«Второй фронт» украинской преступности

В Украине за последние три года резко увеличилось количество совершенных преступлений. Так, только в 2016 году по сравнению с прошлым годом количество правонарушений возросло на 16%, а их раскрываемость упало на 7%.

Языком цифр: 444 тысячи 600 украинцев пострадали от преступлений за 2016 год

Если рассмотреть подробнее статистику совершенных преступлений и количество тех, кто был наказан – это впечатляет. В частности, за 2016 год от действий преступников пострадало 444 тыс. 600 украинцев, зато было обнаружено лишь 99 тыс. 300 нарушителей.

Всего, по сообщению Генеральной прокуратуры, в течение 2016 г. учтено 592,6 тыс. уголовных правонарушений. Из общего числа зафиксированных правоохранительными органами уголовных нарушений 39,2% – тяжкие и особо тяжкие.

«В общем количестве преступлений 68,4% составляли преступления против собственности, 7,8% – преступления против жизни и здоровья лица, 4,4% – преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта, по 3,9% – преступления против авторитета органов государственной власти, органов местного самоуправления и объединений граждан и преступления против журналистов, преступления в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров и другие преступления против здоровья населения, 2,5% – преступления в сфере служебной деятельности и профессиональной деятельности, связанной с предоставлением публичных услуг, 1,8% – преступления против общественной безопасности, 1,6% – преступления против правосудия, 1,3% – преступления против общественного порядка и нравственности, 1,2% – преступления в сфере хозяйственной деятельности, 1,1% – преступления против избирательных, трудовых и других личных прав и свобод человека и гражданина», — говорится в статистці Генпрокуратуры.

В течение 2016 г. учтено очевидных умышленных убийств и покушений на убийство – 1824, умышленных тяжких телесных повреждений – 2396, изнасилований и покушений на изнасилование – 349.

Количество случаев краж составила 312,2 тыс., мошенничеств – 46,1 тыс., грабежей – 27,2 тыс., разбоев – 3,9 тыс., взяточничества – 2 тыс. Правоохранительными органами за этот период выявлено 598 лиц, совершивших преступление в составе 136 организованных групп и преступных организаций, окончено 136 уголовных производств об уголовных правонарушениях, совершенных организованными группами и преступными организациями.

В целом, количество выявленных лиц, совершивших преступления, составляла 99,3 тыс., из них женщины – 11,8 тыс., несовершеннолетние – 4,2 тыс. В общем количестве выявленных лиц, совершивших преступления, 31,3% ранее уже становились на преступный путь, из которых каждый второй имел неснятую или непогашенную судимость, 13% находились в состоянии алкогольного опьянения, 10,5% совершили преступление в группе. Удельный вес трудоспособных лиц, подозреваемых в совершении преступлений, которые на момент совершения преступления не работали и не учились, составило 65,1%, безработных – 11,6%.

«Количество пострадавших от преступлений в 2016 г. составляла 444,6 тыс. лиц, из числа которых 167,1 тыс. – женщины, 27,8 тыс. – лица преклонного возраста и инвалиды 1 и 2 групп, 4,8 тыс. – несовершеннолетние и 2,4 тыс. – дети до 14 лет. Наибольшее количество пострадавших (68%) – от краж и грабежей, среди которых 39,1% – женщины. В дорожно-транспортных происшествиях, связанных с преступлениями, на территории страны пострадало 12,8 тыс. лиц. Всего в результате преступных деяний погибло 7 тыс. лиц, из числа которых 30,5% было умышленно убито; 34,6% погибло вследствие дорожно-транспортных происшествий, связанных с преступлениями; 10,1% – в результате нанесения умышленных тяжких телесных повреждений», — говорится в статистике за 2016 год.

Однако, как отмечают адвокаты, статистика может быть еще более ужасной, ведь даже сейчас не все преступления официально регистрируются. Специалисты говорят: если в полиции не будут происходить кардинальные изменения, не будет расти профессионализм следственно-оперативных подразделений, ситуация с преступностью будет только ухудшаться. Многие отмечают, что это приблизило нас до 90-х годов ХХ века, когда криминогенная ситуация в Украине была крайне опасной.

О том, почему в Украине увеличивается количество преступлений и как этого можно избежать, «World News» пообщался с экс-прокурором, кандидатом юридических наук, первым заместителем председателя Общественного совета при Министерстве социальной политики Украины Сергеем Войченко и экспертом по реформе правоохранительной системы Центра политико-правовых реформ Александром Банчуком.

То же почему в Украине растет преступность?

Александр Банчук: С одной стороны, это действительно может быть чисто техническая вещь. Ведь до 2012 года была другая модель регистрации совершенных преступлений. То есть тогда сами следственные органы решали, что является преступлением, а что нет, и что нужно регистрировать, а что можно и не вносить в единый реестр досудебных дел. Сейчас уже правоохранители вынуждены регистрировать все совершенные правонарушения, хотя, как и в самом деле отмечают адвокаты, здесь тоже есть существенные нарушения и проблемы. Но сейчас любое заявление, написанное, как уголовное преступление, по закону должна регистрироваться как уголовное производство. Собственно, этот аргумент в качестве объяснения роста преступности используют сами правоохранители.

Но на количество правонарушений также большое влияние оказывает война и массовое обнищание населения. В частности, в Украине происходит падение экономики, растет количество безработных. Также у нас действительно в обращении имеется большое количество незаконного оружия, что тоже влияет на криминогенный уровень в Украине. По моему мнению, эти факторы являются основными причинами роста преступности в нашей стране. И при таких условиях проблема роста преступности – это уже проблема не только национальной полиции, это проблема всего украинского общества, всего государства. Замечу, что в сравнении с 2012 годом в Украине ситуация существенно изменилась, а полиция по-сути работает по старому образцу. Оперативники расследуют преступления старыми методами, как это было еще десять лет назад. У них свои статистические показатели, свои цели, свои задачи, которые не коррелируются с теперешними условиями.

Сергей Войченко: Сейчас и вправду говорят, что вступил в действие новый уголовно-процессуальный кодекс. И если раньше все преступления не регистрировали, то сейчас это делать правоохранители обязаны. Однако скажу, как адвокат, — сейчас продолжается позорная практика, когда не все нарушения регистрируют. Во многих преступлениях полиция просто отказывается открывать уголовное производство и вносить его в единый реестр досудебных расследований. А потому статистика по 2016 год была бы еще более впечатляющей, чем нынешняя.

Кроме очевидных экономических причин роста преступности, стоит также напомнить и о низком уровне подготовки полицейских кадров, отсутствие государственной политики в сфере борьбы с преступностью. У нас все борются с коррупцией, но складывается такое впечатление, что у нас борьба с коррупцией сводится к банальному перенаправление финансовых потоков и их последующего контроля. Следующее – большинство следователей, которые у нас работают на местах, они там осуществляют свою работу год-два, а потому у них нет должного опыта работы. Обидно и то, что нет тех, кто им этот опыт передавать, ведь их руководители не намного выше от них. А это важно, ведь когда я начинал работу следователем, у меня было два наставника: опыт работы одного – пять лет, а у другого – почти 25 лет, именно эти люди мне очень помогли. Сейчас у следователей нет моральной ответственности, нет желания работать. Такое впечатление, что идет негласная война между правоохранительной системой и собственным народом. Сейчас люди идут за защитой к правоохранителям, а те в нынешней ситуации сознательно и подсознательно говорят, «ну вы же нас не уважаете, обзиваєте нас в социальных сетях, почему мы должны вам помогать»?

Вы говорите, что и сейчас не все преступления вносят в единый реестр досудебных расследований. А были ли в вашей адвокатской практике случаи, когда правоохранители этого не хотели делать?

Сергей Войченко: Приведу вам пример из своей адвокатской практики: мы недавно выиграли судебное дело по поводу невнесения в единый реестр досудебного расследования непосредственно сотрудниками Генеральной прокуратуры по поводу совершения уголовного правонарушения. Как адвокат, который часто представляет права потерпевших, скажу: сейчас добиться чего-то очень трудно. Мы занимаемся уголовным правонарушением, когда до мужа еще в 2015 году ворвались в квартиру, его связали и ограбили. При этом пострадавший узнал своих нападающих. Но полиция просто отказалась регистрировать данное правонарушение. После настаивания адвокатов, его таки внесли в единый реестр, но и до сих пор преступление не раскрыто, а виновники не в тюрьме. Когда спрашиваешь у следователей, а почему не расследуется дело, то получаешь ответ, что им все равно. Что на них можно жаловаться везде, они не боятся потерять работу. Похожие случаи есть и в Ровенской области. Там четверо девушек похитили нашу подзащитную, ее избили, угрожая оружием. Она вырвалась, убежала. А полиция при этом зарегистрировала легкие телесные повреждения. После нашего обращения в суд, дело таки переквалифицировали. Но дело до сих пор не раскрыта: меняются следователи, но никто ничего не расследует.

То есть в таких сложных условиях, как война на Донбассе, обнищание населения, наши правоохранительные органы работают неэффективно?

Александр Банчук: С профессиональной точки зрения работники полиции и прокуратуры не соответствуют сегодняшним вызовам времени. Наша правоохранительная система в сфере борьбы с преступностью работает так, будто у нас нет никаких проблем: нет войны на Востоке, нет сложной экономической ситуации, нет незаконного увеличения оборота оружия.

Зато они постоянно ищут какие-то оправдания: то им законы не нравятся, то суды отпускают на волю. И действительно, этот закон Савченко, на который так сетуют именно правоохранители, не является совершенным, это признал и парламент, который в первом чтении проголосовал за его изменения. Но если мы посмотрим на общие цифры, то на самом деле из этого огромного количества совершенных правонарушений тех, кто вышел по закону Савченко и совершил преступление повторно, есть не так много. Еще часто говорят наши правоохранительные органы, что суд любит отпускать на волю преступников, если у них есть профессиональные адвокаты. Но если суд действительно оправдал заведомо виновного человека, то это означает одно — прокуроры и следователи не сработали должным образом. В таких случаях полиция должна работать значительно профессиональнее.

Сергей Войченко: Реформа правоохранительных органов была ужасно неудачной, она добила нашу правоохранительную систему, которая, кстати, и до этих реформ была деморализована. Те, кто остался работать в правоохранительных органах, пытаются имитировать какую-то определенную работу, то иногда и раскрывают. Но сегодняшняя правоохранительная система – это абсолютно недееспособный орган. Было развалено агентурную сеть правоохранительных органов. Например, если на конкретной территории работает участковый, то он знает, кто там может совершить кражу. Если речь о тяжелых преступлениях, то у следователя были свои люди – агенты в тех или иных структурах. Эти же агенты получали зарплату официально, от государства. Но когда идет милиционер по должности – тогда и теряется агентурная сеть.

Далее – в нынешней полиции отсутствует идеология и мотивация для борьбы с преступностью. Их всех сделали взяточниками и преступниками. Плюс стоит обращать внимание и на отношение к полиции: идет по улице милиционер, а ему в спину плюют. Скажите, после этого он захочет раскрывать преступления?
Что же до повторного совершения преступлений. У нас отсутствует система реабилитации: человек выходит из тюрьмы и совершает преступление повторно, потому что она в этом обществе никому не нужна.

Но и руководство Министерства внутренних дел, и Генпрокуратура молчат о росте преступности, отчитываясь в СМИ о своих «успехах»…

Сергей Войченко: Когда я слушал комментарии по поводу трагедии в Княжичах, то там советник министра МВД Украины, описывая эти трагические события, приводил цитаты из фильма «Место встречи изменить нельзя». Такое впечатление, что эти пять серий советского сериала верхушке МВД заменяют пять лет обучения на юридическом факультете. Вот так они и работают. Правоохранительная система находится в позорном состоянии. Ужасно то, что руководят Генеральной прокуратурой и Министерством внутренних дел не специалисты, не люди из системы, а банально – политики. Это унижает настоящих профессионалов. Вот представьте: работает прокурор годами, чтобы достичь какой-то должности, определенных успехов. А приходит кто-то по протекции и занимает высокую должность. Ему говорят, что все то, что ты наработал – это никому не нужно, ты бездарь и взяточник. А потому молчи.

Александр Банчук: Подчеркиваю, что ни генеральный прокурор, ни министр внутренних дел не делают никаких шагов, чтобы хоть как-то повысить эффективность работы следственных органов и уменьшить количество уголовных преступлений. За время каденции Юрия Луценко и Арсена Авакова не было принято никаких системных решений для борьбы с преступностью, а это означает одно — их правоохранительные органы под их руководством работают не эффективно.

В условиях, когда правоохранительная система не работает, как защититься украинцам от преступников?

Сергей Войченко: И действительно, при таких условиях должно быть легализовано короткоствольное оружие. Она частично и действительно бы решила некоторые вопросы, связанные с грабежом. Вот последний пример, когда в дом мужчины залезли преступники, а он начал по ним стрелять. Если бы у него не было бы оружия, то владельца дома бы в лучшем случае лишь ограбили, в худшем – ограбили и покалечили или даже убили.

Дальше – люди должны понимать, что у нас идет систематический развал следственных органов. Вообще то, что происходит сейчас с правоохранительной системой, мне напоминает то, что делали с армией во времена Януковича – уничтожали. Государство не выполняет те функции, которые должна выполнять. А поэтому есть возможность организовывать добровольческие дружины, которые могут осуществлять патрулирование и защиту территории. Другого выхода нет.

P. S. Подробнее о том, как украинцам защитить себя в ситуации стремительного роста преступности в стране – в следующих публикациях «Вголосу».

По теме

Американский Институт экономики и мира представил рейтинг самых безопасных стран в 2016 году. Список состоит из всех 162 стран и упорядочиваются по различным показателям: отсутствие войны, насилия, уровень военных расходов, высокое доверие населения к правоохранительным органам и тому подобное.
По результатам нынешних данных, список самых безопасных стран мира возглавляет Исландия. Несмотря на то, что в Исландии оружие доступно в свободном обращении (на 300 000 жителей 90 000 стволов), уровень насильственных преступлений – самый низкий в мире, хотя исландская полиция не носит огнестрельного оружия. Убийств в Исландии практически не случается (1,8 на 100000 населения в год).

Следующей в рейтинге — Дания. Эта страна заняла такую высокую позицию благодаря эффективности работы государственных систем защиты правопорядка – коррупция встречается крайне редко, уголовные органы работают беспристрастно и уважают права граждан, преступлений немного, да и те в основном раскрываются. 80% местных жителей, находясь ночью в городе, чувствуют себя в полной безопасности. И при этом число полицейских в стране – одно из самых низких в мире.

Третью строчку занимает Австрия. Здесь очень низкий уровень преступности. 86% австрийцев полностью доверяют местной полиции. Показатель количества убийств почти самый низкий в мире, да и в целом, преступления случаются редко – только 3% жителей сталкивались с подобными неприятностями. 81% австрийцев признались, что чувствуют себя в безопасности, гуляя ночью по своему городу.

Четвертую позицию занимает Новая Зеландия. Тяжкие преступления в этой стране почти неизвестны. Замыкает список Португалия. В этой стране практически нет преступности и коррупции. Португальцы уважают военных и полицейских.

Украина занимает 156 место из 162 стран мира и считается одной из самых опасных стран в мире.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*