Правительственный кризис в Румынии: как меняется отношение страны к борьбе с коррупцией

Правительственный кризис в Румынии

Главный прокурор Национального антикоррупционного директората Румынии (DNA) Лаура Кодруца Ковеши рассказала о нынешнем правительственном кризисе и об особенностях борьбы с коррупцией в стране.

В Румынии не утихают масштабные антиправительственные протесты со времени свержения коммунистического режима, в которых принимали участие до полумиллиона человек. Волну протестов спровоцировало постановление правительства. Согласно ей, против коррумпированных чиновников, которые нанесли ущерб государству на сумму в пересчете менее 44 тысяч евро, не должны открываться уголовные дела. Под давлением общественности правительство отменило свое решение. Впоследствии парламент Румынии единогласно поддержал инициативу президента о проведении всенародного референдума, во время которого румынские избиратели должны принять решение о предстоящей борьбе с коррупцией в стране.

Попытается, по Вашему мнению, румынское правительство после отмены спорного постановления продолжить гнуть свою линию?

Лаура Кодруца Ковеши: Окончательный ответ мы узнаем только после голосования в парламенте. В парламент внесли новую срочную постановление об отмене предыдущего постановления правительства. Очень важно то, как парламент проголосует за это.

Какие последствия это могло бы иметь для Вашей работы, если пункты внесенной постановлением таки примет парламентское большинство?

Если бы изменения вступили или вступят в силу, то они прежде всего затронули бы те дела, которые сейчас расследует Национальный антикоррупционный директорат. Сейчас это — более 2,1 тысячи дел, касающихся, прежде всего, злоупотребление служебным положением. На протяжении последних трех лет более 1,7 тысячи человек выдвинули обвинение, а доказанные убытки, причиненные вследствие их правонарушений, составляют свыше одного миллиарда евро.

В эти дни люди на улицах Бухареста просто в восторге от Вас. Что это означает для Вас?

Я этого не могу комментировать. Мы должны выполнять свою работу, независимо от того, критикуют нас или хвалят.

Массовые протесты охватили всю страну. Вы, как гражданка, ожидали чего-то подобного?

Действительно, в последнее время активизировалась дискуссия в общественности на тему борьбы с коррупцией. Ее значительно больше, чем в предыдущие годы. Это важно и показывает нам изменение менталитета, значительно более активное участие гражданского общества во всех сферах, связанных с коррупцией и эффективной борьбой с ней.

Создание антикоррупционного директората (DNA) стало частью процесса интеграции Румынии в ЕС. Как тогда объяснить нынешний инцидент?

Эти события показали, что реформы в сфере юстиции можно провести и в обратную сторону, особенно когда это касается изменений в законы, которые имеют влияние на борьбу с коррупцией. Чтобы не ставить под угрозу прежние результаты, необходимо обеспечить стабильность институциональных и административных основ DNA.

У Вас, часом, нет впечатления, что разделение ветвей власти, так называемую систему «сдержек и противовесов между судебной, законодательной и исполнительной властью расшатан?

Этого я комментировать не могу. То, как каждая из ветвей власти выполняет свои задачи, проверяет конституционный суд. Я могу лишь сказать, что в случае, когда меняются такие важные законы, как уголовный или уголовно-процессуальный кодекс, с которыми мы ежедневно работаем, нужна дискуссия в системе юстиции. Когда выходят такие законы, то следует заслушать позицию прежде всего системы юстиции, ведь мы — первые, кто будет применять эти законы. Мы знаем последствия действия этих законов, и те риски, которые несут с собой те или иные изменения в них.

В последние годы звучала критика в адрес ведомства, которое Вы возглавляете — за будто его политизированность, которую так же вменяют другим институтам. Как Вы на это реагируете?

Наше ведомство независимое, наши результаты доказывают, что законы применяются нами одинаково во всех ситуациях. В тех случаях, в которых нас ложно обвиняют в политизированности, имели место законные приговоры. Мы ведем расследование относительно лиц, которые занимают политические должности в различных ведомствах. Но у нас нет полномочий расследовать дела против политиков. Они попадают в поле зрения наших производств только тогда, когда занимают какую-то публичную должность. Наши полномочия закреплены в законодательстве.

Вы только что упомянули конституционный суд. Но ведь и президент государства также является гарантом независимости различных ветвей власти в стране. Что Вы ожидаете от президента Клауса Йоганниса?

Гарантом независимости системы юстиции является Высший совет магистратуры Румынии. Полномочия президента включают в себя назначение ведущих прокуроров и участие в принятии законов. Поэтому наши ожидания в этом плане от президентов ограничиваются этими двумя пунктами. Соответственно, когда определенные изменения в законодательство усложняют борьбу с коррупцией, а президенту подают законы для соответствующего согласования, мы ожидаем от него возврата этих законов в парламент для повторного рассмотрения.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*