Референдум в Турции: Эрдоган против Ататюрка

Референдум Референдум

С помощью предложенной президентской системы Эрдоган хочет изменить не только политический строй Турции. То, что он привязывается к исламским традициям, показывает его как оппонента Ататюрка, основателя республики.

Просьба халифа была скромная. Он отметил, что во время пятничной молитвы ему хотелось бы надевать тюрбан в стиле султана Мехмеда II, который правил в 15 веке. Халиф спросил, президент ничего не имеет против. Ответ президента, который находился на посту всего пару месяцев, была довольно резкой: халиф скорее должен носить сюртук, как это положено современным государственным чиновникам. И вообще, сказал далее президент, халифат — это «нонсенс».

Сцена, изображенная турецким историком Шукру Ханиоглу в биографии первого президента турецкой республики Мустафы Кемаля, позже названного Ататюрком, является показательной для решительной и в то же время грубой манере, с которой Кемаль выступал против религиозных и политических традиций Османской империи, которая только что прекратила свое существование. Напористым был Кемаль, когда выступил за отмену должности имама, который отвечал за национальные сборы. «Молитвы нам здесь не нужны», — обосновал президент свое предложение. Для Кемаля, пишет Ханиоглу, по сути была только одна религия: секулярная религия республики.

Болезненные реформы

Широкие слои населения отреагировали прохладно. Хотя образованная элита в городах и приветствовала реформы Кемаля, но консервативно настроенное большинство, наоборот, не хотела о них ничего слышать. Представителей консервативного большинства раздражало то, что теперь нужно было присягать не Богом, а собственной «честью», то, что за несколько лет турецкое правосудие лишилось всех связей с религией, то, что идеи лаицизма в 1937 году были объявлены фундаментальными принципами республики. Они критиковали и остальных реформ: введения григорианского календаря, замену фесок на европейские шляпы, замене арабского шрифта латиницей, введение воскресенья, как нового выходного вместо пятницы и предоставления в 1934 году женщинам права голосовать.

Мустафа Кемаль, прозванный Ататюрком («отцом турок»), вошел в историю как тот, кто модернизировал турецкую республику, выдающимся представителем которой его считают, по крайней мере официально. Однако в действительности, пишет Ханиоглу, Кемаль и его сподвижники недооценили реальность турецкого общества. «Руководство ранней республики позорно недооценило сопротивление социальных сетей мусульманского общества. Как и многие европейские интеллектуалы конца XIX начала ХХ века они имели твердое — однако, если посмотреть назад, неверное — убеждение, что религия уже скоро станет ничем большим, чем вялое напоминание о давно прошедших временах».

Оппонент

Когда нынешний президент Реджеп Тайип Эрдоган стремится теперь ввести новую президентскую систему, он в своей решимости, очевидно, пытается копировать Мустафу Кемаля, предполагает Канер Аверой с эссенского Центра турецких исследований и исследования интеграции. Эксперт не исключает, что Эрдоган хотел бы войти в учебники истории как второй после Ататюрка важнейший государственный деятель. И еще есть кое-что, чего он добивается: «Он хочет абсолютной власти. Для этого он требует изменения конституции. Ибо только так фактически президентская система сможет законодательно закрепиться». К тому же, в 2023 году будет праздноваться столетие Турции. «Тогда Эрдоган хотел бы, чтобы его воспринимали как большого сильного человека, которая вывела Турцию из нынешней кризисной ситуации как внутри страны, так и в конфликте с соседними странами», — говорит Авера. Ли до этого дойдет, покажет время.

Чтобы заручиться поддержкой в реализации своих планов по введению президентской системы, Эрдоган как раз и нацелился на ту большинство среди населения, которая уже почти сто лет выступает против реформ Мустафы Кемаля. Для этого он также решительно эксплуатирует в своей политике различные символы. В частности, Эрдоган распорядился соорудить на холме над Босфором огромную мечеть, он повысил налоги на алкоголь и запретил торговлю им вблизи мечетей, это осложнило жизнь многим владельцам ресторанов выражено в европейских кварталах. К тому же, он добился, что теперь также в государственных учреждениях — как-то в университетах, судах и парламенте — женщинам разрешено носить хиджабы.

Голосование по культурной идентичности

Идеологически Эрдоган происходит из национально-консервативно-религиозной среды, говорит Канер Авера: «Если он достигнет своих целей, мы наверняка встретим укрепление упомянутых элементов в государственном аппарате». И хотя это весьма маловероятно, что страна действительно превратится в исламскую республику, однако, по мнению Авера, национально-консервативно-исламского духа в государственных структурах и, вероятно, в законодательной сфере, в публичной жизни, в образовательной и академической сферах станет больше.

Эрдоган хочет по-новому политически упорядочить Турцию. Эту перестройку он осуществляет также и культурными мероприятиями. Через них он себя определяет как идеологическую оппозицию Мустафе Кемалю. Турция, как пишет историк Ханиоглу, была культурно модерной только на поверхности. Эрдоган пользуется консервативной энергией, что дремала в стране. И именно поэтому плебисцит относительно президентской системы касается также и культурной идентичности страны.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*