасений банков частный сектор брал на себя свою долю риска.

Если говорить откровенно, то самая большая проблема Италии вращается вокруг защиты домашних небольших держателей бондов, поэтому ситуация здесь другая. Если Monte Paschi на этой неделе не достигнет успеха в обмене долговых бумаг на акции, тогда государственный спасение на сумму как минимум 15 миллиардов евро уже наготове.

И это все равно не являются теми решительными действиями, которые приняла Украина. Будет нужна тяжелая соглашение о компенсации розничным держателям «второстепенных» облигаций – которым никогда не имели бы предлагать подобные вещи в первую очередь. Это невероятно запутывает дело, ибо разные участники плана спасения рассчитывают иметь преимущества для себя за счет кого-то другого, что крайне увеличивает риск неудачи.

Разумеется, если итальянская пресса пишет правду о том, что Катар, Китай и Почта Италии готовы вмешаться со своим капиталом, результат может быть успешным. Но на самом деле такие сложности не нужны. Послекризисные нормы Евросоюза по предотвращению вмешательств государства в помощь банкам оказались столь же вредными, как и сама болезнь.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*